Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:35 

глава 1

Ветряная мельница нашего сознания

Предисловие.

Даже трудно себе представить, как может изменится жизнь человека, за очень короткое время. Он может: разозлиться, понять, простить, разлюбить, и снова безумно влюбиться. Главное вовремя прислушаться к себе и правильно растолковать звуки сердца. Не дать общественности запутать тебя.
Наша жизнь, словно мельница – в какую сторону подует ветер, в том направлении и вращаются крылья. Надо, постараться удержаться, не упасть и не дать стихии управлять тобой.

Глава 1

Мэтт сидел на окне и пристально разглядывал людей, проходивших внизу, мимо окон. Некоторые из них почти бежали, бормоча что-то себе под нос, другие еле плелись, явно о чем-то размышляя. Они источали смирение вперемешку с усталостью. Там, внизу, все играло красками: одежда людей, рекламные вывески, манящие попробовать тот или иной фаст фуд, грозящий тебе как минимум несварением желудка. Различные бары и всевозможные кафе предлагали лучшее блюдо дня. Но там, наверху, на 20 этаже, где находилась квартира Мэтта, все было серо и уныло, как и Лондонский осенний день.
Он сидел так уже несколько часов, думая о событиях произошедших неделю назад, а точнее о разговоре, который в корне изменил его сознание. Он спрыгнул с окна и не торопясь подошел к роялю. Открыв крышку, он бегло пробежал длинными пальцами по клавишам, давая себе возможность уйти все дальше и дальше в свои мысли.
Вся комната наполнилась музыкой. Мелодия начиналась в минорной тональности, она звучала спокойно и задумчиво. Затем прозвучало несколько нот, но уже в мажорной тональности и звучали они немного издевательски. После недолгого отклонения музыка снова стала минорной и звучала тихо. Постепенно она начала становиться всё громче и тревожней. Теперь в ней слышалось небольшое раздражение, постепенно переходящее в ярость, после чего прозвучало пара кадансовых аккордов, и музыка утихла.
Мэт встал, аккуратно закрыл крышку и подошёл к окну. Он долго стоял и смотрел в окно. Взгляд его был пустым, но в голове бушевали мысли, которые вот уже долгое время не давали ему покоя. Они полностью были связаны с событиями недельной давности. Его глаза постепенно начали слипаться. Почувствовав это, он вздрогнул и резко открыл глаза.
«Боже, я чуть не заснул стоя», - пронеслось у него голове. Почувствовав сильную усталость, он подошёл к кровати и рухнул на постель, погружаясь в глубокий сон.

***
Этот разговор застал его врасплох. «Я давно стал замечать, что мой друг ведёт себя более, чем странно, и как раз собирался об этом поговорить. В последнее время Дом стал закрываться в себе, он не смотрел мне в глаза, но если наши взгляды все же встречались, что было крайне редко, Доминик сразу виновато опускал глаза и старался побыстрее выйти из комнаты».
Он это делал для того, чтобы избежать ненужных вопросов, которые задавал не только Беллами, но и крайне тактичный и сдержанный Кирк. Он вообще старался не встревать в отношения этой парочки, потому, что считал их дружбу слишком сложной системой, неподвластной его сознанию.
Доминик чувствовал, что эта игра в кошки мышки должна закончиться, и, выбрав для этого не совсем подходящий момент, а точнее корпоратив после концерта, он медленно, не совсем уверенным шагом направился к фронтмену, который в этот момент давал интервью какому-то журналу. Ховард очень волновался перед этим, на его взгляд, одним из самых важных разговоров в его жизни. На лбу и висках проступил пот, руки немели от холода, но были очень влажными. Подойдя к Мэтту сзади, он кончиками пальцев дотронулся до его ладони. Беллз мгновенно вздрогнул, не столько от холода, сколько от испуга, так как он не слышал приближающихся шагов сквозь общий гул людей. Из-за журналистов Мэтью стоял весь напряженный, так как их вопросы становились всё провокационней. Обычно рядом с ним в такие моменты находился кто-то из группы, чтобы в нужный момент брать удар на себя, поэтому, увидев Дома, он облегченно вздохнул.
Уже через несколько минут Мэтью спокойно наблюдал, как на его напарника падает целый шквал вопросов. Он торопливо отвечал на них, явно стараясь побыстрее избавиться от назойливой девушки. Солист заметил, что это очень не похоже на него. Обычно Дом с большим удовольствием общался с журналистами. Возможно, поэтому он был им менее интересен.
Попрощавшись с девушкой, Ховард грубо взял Мэтта за руку и дернул его к себе, приблизившись непозволительно близко, затем наклонился и тихо прошептал на ухо: «Надо поговорить». Сказав это, он бросился к балкону.
Пальцы Дома были сжаты плотным кольцом вокруг запястья друга. Остановившись, он так и не решился отпустить руку.
- Ховард, мать твою! Что ты делаешь? Отпусти руку, мне больно!
Дом быстро убрал руку с запястья и нервно оглянулся. Ненужные свидетели начали медленно расходиться, почувствовав приближающийся скандал. Они не хотели быть в нём замешаны, так как добрая половина гостей на этом мероприятии были журналисты. Все более или менее известные люди знают, что не успеешь ты добраться до своего гостиничного номера, как о тебе будет говорить весь город, и не всегда в лучшем свете.
Мэтью несколько раз встряхнул рукой, на которой начал проступать синий отпечаток от руки Дома. Солист поднял глаза и скривил бровь в вопросительном жесте. В его взгляде было удивление и раздражение, он не привык к такому обращению с собой.
- Ну и что это значит? - Мэтт выплюнул эти слова как гневное оскорбление.
- Просто я не нашёл лучшего времени поговорить, - с сожалением констатировал факт Доминик.
- Ну, начинай.
- Не торопи меня, пожалуйста, если хочешь, чтоб я говорил целыми предложениями, а не отдельными кусками.
Эта фраза немного смягчила Белза, и уголки его губ поползли вверх.
- Дом, что с тобой происходит? Ты уже больше месяца сам не свой. Сначала я пытался понять, потом бросил эту затею. Ты же знаешь, что психолог из меня никудышный, и я себя до конца не понимаю. Я думал у тебя просто плохое настроение, усталость, все-таки тур дает о себе знать. Но теперь... На вид у тебя все признаки глубокой депрессии, -теперь его взгляд источал заботу о друге. Он редко за кого-то переживал, из-за того, что в группе редко кто делился с ним своими проблемами, зная, что дельного совета все равно не получишь, и вдобавок еще неделю придется выслушивать о "влиянии космоса на эмоциональную жизнь человечества", но сейчас он был уверен, что драмеру необходима именно его помощь.
- Я не знаю, как сказать, - Дом попытался проглотить комок в горле. После того, как эта затея не увенчалась успехом, он взял из рук партнера стакан с виски и сделал большой глоток. Не успев проглотить содержимое до конца, он наклонился через балкон и начал громко откашливаться. В это время Беллз колотил его кулаком по спине, от чего Дому казалось что его лёгкие, сожженные попавшим туда алкоголем, сейчас вывалятся наружу, и ему придётся бежать за ними на улицу, с надеждой, что их никто не подобрал и не оставил себе как трофей. Он несколько раз попытался сказать об этом, но сотрясавшие его удары не давали произнести ни звука. Успокоив фронтмена, Доминик начал очень медленно говорить, чтобы его слова правильным порядком доходили до Мэтта.
- Пойми, я так больше не могу. Я долго пытался понять, что не так. Сначала, когда я все осознал, у меня было отвращение к самому себе, потом подумал, а что, если разрыв с Джессикой всему виной, ну помнишь, Мэтт, у тебя тоже было такое чувство, что ты никому не нужен. Ну ты меня понимаешь.
- Дом, ты мне нужен. Мы же друзья. -Это прозвучало как шутка, так как пока что Мэтью ничего не понимал. Из-за их разговора он все больше склонялся к идее позвонить бывшей возлюбленной и попросить ее о консультации с ударником.
- Не перебивай меня, я говорю совсем не об этом. То есть об этом, ну в общем, слушай.- Доминик начал ускорять свою речь, и теперь она переходила в легкую истерику.
- Беллз, я не могу смотреть, как ты с Кейт входите в один номер гостиницы, ты целуешь ее, смотришь в глаза, я не могу наблюдать за этой идиллией, понимаешь? Когда я смотрю на вас, я хочу быть на ее месте. Я знаю, что у нас в группе ты - долбаный эгоист, что всё принадлежит только тебе, но я тоже могу, я могу хотеть чего то. Понимаешь, у меня тоже есть чувства, и они требуют, слышишь, требуют только тебя. Я недавно понял, я ведь и с Джесс расстался только из-за тебя. Я думаю, нет, я знаю...
Не дав Дому договорить до конца, Мэтт начал орать. Он был красный от ярости, его голубые глаза стали цвета шторма, то же самое происходило в его голове. Казалось, что она превратилась в вакуум, готовый взорваться в любую минуту.
Он размахивал руками, пытаясь оттолкнуть от себя Доминика. Второй же пятился назад, в то время, как Мэтт делал наступательные движения.
- Да что ты знаешь? Что ты знаешь обо мне? Ты думаешь, всё так просто? Думаешь, сказал мне, что ты пидор, и всё, я у твоих ног? Да как ты вообще мог подумать, что я смогу тебя понять?!
- Мэтт, пойми, это видят все, кроме тебя, это уже давно не дружба. Я не зову тебя в свою кровать, я просто хочу, чтобы ты был рядом.- У Дома снова подступил ком к горлу. Поняв, что оправдательная речь провалилась с треском, и что ураган эмоций, обвинений и оскорблений только набирает обороты, его глаза становились влажными, но с судорожным выражением лица он держался, как мог.
- Я даже слушать не хочу и не хочу понимать. Не смей винить меня в своем разрыве с девушкой, это проблемы каждого, и я не собираюсь выслушивать обвинения. Возможно, этим разговором ты разрушил не только нашу дружбу, но и всю группу. Ты совсем свихнулся? Из-за чего? Из-за пьянки, да? Или эта стерва тебя довела до такого?
- Да пошел ты, - спокойно сказав это, Дом направился к выходу.
Возле лифта его догнал уже чуть захмелевший Кирк, загораживая путь к открытой двери. Дом с силой его оттолкнул и, не сказав ни слова, забежал в лифт. Уже через несколько минут он бродил по ночному Нью-Йорку, в котором ночью было светлее, чем днем. Прохладный воздух заставил его вздрогнуть от прокатившегося по телу озноба. Он бродил, совершенно не зная города и направления своего пути. Он просто шел, потому что так было нужно.
Мысли в хаотичном порядке метались в его голове, и только одна из них была цельная и вполне ощутимая. Эта мысль разрывала его изнутри. Он шел, мысль меж тем давала отросток в его голове, сметая все на своем пути.
«Сволочь! Для него важен только он сам, только он имеет значение, только группа волнует его. Я разрушу Muse??? Тварь, да ты душу мне разрушил, даже шанса не дал. Я ведь всю жизнь вытирал твои сопли, объясняя всем и каждому, что ты - хренов гений, и что не только я должен прогибаться перед тобой, что все мы обязаны своим положением только тебе».
- И как ты меня отблагодарил? Слышишь, как?! - эту последнюю реплику Дом прокричал уже вслух, что очень сильно озадачило людей, проходивших мимо него.
После долгого пешего похода по городу, на него навалилась усталость после нового концерта. Спина и ноги жутко стреляли, не давая сделать даже шаг. Доминик зашел в парк, попавшийся ему на пути. Предварительно купив в ночном магазине бутылку хенеси и засунув ее в бумажный пакет, он сел на лавочку и только теперь оглянулся вокруг. Все выглядело мрачновато, а то, что в округе не было ни души, мало способствовало расслаблению. Фонарей почти не было, а те, что были, очень тускло освещали окружающий его пейзаж.
Пожелтевшая трава сливалась с черной землей, а золотая листва на кронах деревьев была похожа на жуткую мишуру, которую обычно одевают дети в комплекте с костюмом на Хэллоуин. Те же деревья, которые не справились со стихией и потеряли всю свою пышность, стояли совершенно голые, и от этого, казались страдающими от несправедливости судьбы, они тянули свои щупальца в разные стороны, а их коряги, из-за слишком плотной посадки, упирались в стволы друг другу. Деревья тянули лапы в верх, как будто стараясь стянуть с этого черного неба луну, что делала их уродами в ночи.
Доминик чувствовал себя одним из них. Он слишком плотно рос с Мэттом, и его существо заполнило все сознание Дома. Там больше ни для кого не оставалось места.
Он сделал несколько глотков из бутылки, и по его телу прошло тепло, от чего его мышцы начали расслабляться, а голова медленно отключалась. Он и до этого был не в лучшем состоянии, так как изрядно напился перед разговором.

***
- Боже, как болит голова, - простонал Мэтт, не решаясь открыть глаза. Солнце, которое дошло до окна гостиницы ударило бы прямо в лицо. - Кейт. Это солнце. Оно убивает меня. Почему мы не могли взять номер, окна которого выходят на другую сторону?
- Дорогой, во-первых тебя убивает не солнце, а та последняя, выпитая тобой бутылка какой-то дряни. Во-вторых, пора привыкнуть, что я люблю вставать рано, а в-третьих, аспирин и стакан воды находятся на тумбочке рядом с тобой. - сказала Кейт, медленно потянувшись в постели, надеясь на то, что на нее сегодня обратят внимание.
Мэтту пришлось открыть глаза. Все было именно так, как он и ожидал. Солнце ударило в глаза и резкая, просто не переносимая боль парализовала его. Казалось, виски сейчас взорвутся, а глазные яблоки распирало от давления. Он даже боялся представить, какого сейчас цвета его глаза, он выбирал между цветом красного вина и одной из линз Мэрлина Мэнсона. Протянув дрожащую руку, он нащупал упаковку таблеток и, приподнявшись с кровати, извлек из упаковки одну. Посмотрев на ладонь, в которой она лежала, он тяжело вздохнул и выдавил еще одну. Закинув их в рот, понял, что испытывает безумную жажду. Осушив весь стакан залпом и обнаружив, что спасительное вещество прилипло и небу, сделал попытку проглотить без воды, но они, как назло, застряли где-то в середине горла, и там сразу начало жечь, так как аспирин начал разъедать нежные ткани, оставляя после себя небольшую язву. Встав с кровати, Мэтт босыми ногами и в одних боксерах прошлёпал к холодильнику и, достав оттуда пакет молока, уничтожил одну треть его содержимого. Почувствовав облегчение, он продолжил путь от холодильника к зеркалу. Подойдя, он равнодушно посмотрел на свое отражение. На него с той стороны смотрело худое сгорбившееся существо, с синяками под глазами. Руки болтались вдоль тела, словно плетья.
- Кейт, я в душ.
- Смотри не заблудись там.
- Не обещаю, но очень постараюсь.
Зайдя в ванную, он открыл дверку душа. Настроив воду, Беллз снял с себя последний атрибут своего туалета, а точнее боксеры с непонятным рисунком, которые его девушка подарила ему еще несколько дней назад, но одеть их он решился только вчера. Встав под теплую воду, он понял, что этого мало, для того чтоб привести его в чувства. Когда вода стала сотрясать его тело со всех сторон, мышцы начали медленно приходить в тонус.
«Голова вроде стала болеть меньше, это значит, что пора вспомнить, что же было вчера. Итак: концерт, ну тут все без приключений, вечеринка, Дом. Черт возьми, Дом» - с этими словами он начал медленно сползать по стенке душевой кабины, пока не очнулся сидящим на полу, держа себя за голову.
Приведя свое тело в порядок и позавтракав, он собрался уходить, Кейт пробовала его задержать и объяснить, что до концерта еще куча времени, но максимум, что она смогла из него вытянуть, это обещание, что сегодня, после выступления, он сразу пойдет к ней.
Побродив несколько часов по улице, он направился в назначенное место, где его уже ждал Кирк.
Когда он сел в машину к Тому, они тронулись по направлению к концертному залу, в котором должен был проходить концерт.
Тишину в машине нарушил явно о чем то переживающий продюсер.
- Крис уже на месте, ждет нас.
- Ясно.
-Ты Дома не видел?
- А с чего это я должен за ним следить. Я ему что нянька?
- Да нет, это я так спросил, просто сегодня в отеле его не было, телефон не отвечает. Если честно, то я уже обзвонил все больницы и морги.
- Попробуй позвонить в полицию.
- К твоему сведению, туда я позвонил в первую очередь.
- Ну, тогда я думаю, что вчера он, возможно, отжигал в каком-нибудь гей клубе и, встретив там симпатичного парня, отправился к нему домой. Вот и все, - он произнес это без капли юмора. Кирк совсем этого не заметил и истерически засмеялся.
- Ну, будем надеяться, что все не так трагично.
- Хватит ржать, иначе мы рискуем въехать в зад нисану, который тащится впереди.

До начала концерта оставалось меньше 20 минут. Кирк бегал по всей гримёрке, матерился и считал, сколько им придется заплатить за неустойку, если не случится чуда, и Дом не появится через 5 минут.
Крис пытался всех организовать и призвать к спокойствию.
- Том, расслабься, он придет, он еще ни разу не срывал концерт. И я думаю, что сейчас он тоже не собирается этого делать.
Мэтт гневно возмущался, сидя в углу комнаты с бокалом вина в руке.
- Я думаю, что этот идиот, может нас подставить в любой момент, мне давно надо было заняться поисками нового ударника.
- Но пока ты его не нашел, может я смогу отыграть этот концерт? - с этими словами Доминик зашел в комнату. Он был сильно расстроен из-за сцены, происходящей здесь за несколько секунд до его прихода, которую он бессовестно подслушал возле двери, выжидая время для появления. На нем были голубые ускочи, белая футболка, которая выгодно подчеркивала его фигуру, и белые, с черными полосками кеды.
- Ну и где ты шлялся? Выбирал штаны под цвет своей идеологии??? - прозвучал крик из угла гримерной.
Дома очень ранили слова друга, хоть другие ничего не заметили, так как такие шутки между парнями не в новинку. Но сейчас они звучат как то оскорбительно, с издёвкой, усмешкой. И только они знали, почему все было именно так.
- Представь себе, да! - выплюнул Дом и отвернулся, не давая возможности взглянуть в свои глаза полные обиды.
- Я рад твоей обновке.
- Эээ… Дом, я не буду спрашивать, где ты был, и не буду рассказывать тебе, что не спал всю ночь, а искал тебя, но знай, это безответственно, - наставническим тоном объявил Кирк.
- Иди, ешь и приводи себя в порядок.
- Я не голоден.
- Это еще почему???
- Ну... я поел… Вчера.
- Пока ты это не съешь, я не выпущу тебя на сцену. Не хватает мне еще девчачьих голодных обмороков. Эта штука радовала только Мэтта. Том бросил Ховарду в руки большое зеленое яблоко. Не успев одуматься, Дом заметил, как в него полетел еще и банан, попав ему в голову.
- Черт, больно же.
- Зато бесплатно.
- Это точно! - воскликнул Крис.
- За всё платят организаторы.
- Кстати, Крис, а чё ты на меня не наезжаешь?
- Не знаю, ты ведь пришел, это раз, я не смотрю на тебя голодными глазами, это два.
Беллз поперхнулся после этих слов, подумал о том, что неужели Ховард был прав, и только он еще не видит, что же происходит на самом деле.
- И я не твой продюсер, это три. Так что у меня нет причин злиться на тебя, - закончил Крис.
- Ну, хоть кто-то не ненавидит меня, это уже радует.
- Но все-таки где ты был всё время?
- Как тебе сказать... - Ховард обращался только к баасисту. Томас вышел из комнаты, чтобы сообщить организаторам, что мистер Ховард прибыл, и концерт состоится. А с Мэтью ему не очень хотелось, не то что общаться, но и смотреть на него, что в принципе было взаимно, хотя и задевало бывшего друга.
- Просто я осваивал уличную жизнь.
- В смысле? Ты чё, на улице ночевал? - Крис и Мэтт вопросительно смотрели на него.
- Да. Просто вчера после вечеринки мне стало плохо, - с этими словами он бросил свирепый взгляд на Мэтта, который делал вид, что ему безразлична эта история.
- Ну... Я решил прогуляться… короче проснулся я на лавочке в парке.
- Можно я не буду это комментировать?
- Я думаю, что переживу это, - засмеялся Ховард. И в эти мгновенья у него действительно поднялось настроение, пусть ненадолго, но он почувствовал себя в своей тарелке.

***
«Лондон. Но почему? У меня целая неделя спокойствия и отдыха. Без концертов, интервью и даже Кейт приедет только в конце недели. Чего еще можно желать? Но почему я не отправился в страну, которую люблю намного больше? Я прекрасно знаю ответ на этот вопрос, но как обычно боюсь себе в этом признаться. Что я могу сделать? Каждый вечер напиваться в стельку и раскаиваться в словах, которые тогда наговорил. Не вариант, этим можно заняться и во время тура. А выходные у нас для того, что бы дать отдохнуть печени и решить личные вопросы. Но мне нечего ему сказать. Я просто хотел бы вернуть время назад и не говорить лишнего. Ну вот, оглянулся на полки - там стоят наши фотографии, а чьи еще могут стоять? По просьбе Кейт я убрал рамки с Гайей. А фото с моей новой пассией еще не захломили мою квартиру. Так вот, на них был ты. Как всегда веселый и корчащий рожи в объектив камеры. Я редко видел тебя грустным. Помню только один период твоей жизни, когда ты был не похож на себя - это было после смерти отца. А ведь так не бывает, не может человек вечно смеяться. Вот у меня постоянно бывают депрессии. И кто меня из них вытаскивает? Ты, ты, ты. Чертов придурок. Неужели нет ни одного воспоминания в жизни, которое хоть косвенным образом не связанно с тобой? Я плакал тебе в жилетку, постоянно жалуясь на жизнь, и даже не заметил, что тебе было хреново. А ведь такое не рождается за один день.
Позвонить? Но что сказать? Привет Дом, я идиот? Но он и так это знает, для него это не новость. Да и простит ли после такого…? Я бы не простил».

Я уже третий час не мог найти себе места. Мысль о том, что я натворил, не давала мне покоя. «Как я мог? О чём я только думал?» Я подошёл к телефону четвёртый раз, не решаясь взять его и набрать номер. Я просто не знал, что можно ему сказать. В извинениях я был не силён, да и вообще, это была для меня больная тема. Я ходил по комнате из одного угла в другой, в мыслях творился бардак. С одной стороны я чувствовал себя виноватым, и мне было жалко Дома, а с другой стороны я злился на него из-за того, что он выбрал самое неподходящее время для разговора, но одно я знал точно: я не хотел терять такого друга как он, вернее даже, я боялся, что потеряю его. Я, конечно, любил Доминика, но это была скорее родственная любовь. Он был мне как брат, но не больше.
Я прекрасно осознавал, что если буду бездействовать, то, вероятнее всего, потеряю своего лучшего друга, но я не знал, как лучше поступить и что сказать.
В конце концов, я всё-таки решил ему позвонить. Подойдя к телефону, я снял трубку и набрал его номер. Автоответчик. «Чёрт, где же ты шляешься?» - пронеслось у меня в голове.
После звукового сигнала, я несколько секунд молчал, в спешке пытаясь подобрать нужные слова.
- Эээ… Дом, слушай… извини меня, пожалуйста, я знаю, я полный идиот. Я не хотел, правда, мне очень жаль, что так получилось. Если ты дома, возьми, пожалуйста, трубку, очень прошу. Мне срочно надо с тобой поговорить, я не знал, что ещё можно сказать, поэтому, помолчав ещё немного, повесил трубку. После этого я встал и пошёл на кухню. Подойдя к холодильнику, я открыл его, взял бутылку пива и пошёл обратно в комнату. «Нужно как-то отвлечься от всего этого», - эта мысль крутилась у меня в голове. Открыв пиво, я сделал пару глотков. Не смотря на то, что оно было холодным, по всему телу прошло тепло.
Алкоголь постепенно брал верх над моим разумом, и мне стало немного легче. Наконец, допив пиво, я поставил пустую бутылку на тумбочку и сел на кровать.
Я долго сидел, раздумывая, что же делать дальше. Затем встал и снова подошёл к телефону. Набрал номер и стал ждать. Опять автоответчик. «Странно… эта сволочь ещё не вернулась», - моё терпение было на исходе.
- Дом, мать твою! Где тебя носит? Второй раз пытаюсь до тебя дозвониться. Я до сих пор не понимаю, зачем ты затеял это глупый разговор, да ещё в такой день. Ты это специально, да? Чтобы поссориться? Что ж, если так, то у тебя это получилось. Ты этому рад? Лично я – нет. Пойми, ты всегда был для меня больше, чем лучший друг, ты был для меня как брат. Тебе этого мало, чёртов пидор?! – помолчав ещё немного, я бросил трубку. Ярость внутри меня набирала обороты, а мысли постепенно превращались в ураган. Мне ещё никогда не было так плохо. «А что, если Дом не простит? Что, если я его больше никогда не увижу?» - эта мысль просто разрывала меня изнутри. На глазах наворачивались слёзы, и я изо всех сил старался сдержать их, но это было непросто. «Неужели это правда, и то, что между нами, уже давно нельзя назвать дружбой?» - я до сих пор не хотел этого признавать.
Мои руки тряслись, нервы были на пределе. Я постепенно сходил с ума, но ничего не мог с этим поделать. Мне сложно было просто спокойно сидеть на одном месте. Я всё время крутился вокруг телефона, в надежде, что Дом мне перезвонит.
Не выдержав мучительных ожиданий, я в который раз подошёл к телефону, снял трубку и дрожащими руками набрал номер. С трудом дождавшись звукового сигнала автоответчика, я начал пытаться подобрать слова.
- Дом, прости меня, не понимаю, что на меня нашло. Я признаю свою вину и очень прошу тебя дать мне шанс исправиться. Нам нужно встретиться и поговорить, - у меня началась истерика. - Пойми же ты меня, идиота и эгоиста, ведь только у тебя это всегда получалось и… - я резко прекратил свою речь, потому что услышал, как на другом конце кто-то снял трубку.
- Жду тебя в ближайшем кафе через час, - не сказав больше ни слова, драмер повесил трубку.

После этих слов я ещё около минуты сидел в ступоре. Затем моё сердце забилось быстрее, а кровь прилила к голове. Бросив трубку, я в спешке начал собираться.

До нашей встречи оставалось меньше часа, я быстро натянул на себя первое, что вывалилось из шкафа, схватил серое драповое пальто и выбежал из квартиры. Нажал кнопку вызова лифта. Казалось он едет вечность. Но вот я уже ловлю такси и еду в кафе, которое находится примерно на равном расстоянии между твоим домом и моей квартирой.
Расплатившись за проезд, я вышел из машины. Ты сидел возле окна и смотрел куда то в даль, меня ты еще не видел, хотя могу поспорить, в этот момент ты не видел ничего кроме своего внутреннего мира.
Я подошел к столику, но все же остался незамеченным. Мягко, ладонью дотронулся до твоей руки, которая мирно лежала на столе и обхватывала чашку с кофе. Меня будто ударило током. Ты вздрогнул и пролил из чашки немного горячего напитка. Тихо выругавшись, начал пропитывать влагу бумажными салфетками. Я сел рядом, не решаясь заговорить первым. Поняв мое замешательство, сказал:
- как доехал? На дорогах жуткие пробки.- Глупо конечно, но ты заполнил паузу, которая образовалась. И я поддержал тебя. Разговор набирал оборот, но пока на безопасную тему.
– почти не стояли, водитель опытный, провез по каким-то закоулкам, мимо пробок. Как ты?
- нормально.- Сухо ответил Дом.
- ты же понимаешь о чем я! Похудел сильно, синяки под глазами. Ховард, ты выглядишь ужасно.
- ну, если уж на то пошло, то ты не лучше. Толстяком тебя сейчас точно не назовешь, а черными кругами под глазами мы еще померятся можем.
- да, признаюсь, я очень переживал из-за той ссоры, и потом я много гадостей наговорил. Не спал несколько дней, думал, разговаривал сам с собой, если проверишь автоответчик, то сам в этом убедишься.
–да, да, я их прослушал. Но в восторге не остался, оскорблений там тоже хватает.
- А я музыку написал, о том скандале, но слова писать не буду. Пусть будет просто мелодия. Обещаю, она войдет в наш следующий альбом.
- Мэтт, я не знаю, что мне делать, я ненавижу себя.
- Дом успокойся. Я помогу тебе, мы же ДРУЗЬЯ. Даже представить не могу, как тебе тяжело было осознавать такое. В одиночку. Но мы друзья, прости, большего предложить не могу. - Я держал его руки в своих, они были холодными и слегка дрожали. Я мог позволить себе этот жест, так как мы были отгорожены красочной ширмой от внешнего мира. Он наклонился и опустил голову на наши сцепленные руки, и тихо прошептал
- на большее я уже и не рассчитывал.- Эти слова засели мне в душу, но когда Дом поднял на меня глаза, я увидел в них искорку жизни и что, то еще, возможно надежду, точно я не разобрал, что именно это было. Но мне стало легче. С сердца упал огромный камень, позволяя набрать полные легкие воздуха, который не будет жечь, как последнюю неделю, а доставит удовольствие и облегчение. В голове промелькнула мысль
- все будет хорошо, все будет как раньше.
***
Я знал. Что на большее, в данный момент я не могу рассчитывать. Но у меня уже были мысли на этот счет. Я знал его, может даже лучше чем себя самого. Знал каждую клеточку его существа, его мозга. Если он меня понял, значит, нашел что-то в себе, значит, что-то все же есть. Воздействовать на Мэтта было очень просто, им мог манипулировать любой, кто знает его больше двух часов. Но я не хотел этого. Я буду играть по правилам, отходя от них всего на несколько шагов. Он эгоист, и не захочет делить своего друга ни с кем, так было всегда. Это и был мой главный козырь.
***
После нашей встречи в ресторане, я решил отметить положительный исход беседы и отправится в клуб. Любовь любовью, а физическое удовлетворение еще ни кто не отменял. Мне нужно было расслабиться перед очередным туром, а в отличие от Мэтта я был уверен, что все не будет как раньше. Либо шаг вперед, либо тысячу назад. Сегодня я не поеду домой, последние два дня я решил провести в отеле, рядом с клубом, да и студия недалеко. Позвонив в гостиницу и заказав номер, в котором обычно останавливаюсь, я отправился развлекаться.
Подойдя к барной стойке, заметил ту, единственную и неповторимую, спутницу на одну ночь. Она была очень милая: длинные ноги, короткое темно синее платье без бретелек переливалось в свете неоновых ламп, темные волосы падали крупными локонами на спину, доходя почти до поясницы. Подойдя к ней, я наклонился и пригласил на танец. Она была не удивлена этому, сказав, что наблюдает за мной уже давно. Побыв в клубе, еще минут 20, мы отправились в отель.
Мужчина на рисепшене заговорчески улыбался, когда я попросил свои ключи. Наверно это по тому, что каждый раз он видит меня с новой девушкой.
- а почему он не спросил твое имя? Кстати я Мари.
- очень приятно Дом.- Хотя в принципе мне было без разницы, как ее зовут.- а не спросил потому, что я здесь постоянный клиент, тем более что в Лондоне меня знают почти все.
- ты что, такая выдающаяся личность? Этот вопрос застал меня врасплох, я даже не знал что ответить, просто засмеялся.
- ну не такая уж и выдающаяся. Неужели ты не знаешь кто я?
- ты симпатичный парень, с которым я познакомилась в клубе.
- да, наверно так и есть.
Мы зашли в номер, я взял бутылку вина и направился к кровати, где сидя на подушках меня ждала Мари. Я налил нам по бокалу и протянул один ей.
Она сделала маленький глоток и поставила его на пол. Выгнулась как кошка и начала медленно наступать на меня. Я взял ее лицо в свои руки и прильнул к ней губами. Они были очень нежными, на них был привкус вина. Она запустила свои длинные пальцы в мою голову и притянула еще ближе к себе. Моя рука лежала на ее спине, другой я нежно, кончиками пальцев гладил ее ногу, приближаясь к бедру. Платье предательски мешало моим действиям. Я резко повернул ее спиной к себе и наклонил. Она стояла на коленях и упиралась руками в кровать. Ее волосы соскользнули с синего шелка и полились водопадом на постель. Замок ее платья мгновенно поддался моим рукам, и оно упало. Я скинул его с кровати и начал покрывать поцелуями ее шею, спускаясь вниз по позвоночнику, положив одну руку на грудь. Она сильнее выгнула спину и начала постанывать. Я не мог больше ждать и снова развернул ее. Передо мной сидел ангел, укрытый длинными каштановыми локонами. Мари сидела у меня на коленях и обхватывала своими ногами мои бедра. Быстро стянув с меня футболку, начала расстегивать ремень брюк, одновременно лаская своим язычком мочку моего уха, переходя к шее, ниже, ниже, ее грудь касается моей, она вся горит. Избавившись от брюк, я оказался сверху, накрывая собой. Покрывал каждый миллиметр ее тела поцелуями, шею, грудь, живот, она трепетала под моими руками. В голове промелькнуло лицо Мэтта, еще и еще раз. Ну не в такой же момент!
Мари стонала все громче и громче, наше дыханье стало прерывистым, ее коготочки впились мне в спину, доставляя сладкую боль, мы двигались в унисон, доводя друг друга до высшей точки блаженства. Но не этого ангела я хотел видеть в своей постели. Не этого.
Через несколько минут мы лежали на кровати и переводили дух.
- а все-таки, кто ты?
- я ударник.
- и в каком баре ты играешь?
- нет, нет, я не играю в барах, к твоему сведению милая, наша группа собирает многотысячные залы. Я ударник группы muse.
- Доминик! Доминик Ховард? Сума сойти, как же я сразу не поняла.- Я лежал на кровати и накручивал ее локон себе на палец. В этот момент она была очень похожа на Мэтта. Такая же маленькая и впечатлительная.- я не очень увлекаюсь роком, но пару ваших песен, просто блеск.
- ну давай только не будем о работе, сегодня я мужчина, и сейчас я тебе это еще раз докажу. И я снова прильнул к ее губам.
POV- Matthew ***
Я пришел в студию раньше всех, лег на диван и старался уснуть, зная? что раньше 11 утра никто не придет. Я проснулся сегодня утром слишком рано, мои мысли были о нем, я хотел его видеть, что бы быть уверенным, что ссора позади и с ним все хорошо. Я уже начал погружаться в сон. Черную пелену перед глазами заменило озеро, на берегу которого стоит дом в Италии, я там не был уже несколько месяцев. Картинки в моей голове сменялись очень быстро. Сначала Гайя, Кейт. И вдруг появился Дом. Он сидит на полу в моей в гостиной, облокотившись на диван. Моя голова на его коленях, солнце заливало комнату, все было очень положительно и реально, ты наклонился ко мне, я опускаю свои ресницы и чувствую теплое дыхание и нежность губ. Твои язык проникает мне в рот, и наш поцелуй становится более страстным, мои губы поддаются твоему напору и становятся мягкими словно пластилин, готовый слушаться тебя во всем. Но тут я резко проснулся. Из-за того что в комнату ввалился ты, запутавшись в проводах возле двери споткнулся и упал. Я был в шоке, от увиденного сна, но решил подумать об этом чуть позже. Тут я увидел его шею, которая была вся в засосах и порезах от ногтей. Во мне, что то перевернулось он был с какой то девкой, а мне об этом не слова? «Так Мэт успокойся, он только что пришел, сейчас станет как обычно рассказывать тебе о своих ночных похождениях». Блин, но я не хочу их слушать. Дом что то бубнил тебе под нос, вытаскивая свою ногу из петли проводов. Я не мог ждать долго и заговорил первым.
- привет, чего так рано?
- не знаю, за неделю успел соскучится по ребятам. А что они еще не пришли? - Сума сойти, значит по ребятам он соскучился, а я так, пустое место. Мысли проносились вихрем в моей голове, я даже не успевал переваривать их содержимое.
- как провел вечер?
- после встречи с тобой поехал в отель, лег на кровать и мгновенно уснул. Наверно организм чувствует, что это его последняя возможность выспаться перед туром.- Дом улыбался во все 32 зуба. Я думаю, он радовался, что смог обмануть меня. В дверь постучали.
- да входите.
- не помешаю?
- Морган, ну чему здесь можно помешать? Я изогнул бровь и улыбнулся.
- привет Морган.- Воскликнул дом, слишком приветливо улыбаясь. Мне это очень не нравилось.
- не хочешь отдохнуть в каком нибудь баре, Кирка возьмем? - Морган ошарашено переводил взгляд между мной и тобой, не понимая что происходит. Кстати я тоже не чего не понимал. Обычно ты просишь кого то выпить с тобой, только тогда, когда я не могу пойти с тобой. Но так ... Чтоб ты даже не предложил мне пойти, такое было впервые. У меня в груди что то загорелось. Это была обида, она прожигала во мне огромную дыру, я опять не мог спокойно дышать, опять этот камень в груди.
- ну да, можно сходить. Мы уже давно никуда не выбирались вместе.- Морган уже пришел в себя и спокойно принял предложение. В комнату без стука вошли Крис и Томас. Они смеялись и были явно в хорошем расположении духа.
- ребята привет! Как на счет похода в бар сегодня?.
- дом, я бы с удовольствием, но ты же знаешь, Келли обидится, если я потрачу последний день выходных не на нее с детьми. Они и так меня не видят.
- а я только за. На этих словах я не выдержал и выскочил из комнаты, крикнув, что мне надо домой.
- позвоните и скажите, во сколько выезжаем.- Глаза у меня были влажными, я бежал по коридору, и в этот момент я все понял. Я ревную. почему он не позвал меня? Я что ему не нужен? Дому со мной не интересно? Что я не могу напиться так же как Морган и Кирк? Может он больше не любит меня? Я был в ужасе от мысли, которая пришла мне в голову. А он и не обязан, он не должен. Я почувствовал сильное головокружение, все поплыло перед глазами, ноги становились ватными и подкашивались. Темнота.
***
- Мэт, слава богу, ты очнулся!- Я почувствовал, что меня куда то несут, попытался оглядеться и увидел: я лежал у дома на руках, у него был перепуганный вид. Сильно болела голова, и я хотел пить.
- куда ты меня несешь?
- Крис хотел сам тебя нести, забрать у меня, но я не кому не позволил дотрагиваться до тебя. А сейчас мы подходим к твоей квартире, нас там ждет Кейт.- Она волнуется. Последнюю фразу дом сказал как то огорченно. - я так переживал и испугался, когда увидел тебя в коридоре лежащего без сознания. Я не знал что делать. Позвонил Гайе.
-Ты звонил Гайе?
- ну да, она же врач!
- Дом она психолог.- Я попытался засмеяться, но голова заболела еще сильнее.- Ну и что она тебе сказала?
- что бы я отвез тебя и Кейт, она будет знать, что делать. Гайя ей позвонит. 7 нянек, а ребенок без присмотра.- Буркнул Дом себе под нос.
- что?
- я говорю, что за тобой ухаживают, заботятся о тебе и воспитывают 1000 женщин, а ты как был беззащитным ребенком, так и остался им.
Доминик постучал в дверь, и ему открыла Кейт, которая смеясь разговаривала с кем то по телефону . Жестом указав в соседнюю комнату она ушла разговаривать на кухню. Мэт и Доминик переглянувшись отправились в указанную им комнату, по дороге зацепив пару предметов, которые с грохотом упали на пол.
Дом положил Мэтта на кровать Стащил с него туфли и пальто. Они сидели молча, думая каждый о своем.
-ты как, уже лучше?
- да, не переживай, все нормально.- быстро соврал Мэтт, хотя ему стало даже хуже.
Он был немного ошарашен поведением Кейт, не зная как реагировать на ее равнодушие. Доминик сидел на краю постели, одной рукой подпирая подбородок. Со словами "я херею с этого идиотизма" он направился к выходу. Обернувшись, вполоборота, он указал пальцем на кухню и сказал
- я погорячился по поводу 1000 женщин. Их всего 999, и на первом месте Гайя.
С этими словами он ушел, не потрудившись попрощаться ни с Мэтом, ни с Кейт. Мэтью сидел в полном одиночестве. Голова продолжала кружиться, не давая встать с кровати за стаканом воды.
- Кэт, мне очень хочется воды, принеси пожалуйста.
- ты не слышишь, я занята, подожди пару минут.- Прокричала она раздраженно из соседней комнаты.
- тебе звонила Гайя?
- Мэт, я говорю по телефону, не мешай. Да звонила. Как обычно все утрирует.
Мэт собрал последние силы и отправился на кухню. Налив стакан воды он обнаружил, что остался не замеченным и отправился обратно в постель. Кейт сидела спиной к нему, продолжая разговаривать по телефону и одновременно чертя в блокноте какие-то каракули. Это было последней каплей его терпения. От нее он ждал сочувствия, заботы, понимания, а получил это от бывшей девушки и от человека, который безответно его любит.
Гайю он уже не сможет вернуть, да и зачем? Он только недавно переболел их разрыв, и смог оправится после него. А вот Дом, его он уж точно не хотел терять. Даже если ему придется спать с ним. Тут в комнату зашла Кейт со стаканом воды.
- это тебе - весело пролепетала она.
- спасибо я сам набрал.- Девушка подошла к окну и открыла тяжелые шторы на окнах.
- Кэт, ты что совсем обалдела. Крикнул Беллз пряча лицо в ладонях. - у меня башка раскалывается. Закрой их. Кейт обиженно за дернула шторы, и комната погрузилась в полумрак, оставляя небольшой просвет между занавесками.
- если тебе что-то не нравится, я в этом не виновата. Ясно.
- ты совсем с ума сошла. Мэт начал злится, поэтому слова вылетали огромным не членораздельным потоком. - Ты знаешь, что в студии я упал в обморок? Дом, тащил меня на руках домой, перед этим подняв на уши всех кого нашел у меня в телефоном справочнике. Тебе звонила Гайя, объяснила ситуацию, сказала, что надо делать. Я не думаю, что она посоветовала тебе не обращать на меня внимание, и заниматься своими делами. Ты даже не спросила, как я себе чувствую.
Кейт стояла в растерянности и не знала что сказать. Это был первый раз когда Мэт на нее кричал, причем она не могла понять что он от нее хочет.
- и в обще, нам надо поговорить.
- о чем?- С опаской поинтересовалась она, видя, что разговор принимает положение не в ее пользу.
- по поводу предстоящего турне. В общем, я не хочу, чтоб ты ехала со мной.
- в смысле не ехала? Это что шутка?
- нет, а что, похоже что я шучу?
- Мэт, если это из-за того что я так повела себя сегодня, то прости. Просто я немного взбесилась, что ты позвонил не мне, а Гайе, а она еще начала меня учить.
- в обще то звонил не я а Дом. И теперь я понимаю, что он правильно поступил, что не стал звонить тебе. А ты не поедешь со мной по тому, что мне надо решить свои личные проблемы, с которыми ты никак не связана.
- и с каких это пор я не связана с ними?
- считай что с сегодняшних. Кейт, я очень плохо себя чувствую, давай поговорим, когда я вернусь.- Более мягко проговорил Мэт и одновременно потер виски, а потом глаза, покрасневшие от давления.
- ты обещаешь что приедешь ко мне??
- ну, я же сказал, что мы поговорим, значит я приеду.
- если передумаешь ехать один, только скажи, я не буду разбирать чемодан,
- Кейт, прости, но мне действительно нужно побыть некоторое время одному, хотя бы месяц - Кейт опустила голову, что бы не показать наворачивающихся слез открыла двери и уже собиралась уходить из комнаты, что бы дать Мэту поспать, но на последок дрожащим голосом прошептала
- хорошо, я подожду.
Мэт лежал с закрытыми глазами. Лицо его было измученно. Он не хотел, чтоб все вышло именно так. Разговор должен был начаться из далека, а не бить прямо в лоб. Но может это и к лучшему? Хотя его сильно мучила совесть. Это был единственный выход из ситуации, как еще он мог остаться наедине с Домиником, если бы все его свободное время занимала Кейт.
Как же трудно принимать серьезные решения. Особенно те, которые могут изменить твою жизнь на корню. У него было два выбора. Оставить все как есть, при этом постоянно чувствовать себя чужим и не нужным в ее объятьях. Прикасаться к ней, и не чувствовать родного тепла. Разговаривать, и понимать, что тебя не слушают, либо посмеются над сказанным. А дома, человек должен чувствовать себя необходимым и незаменимым, но не как не ощущать себя предметом мебели, или украшением, которое надевают раз в несколько месяцев, чтобы похвастаться подругам.
Второй вариант тоже имел свои минусы. Быть с Домом, значило бы изменить себе, своей идеологии, всему тому что он так долго прятал в себе. Ведь это нельзя будет скрывать вечно. Что скажет Крис, Томас? Как все это воспримут фанаты? А вдруг после огласки, на карьере можно будет поставить жирный крест? Что же делать?
Для себя он уже все решил и выбрал. Осталось только перебороть самого себя, и приготовить путь отступления из Лондона. Мэту было очень тяжело все это осознавать, на глаза наворачивались слезы. Он уткнулся в подушку и заплакал. В последний раз такое происходило с ним после расставания с Гайей. Тогда слезы текли непроизвольно, даже на сцене, стоило только вспомнить о том, что она сейчас не сидит в номере и не ждет его. Он не любил вспоминать, это было не лучшее время его жизни. Сейчас ситуация не лучше, он стоял на распутье 2х дорог, ведущих в совершено разные направления. Одна, в Америку, другая, в Англию.
После того как Мэт успокоился, ему захотелось спать, мокрые глаза отказывались подчинятся и предательски закрывались, моментально погружая в сон. Сегодня ему не снилось ничего странного, сон был легким и мимолетным. Но он не хотел даже этого. Ему нужен был просто сон, без ярких картинок, и головоломок, которые утром предстоит разгадывать. Сквозь сон, он почувствовал, что рядом с ним легла Кейт. Она не стала делать попыток разбудить его и попытаться поговорить. Ей это казалось бессмысленным. Она придерживалась мнения "захочет- помирится. А прогибаться перед ним я не стану ".
Я проснулся раньше заведенного на 6.30 будильника и отправился еще раз проверять чемодан.
–« билеты у Тома. Паспорт взял. Значит самое главное на месте». Я хотел быстрее уехать отсюда, из этой квартиры и больше сюда не возвращаться. Перед уездом я позвонил Кирку, сказал что приеду чуть раньше и попросил о небольшой услуге.
Тур мне казался спасением от моей жизни, от всего, что происходило сейчас в ней. Поспешно уехав, я даже забыл попрощаться с Кейт, и вспомнил об этом уже в аэропорту. Меня там встретил Дом. Ему сегодня тоже не спалось, и он приехал раньше. Он забрал у меня тяжеленную сумку, ловко вытянул ручку, поставил ее на колеса и потащил за собой.
- блин, почему я до этого не додумался?- Дом ни чего не ответил, просто приветливо улыбнулся.
- пойдем в кафе, выпьем кофе?
- я не против, тем более я так быстро выскочил из дома, что даже не успел позавтракать.
Ховард тащил две сумки, которые явно были тяжелее его самого. Мне стало стыдно, что я иду налегке.
- Дом, отдай сумку, я в состоянии ее донести сам.
- я вообще думаю, что после вчерашнего, тебе стоило несколько дней, отлежатся дома.
- а как же концерты?
- ничего страшного бы не случилось, если мы перенесли их на пару дней.
-не переживай, я хорошо себя чувствую. Не знаю что на меня нашло вчера?- Мы уже проходили к небольшому кафе в аэропорту. Дом поставил сумки рядом с собой, не давая мне возможность забрать их.
В помещении было немного жарковато, поэтому я решил снять куртку и повесить на рядом стоящую вешалку. Сделав это, я заметил что Дом, слишком долго рассматривал одну страницу меню.
- о чем ты думаешь?
- да так, ничего серьезного. Просто немного волнуюсь.
- из за чего?
- ну… знаешь как это бывает. Мне кажется, что по приезду в Москву, что то случится! Я не знаю хорошее или плохое, но одно могу сказать точно, что то будет.- Я засмеялся и сказал чтоб он не переживал по этому поводу. И что ничего страшного не произойдет.
- ты не считаешь это странным?
- что именно?
- ну то что не я говорю про интуицию, а ты, и то что я тебя успокаиваю.
- ну есть немного.
Мой телефон зазвонил. Я взял трубку, на том конце был продюсер.
- Мэт, ты где?
- мы с Домом в кафе, решили позавтракать.
- мы с Крисом не будем вам мешать, но мы уже в аэропорту, да, кстати, я сделал то что ты просил.
- Том, большое спасибо, я в долгу не останусь.
Я положил трубку и посмотрел на Доминика. К нему подошла официантка и начала принимать заказ. Он приветливо улыбался ей, на щеках проступили небольшие ямочки. Наверно он сделал девушке комплимент, потому что она обильно покраснела. Я не вникал в их разговор, Блондин запустил пятерню в свои волосы и улыбнулся еще шире. После того как он убрал руку на голове остался задорный ежик. Это заставило меня непроизвольно улыбнуться. Он быстро пригладил волосы и развернулся в мою сторону.
- Мэтт? Мэтти? Мэтью?
- да, да что случилось.- Я не заметил, что Дом пытался привлечь мое внимание, что не очень понравилось официантке. Она посмотрела на меня и чуть приподняла голову в горделивом жесте.
- что ты будешь заказывать?
- я… не знаю, буду тоже что и ты.
Официантка ушла и я решил спросить
- она тебе понравилась?
- да… она милая. Но мое сердце уже занято.- Дом засмеялся.
- и кем если не секрет?
- Мэтт прекрати. -Ховард сказал это совсем серьезно, и строго посмотрел на меня.- это не секрет, но я не думаю что ты захочешь поднять эту тему. Снова. Или ты хочешь посмеется надомной ? так вот, ничего смешного в этом нет. Если ты думаешь что что то изменилось, то я тебя разочарую. Это не так. Я знаю что ты заметил следы на моей шее, тогда. Их невозможно было не увидеть. Но за это не стоит обращать особого внимания, так как секс нужен каждому.
- да нет, я просто…
- все, мы закроем эту тему.
Нам принесли наш заказ. Мы ели молча. Я думал над сказанными Домом словами, и вспомнив то что он мне сказал во время нашей ссоры «Я не зову тебя в свою кровать, я просто хочу, чтобы ты был рядом.». только теперь я понял смысл этих слов. Теперь я был точно уверен в своем решении, но у меня в голове был тот сон. Я так и не обдумал все как следует.

22:36 

глава 1-1

***
Перед вылетом я зашел в небольшой книжный ларек. Там не было большого выбора, и я купил первую попавшуюся книгу. Сев в самолет я начал читать. не сильно погружаясь в книгу, я вспоминал подробности своего сна. Придя к выводу что противно мне не было, и что сейчас я спокойно все вспоминал говорит о многом. Я посмотрел на рядом сидящего Доминика, он почти спал. Его ресницы слегка подрагивали, он был похож на мать, которая убаюкала своего новорожденного ребенка и теперь сама наслаждается каждой секундой сна. Я не заметил что моя книга закрылась. Открыв ее на случайной странице я начал читать. уже через минуту я наткнулся на очень интересное выражение. Медленно дочитав его понял что не случайно я выбрал именно эту книгу, которая разрушила все оставшиеся сомнения. Закрыв книгу, я посмотрел, кто является ее автором. Им оказался Марк Леви. Отметив это для себя, я уснул.
***
Я проснулся от того что почувствовал на себе пристальный взгляд. Открыл глаза и обнаружил Мэтта. Он смотрел на меня и улыбался.
- и чего ты так смотришь?
- просто несколько минут назад стюардесса объявила, что мы почти прилетели, мне было жалко тебя будить. Ты так хорошо спал, вот я и ждал, пока ты проснешься сам.
- а ты что все время читал?
- нет не все. Я тоже недавно проснулся.
Мы прошли регистрацию и уже собирались в гостиницу, но нас задержал Кирк, он позвал Мэтта.
- Дом подожди, не уходи далеко, мне надо будет с тобой поговорить.
После этих слов я запутался окончательно. Я ничего не понимал, после того как Мэтти тогда выскочил из студии и упал в обморок с ним случилось что то странное. Он постоянно смотрит на меня, улыбается, все утро о чем то договаривается с Томом. Самое странное то, что он не взял с собой Кейт, я попытался узнать, что между ними произошло. Он загадочно пожал плечами и сказал « узнаешь, но чуть позже». И вот сейчас тоже. Я подошел к ним чуть ближе и услышал отрывок их разговора:
- Мэтт, вот адрес. Я не думаю, что все таксисты знают английский, так что просто покажешь им листок с адресом, за деньги вы договоритесь и без знания русского.
- хорошо, я все понял.
- это не все. Концерт завтра в 9 вечера, приедете хотя бы за час. Машину я пришлю. Там все есть, холодильник забит до отвала. Я смотрел фотографии, даже лес рядом. Только не опаздывайте.
- спасибо. Я знал, что на тебя можно положится.
- ладно, мы с Крисом в отель, да, кстати, заскучаете, позвони, я пришлю девушек.
- я не думаю что это будет необходимо, но все равно спасибо. Ладно мы тоже поедем.
С этими словами Мэтт взял меня за руку и спокойно сказал
- мы уходим.
- нет, мы никуда не пойдем, пока ты все не объяснишь.- Меня взбесила его наглость, даже больше чем непонимание происходящего.
- мы что не поедем в отель? Где мы будем жить? Почему ребята не едут с нами?
- мы едем за город. Я попросил Тома снять для нас небольшой дом.
- но почему парни не поехали снами?
- давай я все объясню, когда приедем.
- но…
- я правда все объясню. - Я пожал плечами, но все же проследовал за Мэтью, отчасти потому что мне хотелось потеряться в незнакомой стране, или быть растерзанным фанатами.
Мы вышли из аэропорта и подошли к первому попавшемуся такси. Залезли на заднее сидение, и Беллз принялся на пальцах объяснять водителю, куда он хочет попасть. Спустя 5 минут неудачных объяснений я не выдержал, и резко залез в карман куртки друга, достав оттуда листок с адресом, я протянул его водителю. Он недовольно начал бубнить себе под нос. В этот момент я был рад, что не знал русского, потому что я не был уверен что захотел бы услышать то, что сейчас про нас говорит этот человек.
- странно почему я не додумался сразу дать ему адрес.- Мэтт почесал затылок и недовольно уставился в окно.
- ты все время обо всем забываешь. Странно, что ты запомнил расположение комнат в твоей квартире.
- признаться, я и сейчас иногда забываю, где находится, наша с Кейт комната. Причем раньше такого не было, а сейчас все чаще и чаще. - Мэтт загадочно улыбнулся, будто эти слова он говорил сам себе, убеждаясь в чем то. Он поднял воротник своего пальто, пытаясь укутаться еще сильнее. Было впечатление, что в машине холоднее, чем на улице и тут я заметил кондиционер. Наверно тучному водителю было жарко и он решил заморозить не только себя, но и окружающих, хотя посмотрев на него, я бы не подумал что ему холодно. Я наклонил к себе Мэтта, положил его голову себе на плечо и слегка приобнял, укрывая его своей курткой. Он весь дрожал, зуб на зуб не попадал, и я решил прижать его еще сильнее к себе. Мэтт благодарно улыбнулся и закрыл глаза.
Я был немного удивлен. Ожидая явно не этой реакции. Делая это на свой страх и риск, ожидая услышать в ответ на этот жест слова типа: пошел прочь, убери свои руки, не прикасайся ко мне. Я не успел заметить как Мэтт тихо и мирно начал посапывать. Таксист еще некоторое время пристально на нас посматривал. Я не пожалел что ни стал одевать желтые брюки, вместо них одев обычные черные. Меня бы здесь явно не поняли. Я не смотрел в окна, решил наслаждаться каждым мгновением, проведенным с ним в обнимку. Я вдохнул запах его волос и чуть не засмеялся. Они пахли детским шампунем. Неужели он перепутал свой шампунь и Райдора. Хотя я не удивлюсь, если они пользуются одной серией косметики для ванны. Я гладил его руку кончиками пальцев. Он проснулся и на мгновение, я решил что он сейчас отвернется от меня, я отсел подальше и тут понял что ты даже не просыпался, тебе просто стало неудобно и ты решил принять более удобное расположение. Отсев, я дал тебе возможность закинуть ноги на сидение и поджать их, он положил голову мне на колени. Я запустил пальцы в твои волосы и начал массировать твою голову. Ты окончательно расслабился, что значило что ты согрелся. Я погладил тыльной стороной ладони по твоей щеке, она была очень гладкая, ты немного поморщился, наверное, тебе было слегка щекотно. Я гладил твой лоб, щеки, кисти рук. Мечтая о том, что когда-нибудь, я смогу это делать не в тайне от тебя. Я хотел взаимных чувств. Пусть не сразу, не за один день, но я готов был ждать
Может я спятил, но мне хотелось продлить это сумасшествие, как можно дольше.
Через несколько чесов мы подъехали к нужному месту, мне пришлось тебя разбудить. Я как можно тише, чтоб не испугать тебя, позвал на ухо.
- Мэтт, Мэтти, Мэтью, проснись, мы уже приехали.- Ты сонно улыбнулся мне и открыл глаза.
- долго я спал?
- порядком двух часов. Не переживай, я не скучал, мне было чем заняться.
Я решил сам договорится за деньги. Наши торги остановились на трехстах долларов. Я бы мог еще сбить цену, так как это очень забавляло Мэтью, он смеялся как ребенок, увидев 2х клоунов в цирке. Однако это очень раздражало мужчину, поэтому я не стал его злить, тем более меня вполне устраивала эта сумма. Мы вышли на подъездную дорожку и были заворожены увиденным.
Дом действительно небольшой, вокруг него рос ровненький газон, и много, много цветов, белые, красные, розовые, желтые кусты роз источали поразительный аромат. Портулак рос ровненьким ковром из, похожих на еловые ветки листочков, на нем были мелкие цветочки всех цветов радуги, которые пестрили буйством красок. И этот ковер устилал землю под виноградниками. За несколькими лозами винограда открывался вид на небольшой садик. В нем росли: абрикосовые деревья, они еще не потеряли листья, будто осень пощадила их именно для нас
- как же я хочу оказаться здесь весной.- Это единственное что смог проговорить Мэтт. Подойдя ближе, мы заметили несколько стволовых груш и яблок, несколько больших деревьев, на которых висели поздние, огромные сочные яблоки. Сливовые деревья росли чуть дальше от забора. А возле него было около 10 рядов малины и ежевики. Потом мы подняли головы и увидели лес, о котором говорил Кирк.
- Мэтт, ты привез нас в рай!
- я сам в шоке. А еще я хочу их садовника себе в Италию.
- не переживай сынок, папа купит тебе еще лучше.- С этими словами мы оба не смогли сдержать смех. Незаметно сзади к нам подошел хозяин дома. Он бегло объяснил на английском кто он и отдал ключи, оставив нам свой номер, он направился к машине.
- да, кстати за домом находится баня. Банщик придет чуть позже.- С этими словами он уехал
Мы зашли в дом. Там было очень уютно, несмотря на то что все комнаты были отделаны в стиле « техно ». Здания и сооружения становятся прозрачными, исчезающими в этом стиле. металлический каркас, покрашенные в яркий цвет детали, напоминают контуры технических сооружений: высоковольтных линий, подъемных кранов, корабельной оснастки, поэтому я не был поклонником всего этого.
- я сейчас приготовлю обед, мы поедим и так как на улице стало совсем тепло, мы пойдем гулять в лес.
- мне страшновато есть то, что ты готовишь. И вообще, ты обещал мне все объяснить.
- я не буду экспериментировать. На обед будет ризотто. Я тебе все расскажу, когда пойдем прогуляться.
- этого я и боялся…
- чего именно?
- ризотто! Я пойду в свою комнату разложу вещи.
- давай, обед будет готов через 20 минут.- Я знал, из чего Мэтт готовит свое коронное блюдо, из всего, что найдет в холодильнике. Поэтому считал это зрелище не для слабонервных, тем более, если мне придется это съесть.
Зайдя в небольшую спальню, открыл комод и разложил все вещи по полкам. Мэтью позвал меня из кухни.
Я зашел в столовую, и увидел, это… на тарелке было навалено нечто не очень аппетитное на вид. Сам же повар, был по уши измазан в соусе. Кухня была испачкана не меньше, даже пол и дверцы шкафчиков были заляпаны. Мы сели за круглый стол.
- приятного аппетита.
- и тебе. А ты уверен, что это можно есть? Ну знаешь, мало ли что ты туда мог засунуть. Мышьяк, например.
- я могу перечислить все ингредиенты.
- не хочу знать. Пусть будет сюрприз врачам скорой помощи.
- можешь не есть.- Мэтт обиделся, и молча начал жевать свою стряпню.
- ладно, прости. Я с удовольствием это попробую. Взяв вилку и с опаской поднеся это ко рту, я медленно начал жевать. На вкус оно было намного лучше, чем на вид. Конечно, это не сравнится с едой, которую мне готовила в детстве мама, но учитывая, что последнее время я обедаю всегда на ходу, это мне показалось очень даже по домашнему.- Это очень вкусно.
- спасибо, как видишь, я старался.- Он жестом показал на испачканные вещи и мебель.
Я закончил уплетать свою порцию и решил сгладить нашу небольшую ссору.
- Мэтт, ты закончил?
- да, а что?
-я уберу со стола.
- с чего бы это?
- нууу… ты готовил, старался, это моя маленькая благодарность. Но чур кухню убираем вместе.
- без проблем. Кстати я знаю, где на этой кухне салфетки для уборки.
- ты что за раннее, их нашел?
- ну да, я же собирался готовить, а творческий беспорядок, для меня, дело привычное.- Мэтью улыбаясь, развел руки в стороны.
- тогда давай начнем, а то мы никуда не успеем.
- а может, уберем, когда вернемся?
- я не против. Но когда мы вернемся, все будет оттереть в сто раз сложнее.
- да ладно тебе, пошли переодеваться.
Мы разошлись по своим комнатам. Я открыл комод и достал оттуда спортивные штаны, подошел к окну и посмотрел на небо, на котором не было ни облака, взял футболку.
Во дворе, меня уже ждал, подняв голову навстречу солнцу сощурив глаза и нос, Мэтт.
- ну что идем?
-да, да пошли.- Мне показалось, что я очень сильно отвлек его от каких-то размышлений. Он тоже был одет в спортивный костюм, но для чего то взял с собой бутылку виски. Я не стал спрашивать, и без того, вопросов накопилось слишком много. Беллз всю дорогу пил, Мы шли молча.
Лес был прекрасен. Не смотря на то, что был конец сентября, большая половина деревьев, были в листве. Желтые, красные, зеленые, они были не только на деревьях, но и устилали всю землю. Мы нашли небольшую поляну, посередине которой лежало сухое поваленное ветром дерево. Мэтт сел на него и спешно начал разуваться.
- и что ты делаешь?
- понимаешь, если несколько минут походить по земле босиком, то она, заберет весь негатив из тебя. Так что советую.
- неужели ты уже надрался?
- я серьезно, давай!
Я разулся и с опаской ступил на сухие листья. Они приятно щекотали ноги, от чего я закрыл глаза и расслабился.
– ты прав, здорово.
- ну вот, а ты не верил, я прям чувствую, как заряжаюсь энергией.- Через несколько минут топтаний по земле босыми ногами, я улегся на листву рядом с Мэтом, и сказал настойчивым тоном, надеясь вывести его на откровенный разговор.
- и все таки, я жду объяснений.
Хотя я искренне боялся услышать его, так как даже не догадывался о дальнейших намерениях. Я еще раз оглянулся по сторонам, вдыхая свежий воздух полной грудью. Мэтт глазами следил за мной, как мне кажется, выбирая слова.
- ну хорошо, я все скажу.
- так я могу начинать задавать вопросы?
- думаю, нет. Я сначала скажу то, что хотел, а если после этого у тебя останутся вопросы, ты сможешь их задать.
- хорошо, договорились.- Я лег по удобнее и приготовился слушать.
- я много думал.
- ты всегда, слишком много думаешь. В этом твоя проблема.
- может, ты дашь мне продолжить?
- да, прости.
- так вот, я много думал. Последнее время, у меня все валиться из рук, еще эти разлады с Кейт.
- ты что, с Кейт поругался?
- дом!!!! - Мэтт посмотрел на меня очень рассерженно и продолжил.- в начале я не понимал от чего это. А потом все понял. Дело в нас. Как только ты начал отдалятся от меня, мне стало плохо.
- не правда. Я до сих пор остаюсь твоим другом.
- я не замечал раньше. Но ты был прав, последние лет 10 мы небыли друзьями. Было что то больше, даже наше общение, жестами, взглядами. Я думал так и должно быть, но потом понял. Ни с кем из моих друзей, или моих девушек, у меня такого не было. Я это осознал тогда, когда ты стал вести себя со мной просто как друг, то есть последнюю неделю. Я злился, ревновал тебя, готов был разорвать любого, кто на тебя посмотрит или заберет минуту твоего времени со мной. Но сказать тебе ничего не мог. Это же я предложил тебе просто дружбу. Я был слепой и не видел как далеко зашли наши отношения. А теперь мне очень плохо без тебя. Ты знаешь, я недавно книгу прочел, так вот, там есть слова, которые меня зацепили. Я тебе их сейчас скажу, думаю, ты все поймешь.
«представь, что ты выиграл на конкурсе приз- каждое утро банк открывает тебе кредит в 86400 долларов. но есть правила.
первое заключается в том, что все, не истраченное за день, вечером изымается , и смухлевать нельзя- скажем нельзя перевести деньги на другой счет, можно только их истратить. второе правило: банк имеет право прервать игру без предупреждения; в любой момент он может заявить, что все кончено, счет закрыт и нового не будет» - Дом, ты понимаешь, о чем я?
- пока не совсем, продолжай.
- «Такой волшебный банк доступен каждому из нас - это время! Рог изобилия, из которого постоянно текут секунды.....Каждое утро, просыпаясь, мы получаем кредит в размере 86000 секунд жизни в день, и когда мы засыпаем вечером, запас исчезает, а что не было прожито за день- пропало. каждое утро волшебство начинается по новой, нам опять дают кредит в 86400 секунд.
и мы играем по правилу, обойти которое невозможно: банк может закрыть счет в любой момент без предупреждения; жизнь может остановится в любую секунду.
что мы делаем с нашими ежедневными 86400 секундами? а секунда жизни по важнее доллара, правда же?
если хочешь понять что такое год жизни, задай вопрос студенту который завалил годовой экзамен.
если хочешь понять, что такое месяц, спроси у матери, которая родила недоношенного ребенка и ждет, когда его извлекут из инкубационной камеры.
если неделя- спроси, человека который работает на конвейере или в шахте, что бы прокормить семью.
если день-спроси влюбленных, которые ждут встречи.
если час- спроси у страдающего клаустрофобией человека, который застрял в лифте. секунда- посмотри на выражение лица того, кто в тысячную долю мига избежал смерти.
жизнь волшебна»
Пойми, я не хочу растрачивать свое время на тех, кого я через год, или от силы 2 не захочу видеть, или они мне будут безразличны. Ты тот человек, который сопровождает меня большую половину моей сознательной жизни, ты, знаешь обо мне больше чем я сам, только ты, терпишь все мои выходки и глупое поведение. И только тебя я захочу видеть через год, 5, и надеюсь 10 лет. Ты знаешь, я не верю в бога. И считаю, что мы живем один раз. Поэтому, я не хочу упустить возможность быть счастливым, пока есть время. С тем человеком, который воспринимает меня таким, какой я есть на самом деле и при этом любит меня. Ведь это так, Дом? Нет, подожди, не отвечай пока. Я не обещаю тебе что сразу смогу преодолеть все барьеры. Но я буду стараться, честно, я попробую. Ради себя, ради тебя. Хотя, я попробую это сделать ради нас. Глупо упускать такой шанс, правда?.
Мне было тяжело дышать. Эмоции захлестывали. Я подался вперед и впился своими губами в его, перекрывая поток, этой уже совсем ненужной информации. Я и так все понял.
Его губы были очень мягкими, но еще напряженными. Он не ожидал этого. Эти ощущения были не похожи на все, что я испытывал раньше. Я бы не сказал что этот поцелуй хуже или лучше поцелуя с девушкой, просто он был другой. Более желанным, это была заслуженная награда за победу.
Губы Мэтта расслабились, он не противился моим действиям. Так же как и я он жадно целовал меня, но через насколько секунд отпрянул. Наступила неудобная пауза. Я решил говорить первым, чувствуя что Белзу и без того не просто. У него был ошарашенный вид, он не знал куда деть свои глаза, одним словом, был в шоке. Мэтью поднял руку, и медленно провел по своим губам подушечками пальцев.
- Мэтт, ты прости если я перегнул палку. Я не хотел быть таким напористым.
Он произнес отстраненным голосом, я так и не понял, себе он это сказал или мне.
- все хорошо, я даже не ожидал, что будет так. Ждал худшего.- Потом он улыбнулся и посмотрел мне в глаза, даже не в глаза, он заглянул в душу, открывая там все двери настиж , для того, чтобы сквозняком оттуда унесло все мои переживания, сомнения, неуверенность. – теперь я знаю, пусть это против правил, но мы попробуем, правда, у нас должно получится.
- Мэтт, я так благодарен тебе.
- но за что, это я тебя должен благодарить, ты открыл мне глаза
- за то, что ты все понял. А эти слова из книги. Я согласен. Мы попробуем потратить все, что бы у нас не забрали не одной секунды. Пока наш банк не закончил игру и не онулировал счета.
-Уже темнеет, пойдем домой.
- ну, да, тем более на нас еще висит уборка кухни.- Мэтт робко подошел и взял меня за руку. Посмотрел на меня ожидая реакции.
- мне это очень приятно, наверное, даже больше чем ты думаешь.
- я очень рад этому. Мне не приходится переживать, что ты скажешь по тому или иному поводу. Но знай, я тоже все пойму, только не напорствуй и все будет отлично.- Мы шли сквозь лес, держась за руки. Солнце садилось очень быстро, когда мы вышли из зарослей, было достаточно светло, но обернувшись, мы увидели черный лес. Мэтт шел опустив голову, как шкодливый ребенок, шаркая ногами по траве. Я сразу узнал этот жест, он пытался мне что то сказать, но не знал как.
-Ладно, давай говори, что там у тебя.
- мне неудобно, такое говорить.
- Мэт, ты прикалываешься? Мы только что признались друг другу в любви, я думал- это самое страшное, а ты боишься сказать какую то мелочь.
- это не мелочь.
- тем более говори.
- видел на втором этаже спальню с огромной кроватью?
- да, ты хочешь взять ее себе?
- нет, я хочу, чтоб мы там спали вместе.- Он так и не поднял глаза. Могу поспорить, сейчас он мечтал провалится сквозь землю.
- ты уверен что хочешь этого. Я имею ввиду так скоро?
- я не предлагаю тебе ничего из ряда вон выходящего. Просто хочу быть ближе к тебе.
- я выполню любой твой безумный каприз, только не переживай, ладно?- Он остановился, уткнулся лбом в мое плече, я обнял его. Сердце Белза колотилось быстро быстро, как у воробья, но уже через несколько секунд он подавил приближающуюся истерику задышал ровно и спокойно. Я приподнял его голову, глаза Мэтта были закрыты, видно он еще на грани срыва. осторожно поцеловал уголки его губ, и они тут же поползли в верх, я улыбнулся в ответ, он стоял не открывая глаз и ждал продолжения. Я решился и поцеловал его в губы, в этот раз он был подготовлен, и как мне показалось ждал этого. Какими мягкими были его губы, какими нежными. Я мимолетно вспомнил недавнего ангела в моей постели. Даже она не была так нежна и податлива.
- так, хватит нежится, пошли в дом.
Зайдя, мы удивились тому, что кухня была уже чистая. Значит, Кирк все-таки нанял домработницу. Из спальни послышался женский смех.
- боже, Томас нет, нет.
-Мэтт, да что случилось?
- Кирк прислал нам девушек, чтоб мы не заскучали.- Мэтью опустил брови, сделав недовольный вид.
- ладно, иди, приготовь нам кофе, я со всем разберусь сам.
- ты мне предлагаешь поить незваных проституток, которые испортили мне вечер, кофе.
-Нет, свари только на двоих.
- ладно.- Он недовольно отправился на кухню. -Я правда не хотел чтоб так получилось.
- конечно, я верю.- Поднявшись на верх я увидел двух девушек, они сидели в креслах и о чем то болтали. На вид им было не больше 17 лет, что очень удивило меня. Они выглядели совсем детьми.
- здравствуйте девушки.
- ой, мы не слышали, что вы уже пришли.- Еле выговорила девушка на ломанном английском.
- я думаю, будет лучше, если вы покинете этот дом.
- а мы думаем, что это плохая идея.- Изложила свою точку зрения одна из них.
- ну хорошо. Тогда можно мне заглянуть в ваши паспорта. Секс я конечно люблю, но педофилией не страдаю.
- нам уже есть 18, можете не переживать на этот счет.
- я вам верю, но все таки, можно паспорт?- Одна из них протянула свой. Наверно она была старшей, так как решилась на это. Открыв его я ужаснулся, ей было 16, - так мисс, взглянул я на другую. Как я полагаю, вы еще младше? Так вот леди, если вы хотите что бы этот инцидент, не принял огласки, то прошу вас, немедленно удалится. 2 раза мне повторять не пришлось, через три минуты их уже не было дома.
- я горжусь тобой. - Рассмеялся Мэт. Ты был неприступен как скала.
- ты что подслушивал?
- ну, знаешь, такое зрелище грех пропустить. Злой дядя Дом ругал за плохое поведение маленьких девочек.
- ты знаешь, я горжусь сам собой.
- пошли пить кофе, благодетель.
- ты что, будешь теперь издеваться надо мной, до второго пришествия?
- нет, не так долго, но на сегодняшний день имею полное право.
Зайдя на кухню, я увидел поднос, на котором стояла турка, 2 маленькие кофейные чашечки и небольшая корзинка с сухофруктами в сахаре.
- ого.. Ты решил устроить восточное чаепитие?
- тебе не нравится?
- Мэт, да перестань ты цепляться к словам, мне все очень нравится, все так, как только можно мечтать. я думаю что мы выпьем его здесь. А потом пойдем на верх, там есть dvd и довольно внушительная коллекция дисков.
- а чем мы будем ужинать? Или ты есть не собираешься?
Я встал и подошел к холодильнику. Открыв его, я обнаружил огромное количества полуфабрикатов. Думаю, я знаю, что будет на ужин.
- и что же?- Мэтт сказал это тоном шеф повара, одного из престижнейших ресторанов в мире.
- это сюрприз.
-Дом, ты же не умеешь готовить, вообще не умеешь. Я хоть что-то могу, а ты последний раз сам готовил когда? Наверно тогда же, когда лежал в больнице с гастритом.
- у меня не было гастрита.
- вот и я об этом говорю.
- мэт, я как то дожил до своих лет и не умер с голоду, я не думаю что это просто совпадение.
- ладно, готовь.- Беллз допил кофе раньше меня и отправился на верх, выбирать фильм для просмотра. Хорошо, что по приезду я сразу спрятал все научные фильмы, так что обойдемся обычной комедией.
Со второго этажа раздался довольный голос.
- Доми, представляешь, на нижней полке твоего комода, были еще диски. Тут столько всего, и политика, и космос, медицина, последние научные разработки. Я хочу про космос, а ты?
- а я хочу повеситься.- Прошептал я чуть слышно. Ну как он их нашел? Весь вечер теперь насмарку.
- ну, так что ты выберешь?
- что тебе больше нравится, то и будем смотреть. Ты же знаешь, я в этом не очень разбираюсь.
Тем временем я достал из холодильника лазанью и отправил ее в микроволновку. Через несколько секунд, я уже поднимался на второй этаж с 2мя тарелками лазаньи порезанной на порционные куски
- ты так быстро! М м м лазанья, а я думал будет что то типа фирменного омлета.
- хватит умничать, ешь уже.- Я поставил тарелку на кровать и положил рядом вилку.
- извини, я начал смотреть фильм без тебя. Но я тебе сейчас все расскажу.
- не надо, я все пойму по ходу фильма.
- мне не трудно.- Следующие 10 минут я слушал о том, как человечество стоящее на грани вымирания ищет альтернативные пути питания, получение органических веществ из неорганических, разработку новых космических технологий. Меня умиляло, с какой страстью он рассказывал об этом бреде: заикаясь, проглатывая слова, будто хочет побыстрее рассказать, что бы не забыть подробностей. Я смотрел на него, как на свое персональное чудо и улыбался.
- тебе не интересно, да?- Разочарованно с нотками смущения поинтересовался он.
- интересно, но явно не так как тебе.
- прости, я наверно не правильно поступил, выбрал то что нравится мне.
- ничего страшного, я все равно собирался в душ, я думаю к тому времени как я оттуда выйду, фильм кончится.
- без разницы. Как только ты искупаешься, я выключу его.
Я наклонился и поцеловал Мэтта в лоб, от чего он хихикнул.
Решил сильно не торопится, что бы дать возможность Мэтти досмотреть фильм, так как я мог предположить, что если он его выключит на середине, то проснется по среди ночи и будет досматривать. Горячий душ, лучшее средство расслабится, я стоял под напором воды, совершенно без движения около 10 минут. Испугавшись, что могу уснуть стоя, решил заняться делом. Взял с полки гель для бритья и равномерно распределил по коже. Несколько раз провел бритвой и лицо стало совершенно гладким. Обернув бедра в полотенце, я вышел из душа.
- дом, там банщик пришел, пойдем париться?
- да я вообще то уже искупался, но если тебе очень хочется, то я не против.
- мне очень хочется.- Мэтт, вскочил с кровати и начал бегать по всему дому и искать банные принадлежности
- Успокойся и не носись туда сюда, я думаю, все, что нам нужно, уже в бане.
Через несколько минут я договаривался с банщиком о том, чтоб тот все время оставался снаружи. Это я делал для того, чтоб если что, не поставить в неудобное положение ни нас, ни постороннего человека. Закутавшись в банные полотенце, мы зашли в парилку. Просидев там около 10 минут, я почувствовал легкое головокружение, выступил пот, сердце стало биться чаще- все признаки повышающегося давления. Однако сильного дискомфорта я не ощущал, особенно после того, как мэт положил голову мне на колени. Мы спокойно разговаривали, было ощущение, что наши отношения длятся уже много лет. Он автоматически гладил мою руку, которая лежала на его груди, и что то рассказывал. Я обращал внимание на каждую мелочь этого момента.
Он мне рассказывал о Кейт. Как ему стало тяжело с ней, но вдруг резко остановился и сказал
- дом, мне давно не было так хорошо и спокойно.
Он перевернулся и приподнялся на локтях, для того чтобы поцеловать меня. Его поцелуй был не очень долгим, но искренним и чувственным. После этого, он опять немного покрутившись улегся ко мне на колени. Мне было очень жарко, пот стекал со всего тела. Я взял специальную пластиковую перчатку с небольшими щетинками и начал водить ее по своему телу, убирая ороговевшую кожу. Мэтт последовал моему примеру. В соседней комнате находился бассейн, поэтому переглянувшись мы резко вскочили и побежали к нему. Смеясь, прыгнули в воду, она забрызгала все стены вокруг. По телу прошелся спасительный холод. Мы еще долго смеялись как дети, после чего Мэтью заявил. "я тоже хочу себе баню".
- ну, эту проблему мы уж точно сможем решить.
- ого! Мэтт, схватился рукой за голову и начал медленно оседать.
- что случилось? С паникой спросил я.
- голова кружится.
- это с непривычки. Я думаю, для первого раза достаточно. Я тоже чувствую себя не очень хорошо. Пошли в кровать.
- пойдем.
Напялив на себя банные халаты, а точнее просто как зря укутавшись в них мы отправились через весь двор в дом. Придя в нашу комнату, на нас еще сильнее навалилась усталость, мы рухнули на кровать. Мэтт свернулся калачиком и лег головой мне в грудь. Я перевернул его спиной к себе и обнял, еще сильнее прижимая к своему телу. Он же уткнулся носом в мою руку, на которой лежала его голова, и уже через несколько минут мирно посапывал. Я начал думать и анализировать сегодняшний день.
- интересно, почему он ни сказал ничего определенного по поводу своей девушки. Что же такого произошло у них вчера? Ведь это стало переломным моментом, для его партнера. Но что бы там не случилось, теперь он со мной. Лишь бы он опять не сильно переживал после разрыва со своей очередной пассией. Или… может, они еще не расстались?
***
Я проснулся из-за того что мне вдруг стало не уютно, решил не обращать на это внимания и спать дальше, но все таки положил руку на другую сторону кровати, желая обнаружить там кого нибудь теплого и родного. Однако Дома рядом не оказалось. Сон сразу улетучился, да и настроение резко поползло вниз.
Я встал с кровати и решил, что надо сначала поискать Ховарда, а потом буду делать все остальные дела. Спустился на кухню, там его не оказалось, ладно, пока я все равно тут включу хоть чайник. Я прошел по всем комнатам, но Домки нигде небыло. Я накинул на себя легкую куртку и вышел во двор. Было очень холодно, на часах было 9 утра. Осеннее Солнце еще не успело отогреть все вокруг, наверно ночью был небольшой мороз, изо рта шел пар. Я так и стоял на крыльце наблюдая за горячим воздухом выходящим из моих легких, пока окончательно не замерз. Потом вспомнил о величайшей ошибке человечества "айфон". Вот им то я и воспользуюсь.
Взбежав по ступенькам на 2й этаж, я схватил телефон с тумбочки и набрал номер Дома. После 3х гудков он взял трубку.
- Мэт подожди секунду, хорошо.- Я решил не класть трубку а послушать, что он там делает. В это время дом орал на кого то.
- сколько? Имейте совесть, вам никто столько не заплатит. За эти деньги я могу купить любую африканскую страну. И не надо мне рассказывать что сейчас везде такие цены. Я даю вам 5 минут подумать и снизить цену до более реальных цифр. Беллз, ты еще тут.
- вообще то да, где ты есть? На кого ты уже орешь?
- мэт, в этой стране меня все пытаются намохать на деньги. Их тут наверно с детского сада учат как разводить иностранцев. Ладно, мне сейчас некогда говорить. Приеду поболтаем.
- но дом, дом, дом, не ложи трубку, слышишь?
На том конце мне ответили быстрые прерывистые гудки. Этот разговор мне ничего не дал, кроме как еще сильнее ухудшил настроение. Какие деньги? Какая африканская страна? Он что вообще что ли спятил? Я не понял ровным счетом ни чего. Решил позвонить Кирку. Несколько раз набрав его номер но не получив ни какого результата я смог дозвонится до Криса. Он мне ответил сонным голосом.
- мэт, ты время видел? Чего ты так рано?
- где Кирк?
- не знаю
- он мне нужен. Срочно.
- сейчас поищу его.
- как найдешь перезвони, хорошо?.
- подожди, мы с ним в одном номере, просто я ищу где он уснул.
- весело вам было вчера. Засмеялся я
- о о о не напоминай. Как там провели время? О, Том, вставай, тебе мэт звонит, вставай. Мэтт, он не просыпается, перезвони позже.
- скажи ему, Дом, собирается купить африканскую страну, за счет прибыли группы.
- это правда?
- отчасти, но ты скажи как я передал.- Несколько секунд стояла тишина. Потом на том конце телефона послышался крик.
- мэт, что происходит, какая страна?
- я не знаю какая страна. И вобще я тебе звоню не по этому вопросу. Зачем ты вчера прислал проституток? Ты знаешь что им было по 16 лет.
- как ты не знаешь какую страну, зачем она ему нужна, он что решил ограбить нас?
- Том ты меня слышишь? Если бы мы вчера не заглянули им в паспорт, у нас в группе не было бы вокалиста и ударника, ближайшие лет 10.
- Мэтью, сколько стоит эта страна, хорошо что ты вовремя позвонил.
Я уже разозлился.
- да нет там ни какой страны (наверное- подумал я про себя ). Нас могли посадить, ты понимаешь. Я же тебе сказал, никого приглашать не надо. Тебе еще повезло что я тебе звоню, а не дом, он в обще был в ярости.
- блин, а я и не подумал посмотреть паспорта. Я конечно просил прислать самых красивых и молоденьких. Но я честно не знал, что приедут настолько молоденькие.
Бросил трубку и отправился в душ. Став под горячую воду, понял насколько замерз на улице. Тело бил озноб. Искупавшись, я налил себе чашку чая и отправился в кровать. Включив канал мтв, так как в чужой стране я понимал только этот канал. Посмотрев несколько минут, я понял, что ничего стоящего сейчас не показывают, и вырубил телек. Выпив чай, я укрылся по сильнее и прилег на подушку.
Я проснулся и увидел рядом с собой дома, который как только я открыл глаза, прильнул к моим губам. Мне было все еще не по себе от поцелуя с мужчиной, но отвращения от дома я не испытывал. Я, как и обещал ему, старался победить в себе все предрассудки.
-Где ты был. - Я спросил это очень строго, дабы он понял, что я волновался.
- покупал кое-что.
- это я понял из телефонного разговора.
- я покупал тебе подарок. Вот он.
Доминик протянул мне небольшую коробочку, обтянутую черным атласом. - я очень удивится. И перед тем как открыть поинтересовался
- а что это?
- я подумал, так как мы теперь вроде как вместе, было бы не правильно, оставлять все как есть. Я привязан к Лондону, ты обожаешь свои дом в Италии. У нас должно быть, что то, общее, то место, куда мы будем приезжать как к себе домой, где не надо будет скрываться.
Пока он говорил, я открыл коробку. В ней лежал ключ, перевязанный ленточкой аквамаринового цвета.
-В общем, этот дом, он теперь твои.- Через несколько долгих секунд молчания, я обнаружил, что у меня от удивления открыт рот.
- дом, я тебя обожаю, ты лучший. Он теперь правда мой? И баня, и садовник?
- даже небольшой участок леса, все это теперь твое.
- но это же так дорого, особенно лес? Это, наверное, очень сильно ударило по твоему кошельку.
- этот дом, не стоит дороже денег, так что расслабься.- Я бросился к нему на шею. Моей радости не было придела. В этот момент я забыл обо всех на свете. Во всем мире нас было только двое. Я знал, что эти несколько месяцев тура, мы будем принадлежать только друг другу. А потом мы вернемся сюда. И все будет, так, как мы захотим. В этот момент я еще не знал, как сильно ошибался.

22:39 

глава 2

Глава 2

Тусклое зимнее солнце уже встало над Лондоном, стараясь вытащить жителей этого унылого города из кровати в субботнее утро. Оно заливало всю комнату через не закрытые шторы. Казалось бы, отличный день, ведь здесь солнце такая редкость, но смущало одно.

Дом лежал совершенно один в огромной, но ледяной постели. Вся комната, включая белое дорогое постельное белье из хлопка, пропахло табаком. Наверно потому, что у Доминика не было желания даже открывать глаза, не говоря уже о том, чтоб идти на балкон и курить. Последние несколько недель, он провел в обнимку с бутылкой виски. Три недели мук и запоя. Ведь именно три недели назад они вернулись из тура. Тогда же был последний день, когда они виделись с Мэтом.
Он обещал уехать на несколько дней, для того чтоб расстаться с Кейт. Но с той минуты как они попрощались в доме Ховарда, он даже не слышал его голоса. Мэт не брал трубку, сам не звонил, отправленные тысячи голосовых сообщений канули в бездну. Доминик даже не имел представления, где может находиться его любовник.
Но ведь перед его уездом к Кейт, все было просто замечательно. Что могло измениться с тех пор?
Дом очень сильно переживал отсутствие Мэтта, он опять чувствовал себя брошенным и отвергнутым. Его всегда поражало то, что в присутствии Белза, он был спокойный и рассудительный, считая, что кто-то из них, должен быть более ответственным, а кто-то мог бы просто наслаждаться, как это делал Мэт. Но когда его не было рядом, Доминик мог расслабиться и просто любить, скучать, мечтать снова, держать его в своих объятьях.
Но если он вернулся к Кейт, неужели Мэт такой трус, что не смог об этом сообщить? Каждый день его молчания только усугубляли положение, оно угнетало Дома, он каждым днем все сильнее и сильнее сходил с ума.
Ховард заставил себя встать с кровати и привести свое тело в порядок. Он думал лишь о том, что ему надо найти мэта и поговорить с ним. Не важно, какое он принял решение. Нужно было встретиться. Эта мысль заставляла его жить и надеяться.

-Для начала стоит еще раз позвонить ему. Он начал набирать номер телефона, но на том конце никто не ответил. Тогда он быстро натянул на себя джинсы и свитер, как зря обмотал шею шарфом, сверху надел куртку, и вышел на улицу.
Дул пронизывающий холодный и что неприятней всего, влажный ветер, от него слезились глаза, и организм очень быстро остывал. Грязный снег под ногами, черные голые деревья, все не выглядело так, будто скоро рождество. Хотя оно насупит всего через несколько дней.
Определенного плана поисков у него не было, но для начала стоило съездить в его лондонскую квартиру. Во-первых, это ближе всего, а во-вторых, стоило поискать зацепки именно там. Так как когда он уезжал, от Доминика, то сообщил, что разговор с Кейт, должен пройти в Лондоне, потому, что ему не хочется оставаться на долго без своего любимого. Хотя Дом, убеждал его, перенести эту встречу, на нейтральную территорию. Но Мэт настоял на своем, и принимал Кейт в своей квартире.

Добрался он туда достаточно быстро, стоя возле его дома, он взглянул на окна. Отмечая для себя грандиозность, и в тоже время занудство, серость этого здания. Он впервые заметил это, будто приехал сюда в первый раз. У него было очень тяжело на сердце, Дом знал, что с Мэтью, что-то случилось, у него неприятности.
Он достал из кармана свой экземпляр ключей, и начал перебирать их пальцами, мысленно поблагодарив Мэтти за то, что он все время теряет свои, поэтому у дома всегда была запасная связка.
Поднявшись на нужный этаж, он немного замешкался. Боясь заходить в квартиру. Но набравшись смелости, он повернул ключ, и открыл дверь.
Внутри был полный бедлам. Все вещи были разбросаны по полу, что очень не похоже на его друга, который постоянно носился с пылесосом и салфетками, что бы, негде не было пыли, не говоря уже о бутылках и рассыпанной пепельнице.
Дом обошел все комнаты. В них было пусто. Мэт не мог уехать не оставив не одной подсказки. Ховард начал еще раз осматривать квартиру в их поисках. Но ничего не было. Уже отчаявшись, что-либо найти, он внезапно увидел на полу среди кучи одежды открытый фото альбом. На той и другой стороне открытого листа были фото Мэта в Италии. Он выглядел очень счастливым на них. Доминику, всегда казалось, что в этом месте, для Белза было, что то особенное, он будто перерождался по возвращению от туда. Мэт ездил к себе домой на озеро Комо, когда ему было хорошо, но чаще, после расставания с Гайей, что бы вылечить свою душу. Наверно случилось, что-то серьезное, раз ему надо было уехать в такой спешке, даже не предупредив.

***
Я, недолго думая, схватив свои вещи, и выбежал из квартиры. У меня не было выбора, я должен был лететь в Италию. Хорошо, что я взял с собой все кредитки, теперь не придется ехать за ними домой. Через сорок минут я был в аэропорту, там были огромные очереди. Много шума и суеты, которые еще сильнее сводили сума, не давая стоять на месте, надо было, что-то предпринять, но что я могу? Несмотря на холод на улице, в здании было очень душно. Я расстегнул куртку и несколько раз оттянул горло у пуловера, что бы на тело хоть чуть-чуть попал свежий воздух.

Мне казалось, что время остановилось. Мужественно отстояв очередь, я прошел терминал, и через несколько минут оказался в самолете.
-Что же с ним случилось, что же с ним случилось.- Этот вопрос крутился у меня в голове, мешая мыслить здраво. Неужели он просто избегает меня?
Самолет взлетел. Время шло непозволительно медленно, но я ничего не мог с этим поделать. Поэтому сидел и страдал от неведения.
-Или может он сбежал от этой стервы. Ведь последние месяцы она не дает ему проходу. Сколько раз она намеревалась приехать к нему во время последнего тура, хотя, насколько я знаю, он запретил ей это делать. Но если так, то, причем тут я? Неужели нельзя, просто один раз позвонить, чтоб я перестал переживать. Как же эта Кейт достала... Вместе со всем своим звездным семейством. Они все просто вешаются на Мэтта.
- Блин, я опять ревную. Хотя стоп. Я и должен ревновать, мы же встречаемся, в конце концов. И вообще, почему, когда я начинаю общаться с какой нибудь девушкой, он закатывает мне скандал на весь день, это кончается тем, что мне приходится извиняться, и чуть ли не замаливать грехи. Так что думаю, я имею права немного по истерить.
Надо было, как нибудь успокоится и тогда, я закрыл глаза и представил себе Мэтта.
Он лежал на нашей постели, свернувшись клубочком, и мирно спал, натянув одеяло по самые уши. Волосы растрепанны и спутаны, под глазами небольшие синяки от усталости и недосыпа. Ты даже не крутился как юла на кровати, хотя обычно сбиваешь все постельное белье под собой в один большой мятый ком, а мне приходилось ночью просыпаться и все поправлять, для того чтоб ни что не помешало тебе выспаться.
Эта картина в моей голове заставила меня улыбнуться. Всю мою злость как рукой сняло. Я просто должен был оказаться рядом и не стоит закатывать сильных истерик. В любом случае ругаться с тобой бесполезно, ты все равно через час уже не вспомнишь не о ссоре не об обещаниях, которые дал, а я себе нервы потреплю основательно. Как же мне хотелось прижаться к тебе в этот момент, ощутить тепло твоего тела, ласку, мне этого так не хватало. Почему раньше, после ссоры с девушкой, я просто шел, и напивался в стельку, мне сразу становилось легче, но с тобой это не помогает. Почему мне нравится, что ты ведешь себя как ребенок, ты такой же наивный, легкомысленный, как маленький делишь людей на плохих и хороших. Как много вопросов "почему", на которые я не могу ответить.
Мимо прошла стюардесса, причем не в первый раз, кидая на меня не однозначные взгляды. Мне стало смешно. Я представил себе ее лицо после того как она пригласила бы меня в подсобное помещение, я прошел бы туда с ней, закрыл дверь на ключ, повернул бы блондинку спиной к себе и тихонько прошептал на ушко
- Я гей.- Не знаю, почему, но это вызвало у меня истерический смех. Несколько людей в салоне косо посмотрели, и мне пришлось себе успокаивать
. Я смог занять себя несколько этих часов, поэтому почти не заметил, как самолет начал снижаться и заходить на посадку. Надо было действовать очень быстро. Поймав такси, я опять вспомнил Мэтта, который пытался показать на пальцах русскому таксисту куда ехать. Я все-таки смог объяснить, не знаю как, но он меня понял и повез вроде как, в правильном направлении. Я не помнил точно, где здесь дом у Мэтта, он не часто звал сюда гостей - это было его убежищем, бункером, защищавшим от внешнего мира.

Подъехав к твоему дому, я вышел из машины и подошел к запертым воротам. Вспомнив про небольшой проход в саду, я сразу же отправился туда. Быстро миновав кусты и деревья, я подошел к главному входу.
Ставни на окнах были заперты, это говорило о том, что дом пустует, и в нем нет даже прислуги. Уже собравшись уходить, я решил все-таки позвонить в дверь, так как что-то мне подсказывало, что я приехал туда куда нужно. Позвонив несколько раз, я решил проявить наглость и начал вертеть ручку двери, она тоже мне не поддавалась. Вспомнив о связке ключей в кармане я решил войти в дом, во-первых, для того чтоб поискать новые следы для поиска, а во-вторых просто немного отдохнуть.
Войдя в дом, в кромешной темноте, мне в нос ударил сильный запах алкоголя и сигарет. Включив подсветку на телефоне, я начал поиски выключателя, но сразу обратил внимание на гуляющий по всей комнате сигаретный дым. Он был такой едкий и плотный, что даже мне, курящему человеку, было очень тяжело дышать. Было заметно, что комнаты не проветривались долгое время. Пока искал свет, я несколько раз упал, постоянно спотыкаясь, обо что-то стеклянное. Найдя кнопку, и включив свет, я открыл рот от удивления. Весь пол был мокрый и липкий, везде, где только можно валялись пустые стеклянные бутылки, я не стал их пересчитывать, но думаю, их было больше пятидесяти, повсюду были разбросаны бычки от сигарет. Шикарная комната превратилась в мусорную свалку. Отойдя от шока, я быстро побежал по лестнице на второй этаж. Опять споткнувшись об бутылку, упал и пропахал носом семь ступенек, сильно разбив губу, я почувствовал, как пошла кровь. Не обращая внимания на боль, я вскочил и побежал в твою комнату, там было еще хуже: шторы на закрытых окнах были разорваны на тонкие полоски, картины с разбитыми рамами находились на полу, люстра и вазы, кованые подсвечники и дорогая старинная мебель были разбиты и явно не подлежали восстановлению. Обойдя кровать, я чуть не потерял сознание: среди множества упаковок таблеток бутылок и сигарет, ты лежал без сознания. Не растерявшись, я упал перед тобой на колени и схватил твою руку, пытаясь нащупать пульс. Слава богу, он еще был, правда, очень слабый. Я схватил телефон и набрал номер скорой помощи. Пообещав приехать через несколько минут, оператор положил трубку. Телефон случайно выскользнул из моих рук и упал к твоим ногам. Подняв его, я заметил белый конверт, с надписью " Самому родному " не став распечатывать я сунул его во внутренний карман куртки. И вот теперь на меня нахлынула паника, я схватил твои руки и начал их целовать, надеясь, что от этого ты придешь в себя, я не знал как помочь, меня разрывало на куски от горя и боли. Я рыдал, понимая свое бессилие, но тут хлопнула дверь, и послышались быстрые шаги по лестнице. В комнату вбежали трое, двое мужчин и женщина, они резко оттолкнули меня, не говоря не слова, переложили тебя на носилки.
Пока мужчины несли Мэта в машину, девушка проверяла пульс, я старался не отставать от них и услышал то, чего явно не хотел слышать - девушка спокойно прошептала своим коллегам
- Он нежилец. Боюсь, даже не довезем до больницы.
Его внесли в машину реанимации, я залез туда следом. Мэтта быстро подключили к различным мониторам. Но не успели мы отъехать от дома, как показатели начали резко падать, ему ввели адреналин, но он не действовал, и пульс стремительно падал. Тогда девушка, схватила дефибриллятор, один из мужчин быстро нанес на него какой, то гель, другой в это время разорвал на теле мэта футболку. В аппарат дали заряд и тело Мэтти начало сотрясаться. Я не мог на это смотреть, схватившись двумя руками за голову, я раскачивался из стороны в сторону и даже не заметил как начал выть, как собака, потерявшая своего хозяина. Тело мэта продолжало сотрясать ударами тока, каждый раз повышая напряжение. Я был уверен, что не выдержу этого, я не могу его потерять, как? он же самый родной мне человек? Прощальное письмо в кармане, будто было очень тяжелым и тянуло вниз, эти несколько секунд, я просматривал как в замедленной съемке, белое тело мэта послушно, без сопротивления подпрыгивало на кушетке, врачи безуспешно пытаются заставить биться уже мертвое сердце. И тут, я услышал спасительный писк на мониторе,
- Сердцебиение восстановлено, но он все еще не стабилен, так что, ни кому не расслабляться. Прокричала девушка. - Держать все наготове, ясно?
Проехав полпути, история повторилась, опять ток, множество уколов и капельниц и снова ток, мне казалось, что эти десять минут поездки оказались самыми страшными минутами моей жизни. Машина остановился, двое мужчин быстро вывезли каталку с Мэтом и побежали по коридору, предназначенному для таких экстренных случаев. Меня же задержали в регистратуре и сказали заполнить кое, какие бумаги. Мне было явно не до этого, поэтому сообщив ей, кто я, и кого только что привезли, она отстала с вопросами, но женщина оказалась очень сообразительной и сказала
- Я думаю, что эту информацию лучше не разглашать, ведь так?
- Я был бы вам очень обязан, чуть слышно, заикаясь, пробормотал я.
- Она набрала, какое-то сообщение на телефоне, и ей тут же пришел ответ
- Он сейчас на пятом этаже. Им занимаются лучшие врачи, нашей больници. Я сообщила кто он, лишь врачам в операционной, это для его же блага.
- Огромное спасибо.
- Вы можете подняться, но операция будет идти очень долго.
- Ничего, я подожду под дверью.

Я сидел под дверью операционной и в сотый раз перечитывал письмо, с разводами от слез Мэта. Эти несколько строк, стали самым большим его откровением. Для меня, они сейчас они были дороже всего на свете
« Доми, Самый родной, если ты читаешь это письмо, значит, ты меня все-таки нашел, я знал, что это будешь именно ты. Я не стал тебе звонить и предупреждать, просто был уверен, что ты все поймешь. Знай, я тебя не предал, это не по тому, что разлюбил, а как раз по тому, что слишком сильно люблю, потому, что не мог смириться, с тем, что нам пришлось бы расстаться.
Мне очень страшно!!! Но назад дороги нет, сейчас я запиваю последнюю упаковку таблеток. И только теперь я понимаю, что это конец. Знаешь, я думал, что все будет легко и быстро, но я лежу уже несколько часов, но смерть, почему, то не приходит. Скорее бы все кончилось. Эту боль уже невозможно терпеть. И страх… с каждой минутой он все сильнее. Мне страшно умирать…
Прости, что ухожу вот так, но я зашел в тупик, из которого я не могу найти выход, мне бы так хотелось все тебе объяснить, и рассказать, но я этого не сделаю, и знаешь почему? Просто ты бы стал искать пути, которыми я бы смог выбраться из своих проблем, и я верю, ты бы их, когда нибудь нашел. Но я не хочу, чтоб ты мучился, поэтому лучше быть в неведении. Возможно, через несколько месяцев, ты сам обо всем догадаешься. Знай, мне было очень хорошо с тобой, я благодарен тебе за то, что ты был в моей судьбе. В определенный период, ты заменил мне родителей, когда мне нужен был друг, ты им стал, когда мне нужна была помощь, ты ее оказывал, кода мне было тяжело, ты подставлял мне свое плече, когда мне нужна была любовь, ты мне ее дал. Спасибо тебе за лучшие моменты в моей жизни, все они связаны с тобой. Попрощайся за меня с родителями и парнями, скажи, что они мне очень дороги.
Дом, если я ошибаюсь, и бог все-таки есть, то я буду твоим ангелом, я сделаю все для тебя… там... Будь счастлив и знай, даже на последнем вздохе, я буду любить тебя всем своим сердцем. Прощай…»

Моя голова кружилась, мне было тяжело пережить такое. Первый раз в жизни я сидел и молился, я готов был на все, лишь бы он выжил, ни деньги, ни успех, ничего сейчас не играло никакой роли, даже моя жизнь, сейчас для меня ничего не стоила.
Я начал вспоминать все самые лучшие моменты в нашей жизни. Вспоминал, как ты, на каждом интервью нежно пре обнимал меня за шею, стараясь, чтоб никто не увидел. Как в детстве мы ходили в походы, играли в футбол, как последние три месяца мы смотрели друг на друга: с безумным обожанием, даже на людях, будто в первый и последний раз, стараясь запомнить, каждую клеточку друг друга. Я вспоминал как недавно на концерте, ты решил вспомнить былое, в начале, запустив в меня свою гитару, а затем следом кинулся на мою установку. Забыв про собственную боль, я оттолкнул барабаны, чтоб успеть поймать тебя, а вдруг бы ты поранился? А теперь, ты лежишь при смерти. Что мне останется после твоего ухода? Боль? Воспоминания? Шестнадцать лет крепкой дружбы и три месяца счастья? Как же этого катастрофически мало. Я хотел бы еще увидеть твой синие глаза, твою заразительную улыбку, смотреть, как ты кривишь одну бровь, и просто вдыхать твой запах по утрам.
Еще через час, из палаты вышел один из врачей и направился ко мне. На вид ему было лет шестьдесят. Среднего роста, смуглая кожа, и очень серьезный и опечаленный вид. Я сразу вскочил и побежал к нему.
- Ну. Скажите. Он жив?
- Пока да.- Печально произнес доктор, - но он в очень тяжелом состоянии, следующие несколько дней будут для него решающими. Какие таблетки он выпил и сколько?
- Я не знаю, возле него валялось несколько пачек таблеток и пару бутылок виски. Доктор, скажите, ну хоть какой нибудь шанс есть? Если нужны деньги, берите, сколько нужно? Забирайте все.
- Пойми, не все решают деньги. У него есть шанс, пусть маленький, но есть. Ты молодец, что не растерялся так быстро нашел его и позвонил в скорую. Еще бы минут 5- 10, и тогда уже точно все. Сердце и так еле выдержало такой нагрузки, если бы нашли его пару часов назад, когда он был еще в сознании, то мы бы обошлись обычным промыванием желудка, а так, мы еле спасли его сердце. Кстати, ты не знаешь, что у него случилось?
- Нет. - Быстро соврал я, не хотя что бы все узнали о письме. - Он же гений, наверное с ними такое бывает, он в обще у ме..., нас очень впечатлительный. - Я чуть ли не проговорился, что же я за дурак, надеюсь, он ничего не заметил.
- Ну, тогда хорошо. Если что зови.
- Мне можно к нему?
- Он без сознания, и никто не знает когда придет в себя, если это в обще случится. Но если тебе очень хочется, то я распоряжусь, и тебя пустят в палату. Только веди себя там потише.

Я медленно, не уверенным шагом зашел в палату. Слезы сразу выступили на моих глазах. Твое маленькое и тощее тельце, сейчас было похоже на игольницу, повсюду пищали различные аппараты и мониторы. Я поднял глаза и увидел монитор, на котором отображалось свое сердцебиение, эта полоска не взлетала резко вверх, как показывают в фильмах, она будто нехотя колебалась на шкале. Ты был очень бледен, огромные синие круги под глазами, сильно выступили скулы, ты выглядел ужасающи. У меня было желание взять тебя за руку, но посмотрев на множество иголок воткнутых в тебя, я отказался от этой затеи, боясь причинить тебе боль. Наверное, хорошо, что ты сейчас без сознания, ведь ты так боишься всех этих капельниц и уколов.
Я подкатил кресло, для посетителей, поближе к твоей кровати. Сел в него и сложил свои руки и голову рядом с твоим бедром. И начал рассуждать о том, что же делать дальше. Позвонить Крису? - но у него и своих проблем хватает, позвоню тогда, когда Мэту станет либо еще хуже, ибо лучше. Позвонить его родителям? – нет, это я точно сделаю позже. Но все-таки кому, то сообщить было нужно, чтоб его не начали искать. Тогда только Томас.
Я набрал знакомый номер, на том конце почти мгновенно подняли трубку.
- Дом, куда ты пропал, я тебе звонил несколько раз, ты не брал трубку, и Мэт не отвечает. Вы вместе?
- после слов "вы вместе " я не смог подавить плач, и почти простонал. - Да, мы вместе.
- Дом, что случилось, где вы, что-то с Мэтом?
- Я в Италии, рядом с Мэтом, он в больнице. У него очень тяжелое состояние.
- Как, где, что произошло?
- Том, это не телефонный разговор, я позже тебе все объясню.
- Не ложи трубку, я через пару часов буду у тебя, жди.
- Кирк, не надо, я сам справлюсь, тем более он без сознания. За ним нужен уход.
- Неужели все настолько серьезно?
- Да. - Все что смог вытянуть я из себя. Это слово далось мне очень нелегко.
- Я возьму еще пару проверенных врачей, и через полчаса вылетаю. Я найму самолет.
- Зачем тебе самолет?
- Возможно, придется перевозить Мэтта, надо выбрать лучшую клинику.
- Ладно, давай, я буду ждать.
Я отключил телефон и начал водить пальцами, по выступившим синим венам на твоей не естественно белой руке.
- Мэт, за что ты так со мной - я начал тихо шептать себе под нос.
-За что, неужели нельзя было позвонить мне? Я бы помог, я бы все сделал для тебя. Почему ты решил все за нас двоих? Так нельзя, мы же одно целое, мы же семья. В семье так не поступают, ты должен был спросить совета. Должен. Если тебя не станет? Что я тогда буду делать? Ты думал об этом, когда накачивал себя этой дрянью? Ты подумал о родителях? Не удивительно, ты даже в этой ситуации остался эгоистом. Неужели твоя проблема была настолько не разрешимая? Что я узнаю через несколько месяцев? Мэт, почему ты молчишь? Ну, ответь мне, пожалуйста...
Белый цвет, палаты сводил меня сума, я уже отвык от комнат такого плана, она напомнила мне наш дом в России.
-Мэт, помнишь, как там было? Там тоже много света, метала, и прочей модной лабуды, которая, так бесила тебя. Ты хотел в кратчайшие сроки сделать там ремонт. Ты его сделаешь, я обещаю. Там будут тяжелые обои, мы пойдем выбирать их вместе, прям как ты хотел. В нашей спальне будет огромная кованая кровать натянутые бордовым, желтым, коричневым атласом подушки на ней. По всюду будет стоять мебель, выполненная под старину, с нотками восточного стиля, весь дом будет пахнуть мускусом и пряностями. На темном паркете будут лежать шикарные дорогие ковры, очень мягкие и пушистые, на столько, что ноги в них, будут утопать. Повсюду будут стоять вазы с фруктами. Все это у нас будут, ты только живи,… слышишь Беллз, живи... Вдруг я почувствовал как моя голова, будто начала наливаться свинцом, глаза начали закрываться, отказываясь слушать меня. Я снова положил голову на твою кровать рядом с твоей рукой, и почувствовал, что сон начал овладевать мной, я больше не мог контролировать свое сознание, оно медленно отключалось.

Разбудив меня, в палату зашла молоденькая девушка, среднего роста с длинными огненно рыжими волосами. Было видно, что она потратила несколько часов, что бы разгладить непослушные локоны и теперь они красиво лежали на ее плечах. На ней была синяя блузка, юбка карандаш, которая заканчивалась на середине колена и красивые туфли на высоком каблуке. На вид ей было лет 25, поэтому я очень удивился, когда она представилась его врачом. Девушка была красивая и стройная, ее лицо украшали огромные зеленые глаза и по детски, пухлые щечки она поправила капельницу и мягко посмотрела на меня.
- Может, вы отправитесь домой? Поспите, отдохнете, вид у вас очень уставший.
- Нет, спасибо, я не могу уйти. Я буду здесь.
- Ну, тогда прилягте на кресло. - Она указала на огромное белое, кожаное кресло в углу комнаты, рядом с которым стоял круглый стеклянный столик, с такой же прозрачной стеклянной вазой. - Если хотите я принесу подушку и плед?
- Нет, мне, правда, удобно. А вот Мэту, не помешало бы еще одно одеяло. Руки у него ужасно холодные, да и вобще он очень мерзлячий . - девушка улыбнулась
- Вы наверно очень близки с ним, раз так переживаете. Редко встретишь друзей, которые в больнице, заботятся о твоей температуре больше чем врачи. - Я улыбнулся ей в ответ.
- Да, наверное, просто он самый близкий мне человек, а я его. Если мы не будем заботиться друг о друге, то тогда кто, сделает это за нас?
- Вы правы, если самым близким людям будет на нас плевать, то за остальных и речи быть не может.
- И все-таки, можно ему одеяло? И скажите, могу ли я остаться на ночь?
- Одеяло я сейчас принесу, но остаться... Я даже не знаю. В обще это запрещено.
- Если хотите я заплачу, просто я не могу уйти отсюда.
- Вам что, негде жить?
- Нет, конечно, есть, просто я не хочу оставлять его совсем одного. Вдруг он очнется, а меня нет рядом.
- Я не думаю, что сегодня он придет в себя, но так как ночью будет моя смена, я сделаю для вас исключение. Вы можете остаться, причем совершенно бесплатно, но после девяти вечера, постарайтесь не выходить из палаты.
- Огромное вам спасибо, я не забуду ваш поступок, поверьте.
- Ничего страшного, мне приятно сделать для вас небольшую услугу. Я сейчас принесу одеяло для больного
- Его зовут Мэт. - Резко вставил я
- Да, именно, и захвачу подушку и плед для вас.
- Вы очень добры. Когда вы вернетесь, я хотел бы поговорить с вами.
- Хорошо, я скоро. Девушка вышла из палаты, оставляя после себя нежный цветочный запах туалетной воды.
Я снова взглянул на Мэтью. Но, к сожалению, ни чего не менялось. Я гладил его по спутанным волосам, они были мягкими и легко разглаживались под моими пальцами. Я наклонился и начал легко целовать его в лоб, медленно спускаясь и виску, а потом снова поднимаясь к волосам. Я снова почувствовал на щеках две мокрые дорожки. Я был настолько погружен в свои мысли, что не заметил девушку, пока она не кашлянула, намекая на свое присутствие. Я не спеша отпрянул от кровати, сейчас мне было без разницы, разоблачат нас или нет, в данный момент это, не имело абсолютно не какого значения.
- Извините, я наверно помешала вам.
- Нет, нет, все в порядке. Я бы хотел поговорить с вами.
- Я вас слушаю.
- Для начала можно узнать как вас зовут. Девушка немного запнулась, но все, же ответила
- Да конечно, меня зовут Лия.
-Очень приятно познакомится, со столь милым созданием. Меня зовут Доминик. Скажите Лия, если он очнется и пойдет на поправку, сколько времени его продержат в больнице?
- Точно пока рано говорить, но судя по его состоянию больше месяца.
- Как только ему станет легче, я бы хотел забрать его домой. Помимо Италии, у нас есть небольшой дом в России, туда бы я и хотел бы его отвести.
- Вы не сможете этого сделать, ему нужно постоянно находится под контролем врачей.
- Так вот об этом я и хотел поговорить. Я хотел бы нанять вас, в качестве его личного врача или сиделки, я не знаю, как это правильно называется. Но конечно если вы согласитесь. Оплата будет значительно выше, чем зарплата врача в клинике.
- Пока что рано об этом говорить. Не строите никаких иллюзий. Его сердце еще очень слабое и может остановиться, в любую минуту, вы же, по-моему, разговаривали с нашим кардиологом и он вам все объяснил. Но если все будет хорошо, то я приму ваше предложение.
- Спасибо. Не успел я договорить, как в комнату влетел Кирк. Дом, что с Мэтом? Как он? Я извинился перед девушкой и попросил ее оставить нас наедине.
Как только она вышла я снова сел на стул рядом с кроватью, и медленно начал говорить.
- Мэт хотел покончить с собой. - Наступила небольшая пауза, во время которой Том обдумывал сказанные мною несколько слов.
- Я не верю, чтоб Мэт, мог такое сделать. Как? зачем?
- Мне тоже тяжело в это поверить, но это так. Если бы я опоздал минут на пять, то он бы умер еще до приезда скорой. У него по дороге в больницу, несколько раз останавливалось сердце. Том, если бы ты знал, что я пережил за эти несколько часов.
- Ты уверен, что это попытка самоубийства?
- Да, он оставил мне письмо.
- Можно?
- Том, прости, но это очень личное, я бы не хотел, чтоб это кто, либо еще читал.
- Не переживай, я все понимаю. Я сказал своим врачам, что перезвоню, стоит ли им сюда лететь или нет.
- Я думаю, что здесь и своих докторов хватает, тем более, что в нашем случае остается только ждать.
- Пока он не придет в себя, я останусь в Италии. Надо поехать в гостиницу и отвести вещи.
- Том, я думаю, будет лучше, если ты поедешь к Мэту домой. Я позвонил его горничной, она сегодня постарается все убрать. Так что ты можешь остаться у него.
- А что с его домом?
- Если ты поторопишься, то сможешь увидеть все своими глазами, тем более что прислуга придет только через час. Я бы хотел, чтоб ты все проконтролировал.
- А ты что здесь останешься? - Я собрал всю свою Волю в кулак, и решил рассказать о нас. - Я думаю, что нам с Мэтом надо было давно все тебе рассказать, но мы боялись твоей реакции.
- Мне кажется, я знаю, что ты мне хочешь сказать, я наблюдаю за вами уже не один месяц, и пока этого не видит пресса, я решил не вдаваться в подробности, но для себя я уже все осознал.
- Я не знаю, об этом ты думаешь или нет, но я хотел тебе сказать, что мы вместе... Не просто как друзья, а как пара. Поэтому мне в тысячу раз сложнее отходить от этой постели, чем тебе.
- Я это и имел в виду, просто не хотел затрагивать эту тему. Но сейчас я запутался. У вас ведь все было, по-моему, хорошо, вы выглядели довольными. С Кейт он вроде как расстался. По крайней мере, последние три месяца она очень редко появлялась рядом с ним. Что же могло случиться?
- Я тоже ничего не понимаю, он написал, что на него свалилось слишком много проблем, из которых он не может найти выхода.
- Боже, почему нельзя без этих загадок? Ладно, дай мне ключ, я поеду домой, если что звони.- Я достал из кармана связку ключей от квартир, гаражей, ключи Мэта от студии, от сейфа, отсчитал нужный ключ, снял его и протянул Тому. Он еще раз взглянул на количество ключей, превышающее 10 штук, и иронично произнес
- Да у вас все серьезней, чем я думал.
- Не начинай, а! мне сейчас не до шуток.
- Ладно, до завтра. Будут изменения, звони.
Томас вышел из палаты. Я тем временем взял одно из принесенных одеял и укрыл им Мэтью, постаравшись накрыть как можно больший участок тела, что бы ни задеть провода. Немного побродив по палате туда-сюда, я вспомнил, что совершенно ничего не ел сегодня. Тихонько выйдя из палаты, я предупредил медсестру, что отлучусь на пару минут.

Перекусив в буфете, я взял с собой в палату только кофе и плитку шоколада. Сев в кресло я отпил немного горячего напитка и откинул голову на спинку. Через несколько минут я почувствовал, как медленно начал погружаться в сон. Он нежно обволакивал каждую клеточку моего тела, принося неописуемое облегчение. Перед глазами, словно в калейдоскопе начали меняться цветные картинки, унося с собой все тревоги. Словно ночь подарила мне возможность отдохнуть, не думая о проблемах, зная, что завтра мне снова предстоит попробовать пережить следующий день. Причем мне надо было думать не, только за себя одного, теперь мне предстояло заставить тебя тоже пересекать границу каждого дня и каждой ночи, бороться за каждую минуту твоей жизни, пока ты сам не сможешь это сделать.

Рано утром меня разбудили две медсестры. Они старались говорить тихо, но я все-таки проснулся. Мэтта забрали для анализов. Так как анализ крови был не очень хорошим, врачи решили сделать биопсию печени.
Я не мог на это смотреть, поэтому взяв вещи, решил, развеется и побродить по улице. Выйдя из больницы, я отправился в ближайшее кафе. Заказав завтрак, я понял, что не голоден, но прекрасно понимал, что надо в себя, что, то запихнуть, так как я не знал, когда в следующий раз у меня будет возможность поесть.
Нехотя жуя омлет, я вспомнил, что послезавтра рождество. Будучи уверенным, что ты поправишься, я решил подумать, что же тебе подарить. В голову ничего не приходило. Я уже перебрал все возможные варианты, начиная от новой туалетной воды, заканчивая комнатным дирижаблем.
Съев завтрак, я отправился в поисках подходящего магазина. Побродив минут сорок, я наткнулся на антикварный салон. Зная, как ты любишь старые вещи, я решил подобрать тебе подарок именно здесь.
Этот салон находился на цокольном этаже жилого дома, и выглядел как обычная комната, но явно не 21 века. Повсюду были вещи неописуемой красоты. Старинные рукописные книги, различные яркие и красочные карты, металлические подсвечники, ножи, монеты, сабли, оружие 17 и 18 века, детские деревянные игрушки ручной работы. Ко мне подошел пожилой мужчина и на английском, предложил свою помощь.
- Вы бы хотели, что-то приобрести?
- Да, я ищу подарок.
- Поверьте, здесь вы найдете все, что вам нужно.
- Не сомневаюсь.
- С улыбкой ответил я, начав рассматривать вещи.
Подойдя к одной из витрин, я увидел несколько красивых вещей, одной из которых был серебряный калейдоскоп. Это была не просто трубка со стекляшками - это было настоящее произведение искусства. На трубку будто был одет резной панцирь из тончайшего серебра, с непонятными хаотичными завитками, они же в свою очередь были украшены черными камнями, которые подчеркивали уникальность этой вещи. Я решил, что именно эта вещь должна быть у тебя.
Позвав продавца, я попросил упаковать калейдоскоп.
- Вы уверенны, что хотите именно это? Ведь он один из самых дорогих экспонатов здесь. Он украшен натуральными камнями.
- Стоимость не имеет значения. Я хочу именно его. Мужчина достал не менее прекрасную коробку из красного дерева и уложил в нее подарок.
Выложив кругленькую сумму, я вышел из магазина и отправился обратно в больницу. Это было единственным местом, где я сейчас хотел находиться. Зайдя в палату, я испугался. Над тобой стояло несколько врачей и о чем-то громко спорили. Положив покупку на столик, я подошел к тебе. Ты все еще был без сознания. Врач поднял твои веки, и я увидел глаза. Они были желтые.
- Что случилось? Лия опустила голову, и не поднимая глаз, прошептала.
- У него Лекарственное поражение печени.
- Но утром ведь все было нормально.
-Просто есть небольшой список таблеток, которые вызывают такую реакцию. Это, например Парацетамол - самая частая причина тяжелых лекарственных поражений печени, или например, такое возможно при употреблении изониазида, дисульфирама. Одним из этих препаратов он и накачал себя. Я ничего не могу поделать. Простите.
- Как ничего? Но есть, же Доноры?
-Поймите, людям, поступившим в больницу с попыткой суицида, как правило, отказывают в донорском органе. Ему осталось несколько часов. Мне очень жаль.
Я схватился за голову и начал бегать по палате, не веря своим ушам. Но вдруг в моей голове проскочила мысль, на обдумывание которой у меня не было времени.
- Возьмите часть моей печени. У нас с ним одна группа крови.
- Вы уверенны? Это слишком ответственный шаг. Прежде чем такое предлагать, вам надо сто раз подумать.
- Черт возьми, конечно, уверен.
- Ну,… хорошо, тогда надо быстро сделать кое, какие анализы. Я позвоню, скажу, чтоб готовили операционную.
Я достал телефон и набрал номер Кирка. После нескольких гудков он поднял трубку.
- Дом, я уже еду к вам, что-то случилось?
- У Мэтта отказала печень, в донорстве ему отказали, я решил дать ему свою.
- Дом, подождите хотя бы сутки, я найду донора.
- Я-то подожду, а вот Мэту осталось несколько часов. Приезжай, мне нужно на кого-то написать доверенность, чтоб в случае чего, ты принимал решения за нас.
- Хорошо, буду через пять минут.
Я не успел положить телефон в карман, как ко мне подлетела медсестра, задрав рукав свитера, быстро воткнула иглу мне в вену, и начала брать кровь. В это время меня уже ждал юрист. Так как ответственность за Мэтта нес я, то мне надо было написать два заявления об ответственности, которую я возложил на Томаса Кирка.
Как только я заполнил бумаги, в комнату вбежал Кирк, ему оставалось только поставить подписи. Меня же, переодев в больничную одежду, повезли в операционную, сообщив что операция будет длится при хорошем раскладе десять часов.
Все происходило так быстро, что я даже не успел осознать и испугаться. Меня переложили на стол, по соседству с тобой. Я вытянул руку и дотронулся до кончиков твоих пальцев, прошептав
- Все будет хорошо.
В операционной было много врачей, наверно даже больше двадцати, анестезиолог приложил мне на лицо маску и велел считать от одного до десяти, в обратном порядке. Я закрыл глаза и начал считать - десять, девять, мое сознание начало отключатся, перед глазами все поплыло, воосеемь, сееемь...

22:42 

глава2-1

***
Я очень тяжело начал отходить ото сна, не решаясь пока открыть глаза. Пошевелив кончиками пальцев, я понял, что все в порядке. Полежав еще несколько минут, пытаясь обнаружить боль, открыл глаза, увидел в кресле рядом с собой спящую Келли. Если она тут, значит, где то рядом Крис.
Посмотрев в окно, я увидел лишь черную ночь. Сделав попытку приподняться, я мгновенно услышал нежный заботливый голос
- Не смей этого делать. Иначе швы разойдутся.
Так чутко может спать, только женщина, у которой есть дети. Потому что она всегда находится на стороже, прислушиваясь к каждому шороху.
- Привет.- Сонно прохрипел я,
- Как ты себя чувствуешь?
- Вроде неплохо.
- Значит, обезболивающие еще действует. - Она мягко по-матерински улыбнулась и подошла к кровати. Протянув руку, дотронулась до моего лба, проверяя температуру.
- А что ты здесь делаешь? Где Крис?
- Кирк позвонил нам, сообщил что случилось. Сначала мы хотели приехать вместе, но потом решили что от меня, здесь толку больше, поэтому он остался с детьми.
- Я очень рад видеть тебя.
- Спасибо, я тоже, но мне бы больше хотелось видеть вас с Мэтом не здесь и не при таких обстоятельствах.
Я попытался, засмеется, но почувствовал боль там, где сейчас находилась половина моей печени.
- Что болит! Давай позову медсестру, пусть введет тебе обезболивающее.
Только теперь я заметил, что от моей руки тянется тоненькая трубка капельницы.
- Нет, подожди, скажи, как там Мэт.
-Ну, относительно нормально.
- Что значит относительно?- С тревогой спросил я,
- Ну, он еще не очнулся. И в течение 10 дней может произойти отторжение нового органа. А так, операция прошла успешно, врачи довольны.
- Самое главное, что с Белзом все было в порядке.
- Ты молодец, не многие бы на такое решились. В общем, я горжусь тобой.
- Келл, не надо делать из меня героя. Ты бы поступила также если бы что, то случилось с родным тебе человеком. А ближе Мэтта, у меня никого нет.
Она подошла и приподняла мою голову и заключила в объятья.
- Я так испугалась, когда узнала. Она опустила меня на подушку, и я увидел, что она плачет.
- Ну, пожалуйста, Келл, прекрати, мне хватило собственных слез, в течение двух дней.
- Все, я уже не плачу. Заикаясь, проговорила она, вытирая мокрые дорожки на щеках.
- Когда я смогу его увидеть?
- Я не знаю, если завтра ты будешь хорошо себя чувствовать, попробую договориться, чтоб тебя отвезли на коляске и нему. Но скажу тебе, что когда я приехала, он был белый как мел, а сейчас вроде на лице появляется человеческий оттенок. Не переживай, он выкарабкается. Это же Мэт, с ним всегда так.
- В том то и дело, это Мэт. Сейчас он, как и мы борется за свою жизнь, но я боюсь, что он решит сдаться.
- Будем, наедятся, что он сильнее, чем ты думаешь.
Я снова почувствовал резкую боль и скривил лицо.
- Я позову врача.
- Не надо, сейчас пройдет.
- Даже слышать не хочу. Тем более тебе надо поспать.
Келли вышла из палаты и вернулась через несколько секунд с медсестрой, которая сразу же спросила о моем самочувствии. Ответив, что все в порядке, я заметил шприц в ее руке. - Келли, пока я не сунул, хотел тебе сказать
- Спасибо что приехала. И да, если что-то изменится в состоянии Мэтта в лучшую или худшую сторону, сразу буди меня.
- Ладно, отдыхай.
Медсестра ввела укол мне в капельницу, и через несколько секунд я страшно захотел спать.
***
Этим утром я проснулся из-за яркого солнечного света, бившего из окна. Вчерашний день мне вспоминался с трудом. Хотя, что там вспоминать? Почти весь день длилась операция. Кстати сегодня почти не болит.
-Пока вчера я не начал шевелится, тоже совсем не болело.- Сделал я замечание самому себе. Я сделал удачную попытку чуть-чуть привстать, тело очень затекло из-за того что я лежал все время в одной и той же позе. Еще мне очень хотелось воды. Но так как графин стоял достаточно далеко от кровати я решил потерпеть.
Ждать мне пришлось не долго. Через минуту в комнату влетела счастливая Келли.
- Дом, ты уже не спишь, это очень здорово. Я как раз шла тебя будить. Мэт! Мэт очнулся. Всего несколько минут назад.
Моему счастью не было предела, по всему телу прошло спасительное расслабление, будто до этого, все органы, вены, нервы и даже мозг, находились в безумном напряжении, на грани саморазрушения.
- Келл, а где Кирк?
- Я отпустила его поспать пару часов. Он не спал с того момента как приехал в Италию. Пока я была с тобой, он глаз не сводил с Мэтта.
- Подай, пожалуйста, воды.
Пока наливала стакан, она продолжала взахлеб рассказывать все, что я пропустил этой ночью. Как Мэт рано туром сначала пошевелил одним пальчиком, потом через несколько часов повернул голову, и как он пришел в себя.
Осушив свой стакан, я попросил ее организовать нам встречу. Минут через пятнадцать она вернулась с медсестрой, у которой в руках опять был шприц.
- Нет, нет, я не хочу опять спать! Я к Мэту хочу! Келли, скажи им, я хочу к Мэту!
Девушка в белом халате засмеялась вместе с Келли, наверно я напомнил им капризного ребенка в магазине игрушек.
- Тебя ни кто и не заставляет спать, это просто антибиотики. Не переживай, сейчас ты поедешь к нему.
- Правда?? Я смогу его увидеть? И даже поговорить?
Девушки опять засмеялись, медсестра показывая жестом чтоб я перевернулся для того чтобы сделать укол сказала.
- Даже поговорить, кстати, он ни кого не хочет видеть, пока не поговорит с тобой. Но не долго, он еще слабенький.
После того как девушка вытащила иглу из моей задницы, она пошла за моим креслом, в котором мне предстояло касаться по больнице. Еще через несколько минут Келли везла меня по направлению к палате Мэтта. Меня не устраивала скорость, поэтому я пытался ее увеличить, крутя руками огромные колеса. Остановившись перед палатой реанимации, она прошла в сторону, сказав
- Думаю, дальше справишься сам.
Я широко улыбнулся и выехал в палату. Мэт лежал на кровати с закрытыми глазами, я подумал, что он спит и поэтому старался не шуметь, но все, же мне хотелось побыть с ним рядом хоть несколько минут.
Он выглядел, как скелет, обтянутый кожей, она была настолько тонкой, что казалось, могла порваться в любой момент, губы были пересохшими и шершавыми. Радовало одно, цвет его лица, как и сказала Келли, стал больше похож на тот, который был раньше.
Я тихонько подъехал к столику и начал набирать воду, чтоб поставить ее рядов с его кроватью. Но услышал за спиной его слабый голос.
- Спасибо.
Когда я повернулся, Мэт улыбнулся мне, но эта была не та улыбка, которую я знал раньше. Его губы могут соврать, а вот глаза никогда. Они были очень печальными, его мучила совесть, это было очень хорошо заметно.
- Не за что, я просто делал что могу.
И тут я увидел, как Мэт начал заливаться слезами. И все время повторять.
- Прости я идиот, дурак, эгоист. Я не Заслуживаю тебя, прости, прости. - Я пытался его успокоить
- Всего ты заслуживаешь, успокойся, прекрати реветь как девчонка.
- Сам такой!- Заикаясь от истерики, огрызнулся Мэт. - Мне врачи рассказали как ты тут " не ревел "
- Ну, я это делал поводу, а ты сейчас ерундой страдаешь.
- Я говорю то, что думаю, и это правда.
- Правда в том, что в тебе сейчас половина моей печени, и если ты не будешь следить за ней должным образом, я не знаю, что с тобой сделаю. Если раньше ты сам распоряжался своим телом, мог запихнуть в себя какую нибудь дрянь, то теперь, я лично буду проверять, что ты ешь и пьешь, а точнее не пьешь, тебе теперь нельзя.
- Это еще почему?
- Ты что, вообще охринел, тебе только операцию сделали, а ты уже возмущаешься, что тебе пить нельзя.
- Ладно, расслабься, я же шучу.
- Шутит он, я из за твоих шуток, чуть рассудка не лишился. Знаешь, что я пережил за эти три дня? Впрочем, не сейчас. Но мы еще вернемся к этой теме. Да, кстати, у меня хорошие новости. Если все пойдет хорошо, то недельки через две я смогу забрать тебя домой. - Мэт тяжело вздохнул и покачал головой.
- Я пробовал договориться. Бесполезно.
- Значит хреновый из тебя дипломат. Я нанял тебе личного врача, и если ты быстро начнешь выздоравливать, то мы поедем в Россию, а Лия, ну твои лечащий врач, поедет с нами, и пробудет там, пока ты до конца не поправишься.
- А я смотрю, ты время зря не терял, девушку себе нашел. Обиженно рыкнул Мэт.
- Беллз, ты что ревнуешь? Ты серьезно?- Я был очень рад, что Мэтью так отреагировал, значит, я ему не безразличен, и это лучше всяких признании говорило о его чувствах.
- Я совсем не ревную. Просто я думал, что ты тут сидишь, переживаешь, а ты просто нашел место, где можно подцепить очередную подружку.
Через несколько секунд тишины мы оба засмеялись. Мы снова были рядом, вместе, неважно где, главное, что мы могли видеть друг друга, снова наслаждаться каждой секундой проведенной вместе.

***
Мэт быстро шел на поправку. На следующий день, я договорился с врачом, и меня тоже перевели в реанимацию, что бы все время быть рядом с любимым. Так как это было рождество, мы заставили Келли поехать домой, сказав, что это семейный праздник, наверняка тебя дома ждут дети, да и Крис уже, наверное, сума сходит. Кирку некуда было ехать, поэтому он решил остаться с нами.
На нашем праздничном столе вместо шампанского, было молоко, а праздничный ужин заменили несколько веток бананов. Я преподнес Мэту свой подарок. Он как маленький обрадовался новой игрушке, весь день не выпускал калейдоскоп из рук. Правда, предупредил меня, чтоб я оставил привычку дарить дорогие подарки. Я немного возмутился такому требованию, но все, же по возмущавшись, согласился. Мне было не жалко денег, ради его улыбки и хорошего настроения.
Я же, очень легко перенес операцию, уже через шесть дней мне сняли швы, но опять же по моей просьбе не спешили выписывать. Мы изо дня в день просто лежали и болтали не о чем, смеялись, держались за руки. Единственной закрытой темой для нас, было обсуждение причины его поступка.
Я видел, что он ждал, когда же я спрошу. И боялся. Для себя я решил не ворошить это, до приезда домой. В те короткие минуты, когда мы оставались без пристального внимания врачей и медсестер с той стороны стеклянной стены, я мог подойти и насладится его поцелуем.
Я так соскучился по этому, мне очень хотелось домой. Чтоб как раньше, мы возвращались измотанные, я проходил обутый в комнату, а ты бы орал на меня за это. Чтоб во время сна, я мог прижимать тебя к себе, уткнувшись носом в твои волосы. Чтоб я в полной мере мог почувствовать, насладится твоим телом и тобой. Вроде бы все это такие мелочи, но лишившись их, ты понимаешь, что в твоей жизни чего-то не хватает для полного счастья.
После десяти дней пребывания в госпитале, врачи убедились что «новая» печень Мэта работает и организм ее не отторгает. Как между нами шутил Мэт, говоря
- Теперь мы точно, одно целое, у нас все общее, даже органы. Но как, же мы будем делить их при разводе?
Так как я нанял Мэту врача, нас попросив подписать бумаги об ответственности, начали готовить к выписке.
В понедельник, после очередного обхода врачей, я начал собирать вещи. А Лия, отправилась оформлять отпуск за свой счет, а точнее за мой. Мэт еще спал, поэтому я старался не шуметь, хотя больничный гул может поднять даже мертвого. Я присел на кровать и через стеклянную стену начал рассматривать лица мелькавших людей, проносившихся мимо нашей палаты. Так как весь этаж занимало отделение реанимации, то лица делились на две категории: страдающие, опечаленные, измученные, или счастливые, от того что их близкому человеку стало лучше.
Закончив с вещами, я тихонько подошел к Мэту и поцеловал его в висок, прошептав на ухо – Радость моя, проснись, нам пора.- Может все эти ласковые слова были слишком сопливыми, но мне хотелось показывать ему мои чувства, чтоб он в них поверил, и перестал чувствовать себя виноватым.
Мэт открыл глаза и с улыбкой потянулся в постели
– Доброе утро.- Сонно промурлыкал он.
- Доброе.- Мэт оглядел комнату и остановил свой взгляд на чемодане.
- Ты что, все уже собрал?
– Конечно, я же заказал самолет на 11 утра, а уже 9. при этом я еще не собирал тебя.
- Ну, тогда можешь приступать. Мэт скинул с себя одеяло и немного приподнял руки, чтоб мне было удобно поднять его и посадить на свой временный автомобиль, так он называл инвалидное кресло, в котором ему предстояло разъезжать еще минимум две недели.
После случившегося Мэт сильно похудел, был словно пушинка, поэтому мне не составило труда пересадить его, после чего он сразу поехал умываться. Выехав из ванной я снова посадил его на кровать, для того что бы помочь одеться. Врачи очень ругали меня, за то, что я сам его таскаю туда-сюда, ссылаясь на мою операцию, Беллз тоже был против этого, но, все же немного поворчав, смирился.
Начав одевать его, я увидел что, все просто болтается на нем. Если бы ему пришлось ходить самому, то не успел бы он сделать и двух шагов, как брюки уже валялись на полу. Я позвонил Лие, и сообщил, что мы готовы и будем ждать ее в машине, которую перед уездом оставил нам Кирк.


***
Выехав на улицу, я вдохнул свежий воздух полной грудью. А ведь если бы у меня все получилось, я бы больше никогда не смог этого сделать.
Жизнь прекрасна, я это осознал только после того, как увидел рядом со своей больничной кроватью, людей, которым я не безразличен. Я думал что никто не заметит мой уход из жизни, но когда я увидел счастливые глаза Доминика, после того как я очнулся, я понял как сильно ошибался.
То что он сделал для меня, не передать словами, он вытащил меня с того света, помог понять, что я ему не просто нужен, а необходим.
Дом подвез меня к машине и посадил на заднее сидение, сам же он, сложив мое кресло и положив его в багажник, сел за руль. К нам подсела Лия, и мы сразу же отправились в аэропорт.
Дом решил включить музыку, но для этого необходимо было найти подходящий диск. Так как машина была Кирка, то мы не надеялись найти ничего кроме наших дисков, так оно и вышло.
- Мэт, не хочешь послушать MUSE?
- А что это? - Я знал что Дом, не сказал ей как называется наша группа, она только знала что мы музыканты. Я улыбнулся и попытался сделать серьезное лицо. Дом, поняв меня, решил подыграть.
- Ну, ты, наверное, не слышал, это малоизвестная английская группа, я сам о ней мало знаю, слышал одно, у них чокнутый фронтмен.
Дом поставил диск и из колонок послышались знакомые нотки spase dementia. Лия резко подпрыгнула на месте и воскликнула,
- Я знаю эту песню, она стоит у меня на звонке, правда не знаю, кто ее поет.
Дом засмеялся и посмотрел сначала на нее, а потом на меня и подмигнул.
- Ну, тогда повернись назад, и еще раз познакомься с человеком, который написал эту песню.
- Девушка вначале не поняла нашего юмора и недоверчиво посмотрела на меня, а потом на Доминика,
- Очень смешно.
Меня немного разозлил ее скептический настрой.
- Ты что не веришь что это моя музыка? - Тут вмешался Дом.
- Мэт, успокойся. - Прошептал он, мягко посмотрев на меня. Потом снова бросил взгляд на девушку.
- Я же говорил, что фронтмен у них сумасшедший.
- Прекрати, я не сумасшедший, просто, если ты чего-то не видишь, это не значит, что этого нет.
- Если бы ты поменьше пил, то ты бы тоже всего этого не видел.
Я решил, обидится его словам, поэтому просто уставился в окно. Тут вдруг заговорила Лия, хотя я уже забыл о ее существовании.
- Я смотрю на вас, и понимаю, что таких друзей как вы, я еще никогда не видела. У вас столько заботы друг о друге, я даже сначала подумала что вы, ну... Это..., ну вобщем не важно.
Пока она пыталась подобрать слова, я думал, что мне сердце упадет в пятки от испуга, посмотрев на Дома, я увидел, что он аж побелел от ужаса, мы то прекрасно поняли, что она хотела сказать. Но он быстрее меня сориентировался и нашел нужный ответ.
- Просто мы дружим с 14 лет, и не представляем уже себя друг без друга. Мы... Словно семья. Тем более, мы постоянно находимся вместе. Работа у нас такая. Мы одна из немногих групп, которая никогда не меняет свой состав.
Лия решила исправить глупую ситуацию и задала вопрос на совершенно другую тему.
- А почему мы полетим в Россию? Вы же англичане?
Мне показалось, что для врача, она задает слишком много вопросов, но Дом, похоже, этого не замечал, и спокойно отвечал на них.
- Просто бывают такие периоды, например как сейчас, что мы не хотим быть замечаными, что бы кто-то посягал на нашу личную жизнь, а в Англии мы слишком известные, так что там спрятаться не получается. И как раз для этих случаев мы с Белзом приобрели дом в России. Там нас точно искать не будут, ни у кого даже мысли не возникнет что мы там. Тем более, в Москве у нас прекрасный дом и участок леса, там очень красиво, впрочем, ты сама сможешь, в этом убедится.
- Беллз??? Ты называешь его Белзом? – У нее был слегка удивленный взгляд, при этом она говорила так, будто меня здесь нет.
- А, это, ну да, звучит вроде очень поэтично? Ты не находишь?
У меня было ощущение, как будто они обсуждают кличку собаки. И вообще, нахватало, чтоб она меня так начала называть, ведь это мое «имя», придумал Дом, еще в детстве, только он может позволить себе меня так называть, даже ребята пользуются этим именем, чтоб обратится ко мне, крайне редко, это очень личное для меня.
Следующие несколько минут она с открытым ртом слушала рассказ о нашем доме. На то, что я обиделся, никто даже не обратил внимания.
Мы подъехали к аэропорту, а дом продолжал мило беседовать с девушкой, и как бы, между прочим, пересадил меня в кресло, это выглядело так, как будто я был глухой слепой, немой совершенно ничего ни понимающий и не чувствующий инвалид, на которого можно было не обращать внимания. Меня это бесило. Также, не обращая внимания, он завез меня в самолет. Я пытался себя вразумить, мол, он многое сделал для меня, ему было тяжело, хочется немного расслабиться. Потом я вспомнил из за чего хотел покончить с собой. И после этого, мне стало стыдно ревновать. Хотя факт на лицо, он с ней заигрывает, но как мне к этому относится? И я больше не могу носить этот груз у себя на сердце. Сразу по приезду домой, я ему все расскажу и не важно, что он решит. Если уйдет, то я завершу начатое, а если нет... Думаю, все-таки уйдет.

Прилетев в Россию, мы поспешили найти такси, и как в прошлый раз сели в первую попавшуюся машину. Водитель на нас вначале даже не посмотрел, пока мы не загрузили кресло в багажник и не сели в машину. Дом сидел со мной сзади, а Лия рядом с водителем, который суетливо обернулся на нас. Увидев его, мы неприлично громко начали просто ржать. Это был тот же самый водитель, как мы поняли, он тоже нас узнал, так как он недовольно размахивал руками и что-то кричал на непонятном нам языке. Дом предпринял, попытку успокоится, и объяснить адрес, но это не увенчалось успехом, а только больше разозлило водитель, я, же своим смехом еще сильнее подливал масло в огонь. Потом в наш бедлам вмешалась Лия.
- Дом, какой у вас адрес? - ответив ей, Дом начал опять заливаться в истерике. Девушка же, сказав тучному водителю, что-то на русском пристегнулась, и машина тронулась. Мы же, переглянувшись с Домом, в один голос спросили.
- Ты что знаешь русский?
- Да, я тебе не говорила, у меня русские корни. - Меня опять взбесило, что она обращалась только к Доми, меня же она не замечает, хотя, насколько я помню, нанимали ее для меня. - Мэт, я же тебе говорил, что нам с ней повезло, она просто чудо.
- Да, да, говорил.- Лия смущенно, но все таки как, то по блядски посмотрела на Доминика, и бросила на меня взгляд, говоривший - «не долго тебе быть на первом месте в его жизни, скоро его сердце будет моим». Я ответил ее тем же взглядом, подразумевая под ним - «и не надейся стерва».
В России сейчас было очень холодно, и как обычно в машине было не намного теплей. Поэтому мое тело начал бить озноб.
- Беллз, ты замерз?- Обеспокоенно спросил Дом. В его глазах я увидел не поддельное переживание и искреннюю заботу.
- Да нет, все нормально, не переживай.
- Давай я отдам тебе куртку.
- Нет, ты что, с ума сошел, ты же замерзнешь.
И как обычно в наш разговор влезла она.
- Конечно, ты замерзнешь. Нам ехать не так уж и долго, Мэт не успеет заболеть.
Опять начался разговор, будто меня нет.
- Дело не в том, что он заболеет. Ему просто холодно, я не могу смотреть, как он дрожит. Тем более о болезни не может идти даже речи. Если я привезу его потом на концерт больным, Кирк меня убьет, причем найдет для этого какой нибудь изощренный способ. Дом придвинул меня, расстегнулся и прижал к себе, одевая одну сторону своей куртки на мое плечо. Я согнулся и прижался к нему еще плотнее.
Я, конечно, не видел, но был уверен на сто процентов, что мои любимый сейчас улыбнулся. Приехав домой, я сразу же отправился в нашу комнату - теперь она была моей. Там был не высокий комод, так, что я мог сам разобрать свой чемодан. Дом же отправился готовить обед. Лия захотела побродить во дворе. Она долго умоляла Дома пойти с ней, но он все, же отказался, ссылаясь на то, что ему не в кайф лазить по сугробам.
Я решил, что расскажу Доминику все завтра, а сегодня, я буду наслаждаться, им возможно последний раз. Мне было просто, не обходимо, хотя бы еще раз почувствовать его, мне хотелось не просто секса, а нечто большего: страсти, нежности, безумия. Как, только Лия, вышла из дома, я услышал шаги по лестнице. Дом подлетел ко мне и впился своими губами в мои. Сначала это было немного грубо, но потом поцелуй становился мягким, легким, он будто изучал заново мои губы, рот потом шею…. И на этом все закончилось.
- Дом, ну почему ты остановился?
- Нельзя, мы здесь не одни.
- Но я хочу. Ты же придешь ко мне ночью? Я уже просто не могу, я так соскучился по твоему телу.
- Мэт, будь немного разумным. А вдруг Лия проснется и зайдет в твою комнату проверить как ты.
- Ну в мою то комнату она точно не зайдет, а вот проверить уютно ли тебе одному, она может, и если что предложить свою помощь.
- Мэтти, да ладно тебе, прекрати злиться. Я тоже тебя хочу, но даже не представляю, как это можно провернуть.
- Я уже все придумал. Как только она уснет, ты закрываешь свою комнату на ключ и приходишь ко мне, мою дверь мы тоже запрем. Все будет выглядеть так, будто мы просто привыкли спать с запертыми дверьми. Тут нет ничего такого.
- Конечно ты псих, но я согласен.
- Вот и отлично, а теперь вали и готовь нам, что нибудь пожевать.
- А что ты хочешь?
- Ну, так как тяжелую еду мне пока нельзя, то думаю, что обойдусь рыбой и фруктовым салатом
.- А что будешь пить?
– Йогурт. Кстати было бы здорово, если ты тоже не будешь налегать на алкоголь и поужинаешь со мной. Я не хочу, чтоб ты был пьяный.
- Просто скажи, что ревнуешь и все. Ужинать мы будем вместе, но обещаю, что буду смотреть только на тебя.
– Я не люблю, когда смотрят, как я ем.
- Ну ладно, думаю, Лия будет не против, если сегодня мой взгляд будет прикован к ней.
- Нет нет, меня все устраивает. А если ты на нее, хоть раз посмотришь, я оторву твою блондинистую голову и сожгу весь твой гардероб. Ясно?
- Дом засмеялся, чмокнул меня и побежал на кухню.
Через полчаса с улицы вернулась рыжая бестия, и Дом начал накрывать на стол. Я очень удивился, когда увидел две тарелки с рыбой и овощами, приготовленными на пару, и одну порцию, запеченную в духовке. Так же стояло Два бокала с йогуртом, и один с белым вином. Мы сели за стол и первой начала говорить она.
- Дом, а почему ты ешь то же самое что Мэтью? Тебе же уже все можно.
- Ну, просто я не хочу еще раз заострять внимание, что он еще болеет и ему нужен особенный уход и питание.
- Спасибо Дом, мне это очень приятно. Но, если ты не хочешь это есть, я не против. Ты не обязан это делать.- Доми ласково посмотрел на меня и сказал
- Расслабься, и ешь, это вкусно.
Я попробовал, и действительно, это оказалось очень даже не плохо. Закончив с ужином, мы принялись за десерт, хоть тут у нас все было одинаково, за одним исключением: в моей порции было немного больше бананов, так как дом знал мою слабость к ним. После этого я, ссылаясь на усталость после перелета, попросил отвести меня в комнату. Поднявшись наверх, мы все вместе зашли ко мне, Лия померила мне температуру, давление и сделала укол. После этого Дом проводил ее до гостевой комнаты и вернулся ко мне.
- Дом, помоги раздеться, я хочу в ванную.
- Купаться мы будем вместе, тогда, когда я приду к тебе ночью.- Это была не проблема, так как к этой комнате примыкала отдельный душ и джакузи.
- Ну, тогда мне надо хотя бы переодеться.
- Без проблем. Что ты наденешь?
- Без разницы, что нибудь домашнее.
- Ладно, попытаюсь, что нибудь подобрать.
- Эй эй эй стоп, я знаю что для тебя подобрать что то - это значит что ты сейчас сначала будешь пол часа без движения рассматривать содержимое моего шкафа, хотя наизусть знаешь все мои вещи, а потом еще час будешь примерять на меня всякую хрень. Ладно, просто помоги мне раздеться, все равно до твоего прихода я буду просто спать. После того как я остался в одних боксерах, я залез под одеяло. Там было жутко холодно. Одеяло и простыни были ледяными.
- Прости котенок, но сейчас я не смогу тебя согреть, пойду лучше сделаю отопление на всю мощь. Подоткнув одеяло со всех сторон, он ушел.
Через двадцать минут в комнате стало тепло, и я погрузился в сон.

Сквозь сон, я услышал защелкивающийся дверной замок.
Через мгновение я почувствовал на себе горячие руки Дома. Они медленно двигались по моему телу, от живота до шеи, не пропуская ни миллиметра. Потом я почувствовал его дыхание у себя на груди. Губы двигались в одном направлении с руками, и уже через несколько секунд он ласкал мою шею, потом снова начал спускаться вниз, при этом прерывисто дыша, находясь на грани возбуждения, меж тем я почувствовал его руки на своем паху. Мой член не мог больше сопротивляться и ответил на ласки Доминика, он начал стягивать с меня боксеры. И вот, знакомое ощущение полностью поглотило меня. Даже не решаясь открыть глаза, но почувствовав как мои член погрузился, во что, то очень нежное и теплое я взглянул и понял, что он почти полностью оказался во рту Доми, доводя меня до высшей степени блаженства. У меня из горла вырвался тихий стон, голова кружилась, я не понимал, что происходит вокруг, перед глазами все плыло, я не мог сконцентрироваться не на чем другом кроме своего дикого желания. Я положил свои руки ему на голову и начал контролировать его движения. И вдруг, по всему телу прошел ток блаженства, задевая каждую клеточку тела.
Через несколько секунд мы слились в долгом, страстном поцелуе, в котором выражались все наши чувства, и то, как мы соскучились по телам друг друга. В эти секунды, моя душа была готова вырваться наружу, покинуть бренное тело и взлететь над всеми невзгодами и ошибками моей жизни. Мы катались по кровати туда-сюда, затем Дом, опрокинул меня на спину и начал медленно вводить в меня свои член, затем он стал ритмично двигаться, доставляя мне новую порцию удовольствия. Я просто сходил сума от наслаждения, чувствуя его внутри себя. Вскоре мы оба разрядились и обессиленные рухнули на кровать. Полежав минут десять, в объятьях друг друга, я заявил
- Хочу в душ.
- Хочешь, значит, я помогу тебе дойти, но тогда мы купаемся вместе.
- У меня есть выбор?
- Конечно же, нет. С этими словами он подхватил меня на руки и понес в ванную.

Просунувшись утром, я не обнаружил Дома в своей постели. Но у меня все равно было замечательное настроение, Сегодняшнюю ночь я запомню надолго, такого с нами никогда не было. Столько страсти, мы без всякой усталости занимались любовью, три раза за ночь. Я думал, что мое настроение сегодня никто не сможет испортить, пока не вспомнил, что должен сегодня рассказать все Ховарду. Я пытался подготовить речь, но ничего не приходило в голову. Поэтому я решил действовать по обстоятельствам.
Повернув голову к тумбочке, я увидел записку.
«Доброе утро любимый. Я ушел к себе ближе к утру, чтоб не вызвать подозрений. Как проснешься, не кричи, не рви связки, а просто позвони, телефон в тумбочке».
Я набрал знакомый номер и после нескольких гудков услышал быстрые шаги по лестнице. В комнату влетел счастливый Доминик и сразу же поспешил поцеловать меня.
- Доброе утро моя радость. Дом улыбался во все 32 зуба, мне очень не хотелось портить ему настроение, но время пришло.
- Дом, я хочу поговорить с тобой, о том, что случилось тогда.
- Мэт, это все в прошлом, не вспоминал больше об этом. Нам хорошо вместе, и я буду с тобой, что бы ни случилось.
- В том то и дело, что все не в прошлом, а только в будущем. - Дом смотрел на меня, и не понимал, о чем я говорю, поэтому я поспешил все рассказать.
- Знаешь, почему я так поступил?
- Нет, но я готов выслушать.
- Когда я уехал к Кейт, чтоб сказать ей, что все кончено, я не думал что разговор примет такой оборот. Когда я сказал ей, что я остыл к ней, больше нет прежних чувств, сказал что сомневаюсь, что они вообще были. Она спокойно выслушала меня и сказала.
- «ты договорил? Так вот, перед тем как все кончится, я хочу, чтоб ты знал. Я беременна» Сначала у меня пропал дар речи, мне казалось, что для любого мужчины это счастье - иметь детей. Но для меня это была катастрофа. Я предложил сделать аборт, но она даже слушать не хотела, просто сказала перед уходом «как только решишь, что тебе делать позвони. Но знай, долго это скрывать не получится».
- Дом, скажи, что мне оставалось делать? Я не знал, как поступить. Ведь я люблю только тебя, больше мне ни кто не нужен. Но как я мог бросить ее? Вобщем я решил, что это самый верный способ решения всех проблем.
Дом слушал, молча, и напряжено. Его глаза были пустыми, в них ничего не было. Я решил дать ему путь для отступления.
- Дом, если ты хочешь расстаться, я не в праве тебя держать, возможно, я смогу пережить наш разрыв. Ты можешь уйти, я пойму...
Для себя я прекрасно знал, что даже не буду пробовать пережить расставание, просто завершу начатое.
- Мэт, но как это могло произойти. Мы же с тобой уже четыре месяца? Ты уверен, что это твой ребенок.
- Да Доми, уверен. Помнишь первый раз, когда она приезжала во время тура? Мы тогда только начали наши отношения. Вобщем, я изменил тебе,…прости...
Я опустил голову боясь смотреть ему в глаза. Мне было страшно, стыдно за то, что я его предал. Но все, же я пересилил себя и поднял глаза на него. На его лице застыл вопрос «почему? За что ты так со мной?» Глаза были полными слез и обиды. Он сидел на кровати с растерянным видом. Прокашлявшись, он сказал.
- Сейчас я не уйду. Так как ты во мне нуждаешься. Как только ты поправишься и перестанешь завесить от меня, я скажу тебе останусь я или нет. С этими словами он поднялся и вышел из комнаты. Я же зарывшись в одеяло начал рыдать, чувствуя себя последней сволочью.
Но я прекрасно понимал, то не могу ничего сделать. Мне остается только ждать и наедятся на его прощение. Иначе мне не жить…

22:52 

глава 3

Глава 3
Боль - обостряет мысли и чувства…
Боль - расщепляет сердце в крупинки…
Боль - об утрате последних минуток…
Боль - смог сказать ему правду…
Боль - не хватило слов и обиды…
Боль - отвернутся и просто заплакать…
Боль - уйти не позволит…
Боль - рвет душу на части…
Боль - гордость притупит…
Боль - на колени поставит…
Боль - он не посмотрит…
Боль - обернутся, забудет…
Боль - моя, не нужна ему больше…
Боль - рвется наружу…
Боль - красным вином на руках…
Боль, холод, тьма, страх…



Как ты мог? Я ведь так доверял тебе. Ты был самым близким, самым родным и желанным. А теперь я стою перед твоей дверью и ненавижу тебя. А ведь еще неделю назад, я готов был отдать за твою жизнь не только печень, но и сердце. А если бы одного оказалось мало, я бы выскочил на улицу и своими руками вырвал бы его у первого встречного, принес бы тебе и следом вырвал бы свое, только для того, чтоб ты остался. Мне было без разницы на себя. Но как ты мог? Как ты мог целовать меня, ложится в нашу постель, неужели тебя не мучила совесть? Я этого не понимаю.
Ненавижу тебя! Слышишь, ненавижу! Как же я хочу ненавидеть тебя. Но не могу... Смириться я тоже не могу... Как будто душу разрывает на куски, твое предательство. Мне хочется сделать тебе больно, чтоб ты понял, какого было мне, когда я сидел и слушал, рассказ о том, как ты несчастен. Я ведь думал что у тебя действительно проблемы, раз уж ты решил убить себя. А ты просто не смог выбрать между мной и шлюхой.
Когда я прохожу мимо твоей комнаты, мне так хочется зайти и прижать тебя к себе, сказать что все в прошлом, я больше не злюсь. Но почему я не могу так сделать? Неужели это все? Но я, же люблю его. Мне каждую минуту хочется целовать его скулы, губы шею. Хочется бродить ночью по окрестностям городов, которые мы проезжаем во время тура.
И еще Лия, я вижу, что она ко мне не равнодушна. Я же сразу это заметил. Она мне тоже нравится, взглянув в ее глаза хоть раз, трудно будет их, когда нибудь забыть. Они такие огромные, и зеленые, такого изумрудного цвета, я еще никогда не видел. Ее волосы... Она перестала их выпрямлять, теперь, это огромная копна рыжих локонов. Но что мне может дать лия? Только лишь секс? Может, стоит рискнуть? Вдруг она сможет стать... Вторым Мэтом? Какой бред! Но все-таки стоит ответить на ее попытки завладеть моим вниманием.
Черт возьми, Беллз, почему ты доставляешь мне столько головной боли, впрочем, так всегда было и будет. Как же я устал от тебя, я так хочу уехать, но не могу. Дело даже не в том, что ты болеешь, просто меня будто магнитом притягивает к тебе. Пусть я не захожу в комнату, но я не ухожу из дома больше чем на час. Я не доверяю не кому... Теперь не кому... Я не могу доверить тебя Лие. я столкнулся с предательством и не могу позволить, что бы кто-то еще так со мной поступил. Каждый вечер, перед сном, я сижу под твоей дверью и слушаю, как ты плачешь. Мне тоже больно. Я верю, что ты раскаиваешься, но пока я не могу смириться. Я обещал сказать тебе что я решил, после того как ты поправишься. Конечно, я тебя прощу, я же тряпка, и ничего не могу с этим поделать, я завишу от тебя, от твоего настроения, даже от твоей мимики. Но пока ты еще болеешь, я обещаю, ты не узнаешь о моём решений, я изо всех сил буду стараться разлюбить и забыть тебя. Конечно, я не надеюсь на это, но вдруг получится. Надеюсь, Лия, мне в этом поможет.

***
Два дня мне холодно и одиноко, я засыпаю в ледяной и влажной от слез постели. Тебе на это наплевать. Ты видишь что я страдаю, и не нахожу себе места. Хотя чего мне его находить? Я прикован к кровати, и не могу даже сделать шаг, без чьей либо помощи. Но тебе наплевать. Ты нехотя готовишь мне обед, с каменным лицом заходишь в комнату, молча, пересаживаешь меня на кресло и предоставляешь самому себе. Стараешься, как можно реже появляется в моей комнате. Сегодня ты один раз зашел, спросил, нужно ли мне чего нибудь, я ответил нет. Хотя конечно нужно. Мне нужен ты, весь, без остатка. Какая же я сволочь. Я слышу, как ты общаешься с Лией на первом этаже. Вы смеетесь, вам хорошо вместе. Я даже слышал, что вы вчера ходили гулять в лес. Я хотел посмотреть на вас в окно, но, потянувшись за своим креслом, я упал. Оставшийся вечер, я валялся на полу и рыдал. Из за своей ничтожности…
Ты прекрасно все слышал. Я видел твою тень возле двери. Но тебе плевать. Сейчас, тебе плевать умру я или нет. Какая же я скотина. Я порвал ту нить, которая связывала нас с тобой. Сегодня я весь день сидел голодный. Ты не пришел. Я боялся тебя тревожить, и приносить тебе неудобства. Вдруг ты уйдешь раньше, чем я думал, просто отправишь обратно в больницу. Нет... Я не хочу доставлять тебе хлопоты. Я лучше умру с голоду только бы ты не уходил. Я уже приспособился сам купаться. Правда, ноги еще совсем не держат, но если ими чуть-чуть оттолкнуться от кровати, то можно самому сесть на кресло. Я слышу знакомые шаги, ты заходишь в мою комнату, в нашу комнату. Твои глаза злые и пустые. По моим щекам снова потекли слезы.
- Мэт, Лия сказала, что сегодня ты отказался, есть то, что она приготовила.- Он произнес это ледяным тоном, так гневно, с упреком. Только теперь я понял, почему сегодня мне не принесли поесть. Просто Дом попросил Лию покормить меня. А она даже не собиралась этого делать. Но не буду, же я ныть, что меня не покормили.
- спасибо Доми, я не голоден.
- прекрати меня так называть. - Я опустил голову, и единственное что смог произнести.
- хорошо, как скажешь.- И ты ушел. Прошло еще два дня. Теперь Лия, кормит меня раз в день. Боже, как я жалок. Я хочу умереть. Но ты оказался предусмотрительным, в моей комнате не было, ни одного лезвия или таблетки. Черт, даже чтоб умереть, мне сначала нужно вылечится, хотя бы до такого состояния, чтоб можно было накачать себя алкоголем - а для меня это смерть, всего за несколько часов. Как же мне тебя нахватает
***
Я услышал стук в дверь. Я знал, что это Лия. Больше некому было стучать в мою комнату. Мэт еще не вставал с кровати, ему было тяжело даже самому пересаживаться на кресло.
- Проходи.- Дверь открылась и зашла Лия, одетая в джинсы и теплый серый свитер.
- Дом, не хочешь, прогуляется со мной по лесу. Я знаю, что ты не хочешь прыгать по сугробам, но мне страшно идти туда одной, а дома я больше сидеть не могу. - Я немного задумался, о том, что все складывается даже лучше, чем я думал.
- Да конечно, я с удовольствием прогуляюсь с тобой.
- Я надеюсь, что мы пойдем только вдвоем, так как это свидание.
- Ого, даже так. Без проблем, я даже и не думал брать с собой Мэта. Я только оденусь, и сразу спущусь к тебе.
- вот и отлично.
После того как она вышла, я сел на кровать, обхватил голову руками и согнулся, мне была противна даже мысль об измене. Почему раньше я об этом не задумывался? Ответ я прекрасно знал - потому что раньше я не переживал измену любимого человека. Как же больно было моим бывшим девушкам, когда они видели меня в объятьях других.
Я постарался отогнать от себя эти мысли тем, что это реальная возможность забыть тебя, твои руки, чувственные губы, глаза, такие синие и глубокие, твои голос, хотя конечно это бред. Я не смогу все это сделать, так как даже после расставания, нам придется работать вместе, мне придется сталкиваться с тобой ежедневно, и неудобных моментов не избежать.
Я наспех оделся и спустился на первый этаж. Лия стояла уже одетая возле зеркала и расчесывала свои кудри.
- ты готова?
- да, конечно, можно идти.
Мы вышли на улицу. Мороз был наверно градусов 20, почти сразу защипали щеки и нос, но это стоило того. Глаза резала слепящая белизна. Сугробы по колено, даже деревья были укутаны снегом.
- да... Такого в Италии не увидишь.
- но ты, же говорила что у тебя русские корни? Неужели ты здесь впервые?
- мои родители переехали в Италию, сразу после моего рождение, и здесь у нас ни кого не осталось, так что от моей родины, мне остался только язык, на котором я достаточно неплохо говорю.
Наступила неловкая пауза, я отвернулся и наблюдал за вороной, которая пыталась, что-то вытащить снега. В следующую минуту я почувствовал на себе удар снежного кома. Не растерявшись, я слепил снежок и кинул в ответ. Следующий шар залетел мне за шиворот. Мне сразу же стало неуютно, но вытащить его оттуда не представлялось ни какой возможности. Я ощутил, как он начал медленно плавится из-за взаимодействия с моим теплым телом и как по спине начала стекать ледяная талая вода. На этом наша игра завершилась.
Мы гуляли еще минут сорок, пока я окончательно не замерз. Мы ходили и наслаждались здешней природой. Несмотря на то, что у меня были полные ботинки снега, прогулка мне понравилась.
Вернувшись, домой, меня продолжало трясти от холода, боясь, что я заболею, Лия решила растереть тело спиртом. Я зашел к себе в комнату разделся и лег в кровать, через несколько минут в дверях появилась она. В моей голове сразу созрел вопрос - что она со мной делает?
На ней был коротенький черный шелковый халатик. Очень короткий халатик… Она стояла на цыпочках, босиком на холодном паркете. В руках был поднос, на котором стояла бутылка вина и кисть винограда. Да уж я не думаю, что она будет растирать меня вином. Ангел и демон бушевали в моей голове.
Один говорил - стоит рискнуть, ведь от такой девушки не отказался бы никто. Другой настойчиво твердил - ты сам пережил измену. Какого тебе было? Представь, как сейчас чувствует тебя Мэт? Хочешь любви и секса, значит иди к нему, а не глазей на других. Она подошла ко мне и опустилась на кровать, засунула свои руки ко мне под одеяло, быстро скинула с себя так называемою одежду, и через секунду она уже лежала в моей постели.
Я даже не успел отреагировать на ее действия. Решил, что раз она так поступает, то значит, за меня все решила судьба, противится которой, я не собирался. Но мне не хотелось нежности, ее я мог дарить только одному человеку. От нее мне нужен был лишь животный секс, и ничего больше.
Ее кожа была белой, цвета молока, я начал водить по ней руками, это трудно было назвать лаской, скорее это было грубо. Я целовал ее, кусал губы, от этого она стонала, я припал губами к ее груди, она извивалась подо мной как змея, выгибая свое сексуальное тело до предела. Потом, она медленно спустилась вниз и взяла мой член в ротик, с начало медленно посасывая, но потом, но начал полностью погружаться в ее рот. Я не мог больше терпеть, поэтому приподняв, насадил ее на свой член. Одной рукой она продолжала ласкать себя, другой ласкала меня, иногда пощипывая мои соски. Я бил ее по попе, этого она еще громче стонала. Она была неутомима в сексе. Я хотел завладеть ею еще больше. С каждой минутой она двигалась на мне все быстрее и быстрее. Ее грудь вздымалась, из горла вырывались стоны и всхлипы, мои член будто пронзал ее насквозь, я сжимал ее бедра, надеясь войти еще глубже. Я чувствовал, что скоро наступит кульминация, поэтому я поднялся и развернул резко ввел в нее свой член и начал двигаться быстрее. Она кричала, цеплялась своими ногтями в мои плечи, я схватил ее руки и прижал к подушка, после этого она начала еще сильнее выгибаться. Я понял, что ее заводят мои грубый действия. Вырвавшись из моей хватки, она начала двигаться мне на встречу, обхватила своими ногами мои бедра, я начал входить в нее еще глубже, закинул ее ноги себе на плечи и начал просто разрывать ее изнутри в бешеном темпе, не выдержав такой скорости, мы быстро, одновременно, испытали оргазм.
Потом мы пили вино и, Лия кормила меня виноградом. Что еще можно желать мужчине? В моем случае, другого мужчину…
Последние несколько дней, я вообще перестал выходить из комнаты, Лия летала вокруг меня словно пчелка, принося завтрак обед и ужин прямо в постель, я наслаждался ей тогда, когда хотел. Меня все устраивало, правда все время тянуло в соседнюю комнату, я слышал, как по ночам плачет Мэт, он сидел абсолютно один в своей комнате, правда он уже начал вставать, поэтому потихоньку входил в обычную жизнь. Я прекрасно понимал, что скоро должно было, состоятся то, что я оттягивал как мог. Я уже принял решение остаться с ним, просто мне нужна была разрядка, в виде обворожительной девушки. Рано утром, Лия выскочила из комнаты, наверное, для того, что бы приготовить завтрак, через несколько минут, я услышал как Беллз медленными шажками, направился в сторону лестницы. Я все время прислушивался, боясь, что он упадет, ведь ходить он начал всего несколько дней назад. Я слышал, как на первом этаже гремит посуда. Но потом через несколько секунд, наступила тишина.

***
... Я стою на ногах, даже могу спуститься с лестницы, правда пока очень медленно и держась за перила. Теперь я удостоверился в том, что ты уйдешь от меня. Два дня ты спишь у нее в комнате. Я уже успел осознать то, что через несколько дней меня не станет. Главное выбрать время. Но сначала, надо было усыпить твою бдительность.

Жуткая жажда сушила горло. Мне пришлось открыть глаза. За окном гудела вьюга, хотя сейчас было утро, но из-за снежной тучи, казалось, что сейчас часов 6 вечера. Белый цвет стен, раздражал меня. Как же меня достал этот интерьер. Вся эта новомодная хрень выводит из себя.
Я встал с кровати и, стараясь держаться за все на своем пути начал медленно спускаться на первый этаж. Домочка еще, наверное, спал, но на кухне кружилась счастливая Лия. Признаться выглядела она потрясно.
Черная шелковая ночная сорочка струилась до пола, шикарное декольте, красивая упругая грудь 3го размера. Тонкая талия, пламя волос, доходивших до середины лопаток, и огромные зеленые глаза, обрамленные длинными и пышными ресницами.
Увидев меня, она слегка приподняла одну бровь, от чего ее взгляд стал еще более открытый. Говорят, только ведьмы имеют огненно рыжие волосы и такие зеленые глаза. Так вот, Дом, попал на крючок этой сирены.
Она медленно подошла ко мне, будто анализируя каждый свой шаг. Я оперся рукой в барную стойку, она наклонилась к моему уху и начала быстро и суетливо говорить, боясь, что Доминик может это услышать.
- значит так, хватит строить из себя бедную овечку. Я не знаю, что между вами происходит, мне в принципе все равно, но это мне очень сильно мешает. Он думает о тебе больше, чем я этого хочу. Поэтому потрудись собрать вещи и уехать отсюда, как можно быстрее. Ясно. - Я если честно немного охринел от такого заявления. Я думал, что она будет играть в эту игру сидя в подполье, но я ее недооценил. С такими как она, разговор должен происходить на их же уровне.
- девочка, тебе не кажется, что ты перегибаешь палку? Если тебе позволили быть подстилкой, и ты не против чтоб тебя трахал малознакомый мужчина, то это не значит что тебе дали право говорить. Насколько я помню, деньги тебе платят не за это. И вообще, тебе не кажется, Что я в твоей помощи больше не нуждаюсь? Ты здесь загостилась.
- да нет, это ты слишком долго достаешь со своими проблемами, чокнутый суицидник.
- дорогая, этот дом, принадлежит мне, также как и Доминику, понятно?
- поверь это ненадолго. Я это заявляю как будущая хозяйка этого дома, и всего что принадлежит моему будущему мужу. - Я не выдержал и засмеялся, такой нелепости, я в жизни не слышал.
- ты сума сошла, Дом не женится на первых встречных. Поверь, если бы у него стоял штамп с каждой шлюхой, которой он спал, то в его паспорте было бы больше листов, чем в библии.
- а как тебе такой довод, я видела кольцо у него в чемодане!
А вот это был действительно весомый довод. Но показывать свою слабость нельзя. Надо быстро придумать, что сказать, чтоб она не заметила заминки.
- ну, максимум на что ты можешь рассчитывать, так это только на кольцо, купленное в знак благодарности.
- она фыркнула и ушла с подносом, на котором стоял завтрак. Мне не нужно было спрашивать, я и так знал, кому он предназначен.
Мне стало так плохо на душе, я сразу представил Дома, в объятьях этой женщины. Он страстно целовал ее, водил кончиками пальцев по ее шее как ты делал это мне. Как тяжело наблюдать как твой любимый, находясь с тобой в одном доме, ласкает другую. Я ничего не могу сделать, ничего не могу сказать, потому что люблю.
Я понял, что я не могу перенести еще один день, наблюдая за всем этим. Настал тот момент, когда я должен все закончить. Сегодня как раз благоприятный день. Дом не выходит из ее комнаты, надеюсь, она развлечет его в течение нескольких часов, чтоб я мог спокойно сдохнуть.
Я подошел к барной стойке, на которой стояла начатая бутылка вина, и поплелся к себе в комнату. Зайдя, я закрыл дверь на ключ. Достал из тумбочки тетрадь и карандаш. Хотел написать тебе на прощание несколько строк, но в голову ничего не приходило. Поэтому написал только
«прости, что не смог сделать тебя счастливым. Я старался. Но не смог. Я не заслуживаю прощенья. Но без тебя мне не жить. Прощай»
Письмо получилось бредовое, но это все что я смог придумать. Я открыл бутылку и решил не растягивать, а выпить залпом столько сколько смогу. Сладковатый привкус вина сушил в горле, но это делало мою смерть не такой ужасной, ее привкус мне нравился, это лучше чем глотать таблетки.
Осушив бутылку всего за несколько глотков, я решил подняться с пола и лечь на кровать. Пока я был на полу, я не чувствовал влияния алкоголя, но как только встал, почувствовал сильное головокружение, ноги были словно ватные, я кое как приземлился на кровать и достал из тумбочки пачку сигарет и зажигалку, которую в последнюю нашу совместную ночь забыл Доминик. Я закурил лежа на кровати, это было не передаваемое ощущение. С каждой затяжкой мне становилось все лучше и лучше, все проблемы, куда-то исчезали, становились мало заметными и почти не ощутимыми. Я жадно втягивал в себя сигаретный дым, нехотя выпуская его из легких. Пепельницы рядом не было, поэтому я бросал пепел прямо на пол.
Дальше все происходило как во сне, я даже не был уверен, что все это происходило на самом деле. Глаза начали закрываться, я уже не сопротивлялся алкоголю, поэтому почти не контролировал свое тело, я еще раз обвел глазами комнату, все было расплывчатым, единственной деталью которую я увидел очень четко, были твои глаза, которые быстро приближались ко мне. Я не видел больше ничего, только глаза.
Через секунду они пропали, еще через несколько секунд, я почувствовал, как мне в горло потекла вода. Я начал захлебываться, и кашлять. После того как я откашлялся вода снова наполнила мое горло, в этот раз я начал ее глотать. Я с трудом успевал делать короткие вздохи, когда я понял, что уже просто не могу ее глотать, тошнота подкатила горлу, меня вырвало. Потом снова в меня заливали воду, и снова меня рвало. Сквозь весь этот водоворот я слышал твой обеспокоенный и злобный голос. Ты кричал на кого-то, потом ругался сам на себя, и снова в комнату кто-то зашел, ты кричал, что не хочешь, чтоб сюда кто-то заходил, девушка кричала, что может помочь, ты, словно обезумел, прижимал меня к себе и продолжал заливать воду. Мне казалось, что это не кончится никогда, я звал смерть, но она не приходила, я просил жизни и облегчения страдания, но боль, тошнота, и чувство полной прострации становились все сильнее. Я будто застрял, между этим миром и тем, меня разрывали несколько ангелов. Один из них твердил мне
- останься, ведь ты любишь жизнь, любишь человека, который сейчас пытается спасти тебя.
второй ангел вторил
- не мучай себя, ты уже слишком долго зовешь смерть, и теперь она откликнулась на твои зов и пришла, не сопротивлялся ей, она сильнее, она знает, что тебе нужно, ты получишь все что хотел, ты больше не будешь испытывать боль, отпусти жизнь, прекрати хвататься за нее пальцами.
В этот момент я увидел свое тело со стороны, все мокрое и почти безжизненное, я лежал в ванной на полу, голова лежала на твоих коленях. Ангелы продолжали тянуть меня кто куда. Ждать было нельзя, надо было быстро принимать решение, я закрыл глаза вдохнул побольше воздуха, и поддался одному из них.
Я окунулся во мрак. Единственное что ощущал, это боль, будто кто-то порезал мое горло, и посыпал на рану соли. Вдруг, я почувствовал, как что-то кольнуло на сгибе руки. Наверное, это был укол в вену, после этого по всему телу прокатился огонь, и я моментально потерял сознание....
Проснулся я из-за невыносимой жары, после того как открыл глаза, я увидел картину, которую уже не надеялся наблюдать.
Я был полностью закутан в одеяло, руки, ноги, даже плечи, словно на меня надели кокон, как на гусеницу. Я лежал на тебе, сверху, нас накрывало еще одно одеяло, самое прекрасное было то, что поверх всего этого, были твои руки, которые прижимали меня к твоей груди. Удивительно, почему ты просто не положил меня рядом с собой, ведь тебе было безумно тяжело и жарко, как ни как на тебе всю ночь лежал я, завернутый в одеяло, и еще одно одеяло накрывало нас вместе. Я закрыл глаза и прижался к твоей шее, вдыхая родной мне запах, по всему телу прошла волнующая дрожь.
Тут я заметил, что ты абсолютно голый, как я понял, на мне кроме одеяла, тоже одежды не было, меня заводило сознание того, что мы лежим обнаженные в одной постели, как раньше. Я начал возбуждаться, поэтому мне стало больно лежать на животе, я попробовал незаметно перевернуться на бок, но у меня ничего не вышло, тогда я провел влажным язычком по твоей шее, немного прикусил мочку уха, отчего ты вздрогнул и громко выдохнул. Следом я перешел к твоим губам, я кусал их, тебе было больно и одновременно приятно, истерзанные, я покрывал их нежнейшими поцелуями. Чуть приоткрыв рот, ты начинаешь постанывать, заметив это, я снова грубо насилую твой рот своими зубами и губами.
Я почувствовал, как твой член начал вставать. Не убирая меня со своей груди, ты освобождал меня от одеяла, и через секунду два наших горячих и влажных тела сплетались друг с другом. Я лежал на тебе, прижимая твои руки к спинке кровати, спускался ниже, целовал твои прекрасный торс, продолжая слегка покусывать плечи. Уделял особое внимание соскам, вначале я нежно целовал их, потом слегка посасывал, когда ты начал громко стонать, я сильнее возбуждая тебя, начал слегка выгибаться и скользить зубками по твоей груди, легкие пощипывания, доводили тебя до бессознательного состояния.
Я возбуждался, смотря на твое извивающееся тело. Спустился ниже, и не церемонясь, резко взял в рот твои член на всю длину, начал делать посасывающие движения, отдельно лаская головку своим языком, мои руки продолжали блуждать по твоему телу. Ты положил свои руки мне на голову и начал надевать меня на свои член, но проходил до самого горла, ты помогал мне, подмахивая бедрами. Стоны превращались в всхлипы. Член все быстрее и быстрее проникал мне в горло. Моя плоть уже больно изнывала от желания. Когда уже была близка кульминация, ты поднялся и развернул меня спиной к себе, резко вставил в меня свою плоть и начал размашисто, резко и грубо иметь меня. В начале ты бил ладошкой по моей заднице, от чего я еще сильнее выгибаться и чуть ли не кричал от удовольствия. Потом одной рукой ты начал двигать меня к себе, другой ты грубо схватил мой твердый и изнывающий член и начал двигать рукой по нему, верх вниз. Моя голова кружилась, я старался сильнее и сильнее насадиться на твой член, он приносил мне не земное удовольствие. Потом мы перевернулись, и вот я скачу на тебе сверху, ты продолжаешь извращаться над моей плотью как тебе угодно, то сжимаешь его в кулак, то нежно гладишь двумя руками. Такого темпа долго не выдержу и вот-вот кончу, я почувствовал, что во мне, ты еще сильнее увеличился, темп нарастал до предела возможностей, еще несколько фикции, и я ощутил в себе твою сперму, я следом кончил тебе на живот, и обессиленный рухнул рядом на кровать. Ты же поцеловав меня в макушку, сказал.
- отдыхай пока, а я быстренько в душ.
Дом ушел в ванную, а я остался лежать на кровати и думать.
-" то, что сейчас произошло, очень странно! И даже после всего этого, он не выглядит злым или обиженным, будто ничего не было. Неужели он простил меня? Мы снова будем вместе?" если честно, то мне было плевать на то, что будет завтра. Я хотел жить сегодняшним днем.
Ты вышел из ванной, на тебе был лишь полотенце, оборачивающее твои бедра. Ты был похож на греческого бога: ровная и уверенная походка, тело было покрыто каплями от воды, которые стекали с твоих мокрых волос, светлая кожа, словно у прекрасной статуи. Твоя счастливая улыбка просто ослепляла, я не мог, сопротивляется бесенятам, пляшущим в твоих глазах. Ты подошел ко мне и ласково поцеловал, прошептав на ухо.
- быстро в душ.
Я не стал перечить и быстренько побежал купаться, мое тело было мокрым и липким от пота. Я стал под горячий душ и старался побыстрее искупаться. Выйдя из ванной, я одел на себя белый, теплый, махровый халат. Зайдя в комнату, я увидел Дома, он сидел на кровати укрытый по пояс, под спиной было 3 подушки, на коленях лежал открытый ноутбук, увидев меня, он отложил его в сторону и открыл свои объятья, сделав из рук импровизированную колыбельку, я лег в нее и поджал ноги. Единственной темой, которую я не хотел сейчас обсуждать - это останется ли Ховард со мной, или уедет с Лией. Повернувшись к нему, я сказал
- ты вкусно пахнешь.- Он засмеялся и ответил.
- после недели нашего молчания, ты не мог чего нибудь другого придумать, что сказать. Я честно ответил
- неа.
- я так и думал.- Опять насупила неловкая пауза. За это время Доми еще сильнее прижал меня к себе, и, уткнувшись в мои волосы, сказал.
- я скучал по тебе. - Я же конечно не смог промолчать и не портить такой момент и сказал все что думаю.
- да ладно тебе, прекрати, я все знаю... - Дом приподнял одну бровь и почти по слогам говорил
- и что же ты знаешь? - я не хотел смотреть ему в глаза, поэтому рассматривал нежные ворсинки пояса на своем халате.
- ну... То, что ты хочешь сделать Лие предложение.
- ты что дурак?- После этого вопроса он сделал паузу. Я понял, что вопрос был не риторическим, поэтому, не зная, что ответить, я просто сказал.
- да.
- а... Ну тогда все понятно.
- что тебе понятно?
- что ты чокнулся.
- то что я больной на голову, ты знал давно, а вот что у тебя есть кольцо, мне сказала твоя возлюбленная.- Дом опять замолчал, оперся своей головой на мою голову и начал думать. Спустя 2 минуты гробового молчания, он снова заговорил.
- во первых, с ней у меня был лишь секс, во вторых я ее не люблю, ты же знаешь кому принадлежит мое сердце, мы ведь это обсуждали, а в третьих, это кольцо, я хотел подарить сестре на день рождения, но так как мы лежали в больнице, я не смог этого сделать, вот оно и пылиться в коробочке в моем чемодане. Да и вообще, с чего ты взял, что я женюсь на первой встречной.
- ты говоришь правду?
- Мэт, ну конечно. Разве я когда нибудь тебя обманывал?
- вроде нет. - Настороженным голосом ответил я.
- любимый, а тебе я хочу сказать одно, не смей... никогда... так... делать... Ясно?
- конечно, прости меня, пожалуйста.
- я всегда смогу простить тебя и понять, просто никогда не затягивай с признанием.
- кстати, как ты и в этот раз успел меня спасти?
- я не хочу об этом говорить. Но скажу одно, я обнаружил тебя, тогда, когда шел сказать, что принял решение, и хочу остаться с тобой.
- поверь, я более чем счастлив.
- ладно, прекрати киснуть, и одевайся.
- куда?
- я вчера говорил с Лией, она вроде все поняла, мы остались в дружеских отношениях, сегодня мы отвезем ее в аэропорт.
- Дом, отвези ее сам. Мне кажется, я там буду немного лишним. Вам захочется поговорить, простится. Я лучше останусь дома.
- ты, правда, не обидишься, если я уеду ненадолго?
- конечно, нет, тем более я уже решил, чем буду заниматься.
- а можно мне поинтересоваться, чем это мое сокровище будет заниматься в мое отсутствие?
- нет нельзя. Игриво ответил я. - он взял в рот мочку моего уха, начал слегка посасывать и шептать.
- сегодня утром, ты был просто нечто... Такого бурного утра, у меня еще никогда не было. Я тут же впился своими губами в его, потом начал проводить по ним своим язычком. Но почти сразу отодвинулся.
- ладно, иди, отвози девушку на самолет, а то еще не хватало опоздать на рейс.
- а когда я приеду, ты накормишь меня десертом?
- если ты вернешься быстро, то получишь двойную порцию.
- отлично, тогда я уже побежал.- Он переложил меня на кровать, а сам начал быстро одеваться. Я же натянул на себя одеяло, начал наблюдать как Дом, выбирает, что одеть, причем выбирает из моих вещей
После того как он ушел, я решил проветрить дом и убраться. Я открыл настиж все окна и по дому начал гулять свежий морозный ветер. Потом я схватил тазик ведро и тряпки и отправился убираться. Зайдя в комнату к Лие, я снял все постельное белье и отправил его в стирку, снимая его, я наткнулся на наручники. Решил не выбрасывать их, а устроить Дому ролевые игры. Вдруг он это оценит.
Закончив с комнатами на втором этаже, я спустился на кухню. Надо было подумать об ужине. Так как сегодня необычный день, ведь мы помирились, надо было приготовить романтический ужин. Если честно, то я в этих делах не силен, но попробовать стоило. Открыв холодильник, я обнаружил охлажденное мясо, курицу, кучу всяких морепродуктов множество овощей. Я решил приготовить морской салат и добавить в него немного говядины. Пока варилось мясо, я доубирал дом и принялся резать листья салата, потом смешал все ингредиенты и порезал мясо мелкими кубиками. Нашел симпатичные тарелочки под мороженое, в них я буду подавать свое блюдо. Надо было придумать, что приготовить еще, так как одним салатом, Доми не наестся, а мне не хочется, чтоб он ложился спать голодным и с урчащим желудком. Опять залез в холодильник. На этот раз решил проверить морозильную камеру, в продолжение морской темы, решил запечь форель. Пока я суетился на кухне, даже не заметил, как пролетело полдня, посмотрев на часы, обнаружил, что уже 5 вечера. Позвонил в ресторан и заказал безалкогольное вино, недавно узнал, что такое есть, вот решил попробовать, ведь другое все равно нельзя. Странно, почему Ховард еще не вернулся, ведь он уехал еще до обеда! Через несколько минут, в дверь позвонили, я прошел в прихожую и с криком, Домча, у тебя же есть свои ключи, чего ты их не взял, я открыл дверь. На пороге стоял молодой парень, с бумажным пакетом в руках, как оказалось это из ресторана, поблагодарив за оперативность и расплатившись, я закрыл дверь и отправился накрывать на стол. Достал белую скатерть и постелил на наш маленький круглый стол, достал несколько свечей и поставил на стол, еще несколько, просто расставил в хаотичном порядке по всей комнате. Поставил на столик бокалы и столовые принадлежности. На часах почти 6.30, но дома все нет, я начал переживать, поэтому решил позвонить ему. Почти сразу он поднял трубку и очень весело ответил, наверное, он знал что, я хочу спросить, поэтому я даже не успел задать вопрос.
- любимый, я почти дома, просто из-за сильной метели, несколько раз переносили рейс, да еще и ужасные пробки. Но я буду минут через 10.
- ладно, сильно не гони, на дорогах и так ничего не видно, мало ли что.
- не переживай, я аккуратно. Ладно, я приеду, поболтаем. Кстати я голодный как волк.
- ну я еще ничего не готовил.- Я решил соврать, что бы ужин был сюрпризом.
- не переживай, я найду что пожевать в холодильнике. Ну ладно, я уже почти возле дома. Я положил телефон и пулей побежал в комнату, быстро зажег все свечи, несколько раз ронял спички и обжигался, выключил свет и побежал на кухню. Положил на тарелки по несколько листьев салата, выложил на них смесь морепродуктов, полил соусом и лимонным соком. Понес это на стол, не успел я поставить тарелки, как в замке повернулся ключ.
- а почему у нас темно?
- не включай свет, и иди в гостиную.
Дом зашел в темную гостиную, которую освещали лишь несколько тусклых свечей. Он даже открыл рот от удивления.
- ничего себе. Теперь я понимаю, чем ты хотел заниматься весь день.
Я подошел к нему, он нежно взял мое лицо в свои руки и страстно поцеловал. Отстранившись, прошептал в губы
- ты мое маленькое, персональное чудо.- Я слегка улыбнулся и потащил его за стол. Он быстро разлил вино по бокалам, и не только, теперь белую скатерть можно было смело выбрасывать. Мы выпили, и Дом накинулся на еду. Мне казалось, что он ел, даже не жуя.
- Дом, не спеши, у тебя никто тарелку не отнимет, тем более еще есть второе.
- сума сойти, ты у меня такой хороший... И чуткий.
- но сильно не наедайся, я еще рассчитываю на десерт. Я встал и отправился на кухню за вторым. Порезав рыбу на порционные куски, я принес ее в гостиную. Доми в это время уже расправился с салатом и ждал меня. Теперь, основной голод Дом сбил, и он ел медленно и не торопясь. Когда мы закончили с ужином, Доминик собрал тарелки, отнес их в раковину и принялся мыть. Я подошел сзади и обнял его, залез руками под рубашку и начал гладить тело, потом, одна моя рука начала опускаться тебе в брюки, другой, я быстро расстегнул пояс на них. Я заметил, что посуду ты давно уже перестал мыть, а просто стоял и ждал, что будет дальше. А дальше, твои брюки оказались на полу, а они руки хозяйничали у тебя в боксерах. Наверно ты больше не мог терпеть и поэтому я оказался распятым на кухонном столе. Теперь уже ты терзал меня. Ты взял кухонный нож и срезал одну пуговицу на моей рубашке. Открывшийся маленький кусочек моего тела, ты начал покрывать поцелуями. Потом ты срезал следующую пуговицу. Теперь мне хотелось разорвать на себе это чертову рубашку. Поняв это, ты схватил в зубы нож, взял меня на руки и понес меня в нашу комнату. Как оказалось, я забыл закрыть окна на втором этаже, поэтому нам было жутко холодно, положив меня на кровать, ты встал, подошел к окну и закрыл его, после этого сорвал штору и порвал ее. Я лежал, и наблюдал, за тобой изнемогая от желания. Ты, вырвав из общего куска материала 2 тонкие полоски, подошел ко мне и начал привязывать меня к кровати. Я был немного в шоке, но не от действий Дома, а от своей реакции. Меня это дико возбуждало. Меж тем, Дом продолжал срезать пуговицы и целовать мое тело. Потом, когда ты разрезал еще и рукава рубашки, она полетела на пол. Потом, ты начал аккуратно разрезать на мне брюки, они тоже полетели с кровати. Следом ты перешел к моим боксерам, удовольствие смешалось со страхом и адреналином. На этом месте, я попрощался с трезвой памятью, так как из за сильного возбуждения, я почти не понимал происходящего. Я помню твои горячий рот, потом мои ноги на твоих плечах, ты входишь в меня... На этом месте мои рассудок покинул меня на всю оставшуюся ночь, наверное, но был, как и я в шоке от происходивших далее событий, поэтому решил не вносить их в мою память. Наутро я проснулся привязанный к кровати одной рукой и ногой. Решил, что лучше даже не пытаться вспомнить, что было ночью, а то вдруг захочется повторить.
отвязав себя от кровати, я разбудил Домушку криками
- ты разорвал мои шторы!
- он сонно посмотрел на меня и, зевая и отворачиваясь на бок, пробормотал
- тебе все равно они не нравились
- Дом, вставай. Помнишь, ты говорил, что нашел, каких-то строителей, которые за 2 недели полностью сделают нам ремонт.
- ну да, помню.
- звони им. Срочно. Хочу ремонт.
- Мэт, можно я позвоню им хотя бы через час. Я очень хочу спать, я всю ночь работал над тобой, хотел, чтоб тебе было хорошо. А теперь сделал мне приятно, отстань от меня на час.
- давай звони, вечером выспишься.
- ну, Мэт...
– давай-давай, ни хочу слышать не каких отговорок. Он сполз с кровати и залез рукой под нее. Достав оттуда телефон, начал копаться в справочнике.
- а что твой телефон делает под кроватью?
- ночью упал. Мне показалось, что он ответил мне как то раздраженно, поэтому я решил выяснить, что случилось.
- а почему так грубо?
- малыш, я же тебе сказал, я не выспался, был трудный день, не менее трудная ночь, мы уснули только в 5 утра, а сейчас 8.30. Если во время отпуска я буду спать по 3.5 часа, то долго я так не протяну.- Мне стало немного стыдно из своего прогрессирующего эгоизма. - Проси меня, ложись в кровать и отдыхай, забудь про ремонт. Как проснешься, обсудим эту тему.
- раз я уже встал, то позвоню им и договорюсь о встрече, а потом уже буду спать дальше. Доминик вышел из комнаты, что бы позвонить. Я в это время, пробежался по комнате и убрал следы вчерашней бурной страсти. Потом обратил внимание, что в комнате прохладно, вспомнил, что окно закрыто только в нашей комнате. Я вышел в коридор и в дверях чуть ли не сбил сонного Доминика с телефоном в руке. Быстренько закрыв все окна, я понял, что безумно замерз, вернувшись к нам, я обнаружил тебя в кровати. Я лег и прижался к тебе всем телом, ты, чувствуя мой холод, как обычно развернул меня спиной к себе и крепко обнял, почти накрывая мое тело своим.
- рабочие придут в 3. Так что, до 12 спим. Я ничего не ответил, а лишь судорожно вздохнул от холода и закрыл глаза.
Проснувшись в начале первого, мы пошли завтракать, Дом, сидел, ковырял яичницу с беконом, а я возбужденно рассказывал, каким я хочу видеть наш дом после ремонта. Доми внимательно и с интересом слушал меня, вставляя свои комментарии. Потом, за своим рассказом, я даже не заметил, как замолчал Дом, когда я посмотрел на него, он склонился над своей тарелкой и чертил что-то вилкой на тарелке. Я остановился. Но он даже не заметил этого, тогда я решил поинтересоваться.
- Дом, что-то не так?
- ну, не то что бы ни так, но, мы же еще ничего не решили по поводу твоей беременной подружки.- Мое настроение сразу же забилось в темный угол, и не собиралось от туда даже совать носа. Я также уткнулся в тарелку и подбирал слова. Хотя подбирать было нечего, ведь я тоже не знал, что делать с этой проблемой.
- Дом, пойми меня, я не сволочь, где-то далеко в душе, я уже люблю этого ребенка, не может быть иначе, ведь он мои, хотя если честно, то я немного сомневаюсь в этом. Но я не люблю его мать, и ничего не смогу с этим поделать. Мое сердце, просто не сможет разделиться на две части, а та часть что есть, целиком и полностью принадлежит тебе. Ты же знаешь, что я не смогу жить с нелюбимым человеком, даже ради ребенка. От него я не отказываюсь, я сделаю все, что от меня зависит, чтоб он ни в чем не нуждался. Мне кажется, что Кейт меня поймет.
- ну ладно, допустим с Кейт мы договоримся, но что делать с прессой? Мы же не можем вот так просто всем рассказать что мы... - Дом не любил употреблять слово геи, оно казалось ему слишком пошлым и грязным. А это не соответствовало чувствам, которые мы испытывали друг к другу. Мне даже иногда казалось, что наши отношения, вполне обычные, стандартные, что в них нет ничего аморального и запретного. Будто мы обычная влюбленная парочка, которую можно встретить вечером в любом городском парке, держащимися за руки и заглядывающие друг другу в глаза.
- над этим я еще не думал, но мне кажется, что лучше всего не затягивать поездку к Кейт. Лучше сразу обо всем договорится, чем узнавать все из газет и журналов.
- ну и когда ты собираешься ехать?
- я? Мы! Я один ни куда не поеду. Помнишь, чем закончилась моя прошлая поездка к ней? - но Мэт... Как ты себе это представляешь? Мы придем к ней, и будем втроем разговаривать за вашего будущего ребенка? Может я, конечно, ошибаюсь, но мне кажется, что я там буду лишним.
- я даже ничего слышать не хочу. Один я не поеду, это мое окончательное решение. Тем более, если мы расскажем ей за нас, после этого она сама не захочет, чтоб я с ней жил.
- может ты и прав. Но я еще ничего точно не решил. И вообще, теперь, в сложных ситуациях, почаще прислушивайся к моим советам, не такие уж они и плохие.
- ладно, как ты скажешь, так и будет.
- вот и отлично, мы поедем завтра.
- как завтра? Почему так рано? А как же ремонт?
- ну, ремонт нам сказали, что будут делать 2 недели, так? Но так как это Россия, приплюсуй еще 3 недели. Вот это и получится реальный срок ремонта.
- но, а как, же контролировать?
- сегодня придет дизайнер, мы ей все объясним, она нарисует эскиз, и если он нам понравится, то они приступят почти сразу, а если доплатить дизайнеру, то он присмотрит и за рабочими и за качеством выполнения работы. Вобщем не переживай.
- тебе легко говорить не переживай, у тебя ведь никогда не бывает проблем.
- после этих слов, Дом, вроде как обиделся, и я пожалел, что их сказал.
- ты моя проблема. И все твои проблемы приходится разгребать вечно мне, а еще и последствия того, как ты пытался их решить. Короче я не хочу опять поссориться из-за этого. Как я сказал, так и будет. - сколько я его помню, он никогда не был так тверд в своем решении, обычно стоит мне просто попросить его сделать иначе, как он тут же соглашался. Сегодня даже я не решился с ним спорить, вдруг он и вправду знает что делает.
На часах было уже 3 часа, но к нам еще никто не пришел, спустя еще минут сорок, в дверь позвонили. Вздохнув и в один голос повторив - русские. Я, смеясь, пошел открывать дверь. На пороге стояла маленького роста девушка, где то 155 см, с короткими волосами уложенными наружу. Она напомнила мне меня в 20 лет. Такая же маленькая, худенькая, хрупкая. Своей формой лица, очень короткой стрижкой и носиком, она напоминала какого-то мифического персонажа, то ли фею, то ли эльфа. Она очень жизнерадостно поздоровалась
- привет. - наверное Дом, предупредил что мы англичане, поэтому она говорила на родном нам языке.
- здравствуйте, проходите. - хотя она уже и без этого зашла в дом, и не обращая на меня внимания, начала ходить по нему и что то чертить в блокноте. На ней было, что-то вроде дубленки, только без рукавов, коротенькая, плисированная юбка, очень тоненький свитер, связанный крючком, а на ножках были под цвет дубленки, не высокие светло коричневые сапожки без каблука. Она выглядела очень сосредоточенно, Доминик выглядывал настороженно из кухни. Девушка, чуть ли не сбив его, причем даже не заметив этого, прошла на кухню. Через несколько минут, не говоря не слова, поднялась на второй этаж. Поняв, что пока она не завершит полностью обход этого дома, разговаривать с ней бесполезно, мы решили не мешаться под ногами и остались внизу.

23:48 

глава3-1

Минут через 20 она спустилась. Мы, в это время, облокотившись на барную стойку молча, смотрели друг на друга. Она подошла к нам протянула руку и сказала
- Юля.- Мы по очереди поздоровались с ней. Она тут же протянула нам эскиз, на котором был нарисован весь наш дом, но уже преобразившийся и даже с новой мебелью. Мы очень удивились, как быстро она все это сделала, думая, что на это уйдет несколько дней. Взяв рисунок, мы начали всматриваться в него, изучая каждый сантиметр и ища там подвох. Не найдя его там, Дом, с восхищением спросил
- но как? Ведь ты даже не поинтересовалась, что мы хотим.
- а что разве вам не нравится?
- все просто восхитительно.
- мне хватило просто посмотреть на вас несколько секунд и я поняла что вы хотите от меня и от этого дома. - вмешался я.
- и что же мы хотим?
- любовное гнездышко, куда можно будет приезжать и просто отдыхать душой и телом.
- но... Как? Как ты узнала?
- как только я зашла в дом, я сразу вас узнала, вы из мьюз, так? Потом увидела несколько ваших взглядов. Да и вообще, многие ваши фаны наедятся, что между вами, что-то есть, и я в их числе. А давно вы вместе?
- Дом, прибывая в шоке, машинально, необдуманно ответил
- 4 месяца. - Я стукнул его нагой под столом, от чего он вздрогнул. Но, как известно сказанного не вернуть.
- вы серьезно? Мне казалось что вы встречаетесь уже лет 10, всем ведь было понятно с самого начала, что у вас далеко не дружба.- в ответ, мы лишь скромно улыбнулись.
- так, ладно, давайте к делу. Кухню я предлагаю сделать темную, под красное дерево, как в принципе и весь дом, это будет основная тема. Так как стиль будет, что-то между классикой и востоком. Из классики мы возьмем мебель, и остальную обстановку, но сделаем ее немного со старинным акцентом. А от восточной тематики, мы возьмем цвета, ароматы и материалы.
Дальше мы обсуждали цвета, запахи, и все что может быть каким-то образом связано с домом. Настала денежная тема, которую мы решили на удивление быстро. И, к сожалению, для меня, она обязуется присматривать за всем происходящим тут, пока нас не будет, а ведь я так рассчитывал, что у нас не получится полететь в Англию.
Мне было интересно, согласится ли Кейт, лететь ради одного разговора, из Америки в Англию? Если нет, то мне предстоит долгое и нежеланное путешествие.
Пока я думал, Юля, и Дом уже решили все вопросы, и просто болтали. Эта девушка, вызывала у меня только положительные эмоций. Она веселая, жизнерадостная, озорные глазки, прекрасная улыбка, ямочки на щечках. В моей голове проскочила мысль « надо заводить друзей в этой стране». А Юля, на первый взгляд, добрый и порядочный человек, возможно, она сможет стать нам если не подругой, то хотя бы хорошей знакомой. По крайней мере, мне кажется, что характер у нее лучше, чем у Лии. Я решил напоить гостью чаем, но сначала все-таки надо было предложить.
- Юль, хочешь чай, или кофе?
- если не затруднит, то я бы выпила кофе. - Доминик, наверное, понял, что эта девушка получила мое расположение, что бывает крайне редко, поэтому решил подыграть.
- Мэт готовит шикарный турецкий кофе, если он не поленится, то ты будешь пить лучший кофе на свете.
- я не поленюсь.- Засмеялся я, идя на кухню. Обернувшись, я заметил, что она снова, что-то помечает на своем эскизе. Достав турку, я принялся варить кофе на три маленькие чашечки, попутно, пытаясь вслушиваться в их разговор, даже иногда вставляя собственные реплики. Мы обсуждали отвлеченные темы: сколько кому лет, где она училась, наши планы по поводу проживания в России. Оказывается, ей было всего 18 лет. Но, несмотря на свою юность, она был очень умным и интересным собеседником. Я безумно удивился, узнав ее возраст, хотя ее свежее лицо со светлой кожей, прическа и глаза, выдают ее юность.
Как мне показалось, она чувствовала себя здесь очень уютно. Когда я налил кофе, она наигранно, в скромном жесте опустила глаза и сказала
- может, я конечно очень наглая, но я сладкоежка. Посмотрев на ее выражение лица, мы с Домом засмеялись.
Ховард встал и открыл крайний верхний шкафчик, достал от туда все что было, а было там много всего: больше пяти видов шоколада, печенье песочное, в белом, темном шоколаде, с орешками, с изюмом, халва, карамель, шоколадные конфеты, сухофрукты, зефир, пастила, мармелад. Все это было в различных баночках, так что Дом, приносил все это в несколько заходов. Принеся последние банки, он, улыбнувшись, сказал.
- мы тоже любим сладкое, так что выбирай. - она быстренько открыла все банки, осматривая содержимое. Мы с Домом, одновременно потянулись за одной плиткой шоколада, увидев это, Юля, улыбнулась. Я посмотрел на него и в шутку сказал
- ну вот, Дом, ты даже кофе не можешь попить, чтоб не спалиться.
- а что, я первый эту шоколадку увидел.
- не будь наивным ребенком, неужели ты думаешь, что я так просто отдам тебе всю шоколадку? Половина моя.
- ладно, забирай. - девушка уже открыто смеялась. Потом мы спокойно разговаривали, стараясь не акцентировать наши отношения. Как оказалось, она несколько лет назад, потеряла родителей в авиакатастрофе. Что бы учится в Москве, пришлось продать квартиру. Сейчас она снимает жилье, работает и учится.
- денег, конечно, не хватает, но что делать. Если не буду работать, нечем будет платить за учебу и квартиру. - Мы с Домиником, озабоченно посмотрели друг на друга, и я понял что он, как и я, думает как можно помочь этой девочке. Просидев около часа у нас, она оделась и собралась уходить. Перед этим позвонив рабочим и сказав, что завтра они должны приехать сюда к 8. Посмотрев в окно, я увидел, что уже темнеет, поэтому решил предложить ей свою помощь.
- давай я провожу тебя.
- не стоит, я сама доеду. - Тут выйдя из загруженного состояния, вмешался Дом.
- а ты далеко отсюда живешь?
- ну, так как вы живете за городом, то ехать придется часа 2.
- ну так может у нас останешься?
- нет-нет, я домой поеду.
- да ладно тебе, мы тебя не съедим. Комнат полно, так что оставайся. Не думаю, что тебе захочется завтра вставать в 5 утра, чтоб к 8, быть здесь.
- но я не рассчитывала оставаться, где, то на ночь, поэтому даже не брала ничего переодеться.
- ничего страшного, Мэт у нас мелкий, он даст тебе какую нибудь рубашку.
- Дом... Я не мелкий!
- ладно, ты не мелкий, но рубашку дашь?
- конечно, дам.
- вот и отлично. Юль, можешь пойти, выбрать себе любую комнату, кроме самой большой, с огромной кроватью. Эта наша. Все остальные в твоем распоряжении.
- вас правда не затруднит мое присутствие?
- мы же сами предложили тебе остаться, значит все нормально.
- тогда я наверх, комнату выбирать.
- давай. И если у Мэта хорошее настроение, то мы даже возможно поужинаем.
- а давайте я ужин приготовлю?
- ты сегодня наша гостья. Так что готовим мы.
- ну, пожалуйста, вы такого в Англии никогда не попробуете.
- Мэт? - Дом посмотрел на меня, так как кухней заведовал я. И только мне решать будет кто-то готовить там или нет. - я пожал плечами и сказал
- я, не против.
- ну, тогда ужин не раньше чем через 2 часа.
- Дом, мы сегодня умрем с голоду.
- потерпите, правда, это того стоит.
- я засмеялся
- у нас просто нет выбора.- На этих словах мы разошлись по комнатам. Зайдя в нашу спальню, я открыл комод и начал поиски одежды для Юли. Надо было найти, что нибудь узкое и очень длинное. Попутно, мы с Домом обсуждали сложившуюся ситуацию.
- как она тебе? - Этот вопрос был лишним, так как я видел, что ему она тоже понравилась, но надо было же с чего то начинать разговор.
- приятная девочка. Но мне даже страшно представить, что этот ребенок живет абсолютно один, работает и учится.
- я тоже был в шоке, когда она все это рассказала. Она такая маленькая, только сейчас я вижу, что ей не дашь даже ее 18 лет.
- я сидел и думал, чем же мы ей можем помочь.
- я тоже думал об этом. У меня есть кое, какие идеи. Вобщем, давай возьмем ее себе?
- Мэт! Это же не котенка взять. Это человек. Да и вообще, что мы можем ей дать? Вечные гастроли и ночевки в отелях? Ей надо учиться.
- Дом, мы-то с тобой точно знаем, что образование это не главное. И я говорил не об этом. Мы все время в разъездах, этот дом, почти все время пустует, мы платим абсолютно незнакомым людям, чтоб они держали его в порядке во время нашего отсутствия. Так почему бы ей не жить тут. Возможно, мы даже будем перечислять ей деньги на карточку, чтоб она перестала разрываться между учебой и работой.
- я даже не знаю, такое сразу не решается, мне надо подумать.
- ну Доми, ну пожалуйста.
- Мэт, прекрати клянчить, у меня и так уже есть ты, еще одного ребенка я не выдержу. - Сегодня я решил не обижаться на его сарказм, так как не хотел все испортить.
- ладно, пока думай, но знай, я от тебя не отстану.
- а ты не думаешь, что она может, не согласится?
- да... Об этом я не подумал. Но ничего, с ней договорится, будет намного проще, чем с тобой.
- прекрати строить из себя мученика, разве я отказываю тебе, в чем нибудь?
- например, пару месяцев назад, я просил у тебя собаку. Ты не разрешил.
- давай не будем возвращаться к этой теме. Собака- это ответственность, у меня тоже была собака, ты помнишь, где она теперь? - я виновато опустил голову и повторил его слова
- ты отдал ее Джессике, потому, что у тебя не было времени на нее.
- надеюсь теперь, тема с домашними животными будет закрыта.
Я уже больше часа, рылся в своих вещах и не мог найти ничего подходящего Юле.
- Дом, помоги мне, пожалуйста.
-Мэт, какая из рубашек, или футболок, тебе чуть великовата?
- вот эта. - я достал из шкафа красную футболку.
- если хочешь, могу отнести ее ей.
- да конечно.- Дом вышел из комнаты и направился к угловой спальне. Нам показалось, что именно там она захочет разместиться. Эта комната была самая маленькая и уютная, несмотря на весь стиль дома, она была действительно уютная. Через несколько секунд, я услышал тяжелые шаги на лестнице. Наверно Юля готовила, и он решил сказать ей, чтоб она переоделась. Вскоре, на лестнице снова послышались шаги, Доминик зашел в комнату, подошел ко мне и нежно поцеловал в губы, обняв меня за талию. Поцелуй был такой сладкий, и мимолетный, что мне захотелось просто вцепиться в него и не отпускать, чтоб это мгновение длилось вечно. Но я не стал этого делать, и позволил отпустить себя. Он так и остался стоять, одной рукой прижимал меня к себе, а другой перебирал мои волосы.
- Юля пока готовила, немного испачкала свою одежду, поэтому я разрешил ей быть за столом в той футболке, что ты дал. Ты, не против?
- конечно, нет, тем более я в последнее время, мне больше нравятся мужчины, так что маленькая девочка в рубашке, меня мало будет возбуждать.
- мужчины? И много мужчин тебе нравится?
- нет, всего один, но поверь, он лучший.
- и почему же он лучший?
- потому что он только мой, еще он такой родной, теплый и близкий. И вообще, я просто обожаю этого блондина.
- родной, я тоже тебя люблю. Да, кстати, ужин уже готов. На вид, это что-то странное.
- как это выглядит?
- ну, это белое, маленькое, из теста как я понял, по форме похоже на шарики, только немного приплюснутые.
- ладно, пошли пробовать.
Зайдя на кухню, я увидел Юлю в моей футболке, она была ей почти по колено. На столе стояла огромная глубокая тарелка с шариками, 3 пустых тарелки и небольшая вазочка со сметаной.
Сев за стол, я сразу спросил название этого блюда.
- это обычные пельмени.
- обычные значит. Я произнес это задумчиво, накладывая себе в тарелку 10 штук, Доминик последовал моему примеру. Потом, мы, молча, уставились на Юлю, она поняла наше замешательство, наколола пельмень на вилку, отлила немного сметаны себе в тарелку и окунула его туда, а потом целиком положила в рот. Мы повторили за ней. Первый пельмень, мы жевали очень медленно, стараясь распробовать и понять из чего это. Но они были нереально вкусными, пережевав первый, мы с благодарностью посмотрели на девушку, и принялись, не глядя уничтожать содержимое наших тарелок. Этого оказалось мало, поэтому мы с Домом положили себе еще по, столько же, когда мы сбили чувство голода, и просто наслаждались вкусом, я спросил.
- а ты нашла это в холодильнике?
- нет, конечно, я сама слепила. Покупные совсем не вкусные.
- я не верю, что это может быть не вкусным.
- попробуй, тогда убедишься. - Засмеялась она.- Я стукнул Дома ногой под столом, после этого он вздрогнул, и начал говорить.
- Юль, пока мы будем в отъезде, можешь пожить у нас и присмотреть за домом.
- а долго вас не будет?
- нет, пару дней, может чуть больше.
- хорошо, без проблем. Я с удовольствием останусь.
- отлично, тогда мы не будем никого нанимать.
- конечно-конечно, я за всем просмотрю. А куда вы едите, если не секрет?
- к моей девушке, она сейчас в Англии, нам нужно встретиться поговорить.
- к девушке?
- ну да.
- а как же ...?
- ну, мы еще не готовы заявить об этом общественности, поэтому у нас должны быть подруги.
- она повернулась и посмотрела пристально на Дома.
- а у тебя есть девушка? Ну, то есть подруга?
- нет, я последнее время стараюсь поменьше появляться в тех местах, где меня могут узнать, поэтому я могу не конспирироваться. Хотя если придется идти куда то, надо будет кого то искать.- Она не стала дальше задавать вопросы и ставить нас в неловкое положение, и перевела разговор на другую тему
- а у вас есть, что нибудь посмотреть на двд? - она встала и подошла к огромному телевизору, Доми, как джентльмен, сразу поинтересовался ее предпочтениями
- ну, если честно, фильмы я смотрю редко, у меня на них просто нет времени, но если приходится выбирать, то я люблю что нибудь научное.
- Мэт... Это по твоей части, у нас еще один шизофреник. Мы с Юлей одновременно возмутились
- я не шизофреник! - Дом закатил глаза и пошел за дисками в нашу комнату, бормоча себе под нос
- я же говорил, теперь мне хоть вешайся. Я остался единственный адекватный человек в этом доме.
Он вернулся из комнаты с небольшой стопкой дисков, Юля расположилась на полу в гостиной, она была похожа на маленького ребенка в пижаме. Доминик положил перед ней диски сел рядом. Стащив с дивана плед и подушки, он укрыл ей ноги и положил под голову подушку, сам же оперся спиной на диван, Юля, вставила выбранный диск и я присоединился к ним, стараясь поместить свое тело как можно ближе к Доминику. Он обнял меня и как обычно поцеловал в макушку, прошептав на ухо
- люблю. - Мне очень нравилось, когда он так говорил. Не было лишних слов, и воды он об этом знал. Я ответил ему тем же, не став говорить ненавистную фразу " я тоже ", заменив на
- люблю.
Начался фильм, мы с Юлей внимательно смотрели, а Доми гладил мою шею, потом взял мою руку и начал изучать линии на ладони, водя по ним пальцами. Я знал, что фильм ему не интересен, поэтому повернулся вполоборота и тихонько прошептал
- не мучайся, я же вижу что тебе не интересно. Если хочешь, можешь идти в кровать, я тебя постараюсь не будить. Правда, иди, отдыхай.
- ты, правда, не обидишься?
- конечно, нет.
- тогда я пойду, соберу вещи, чтоб завтра подольше поспать.
Он поднялся, вышел из комнаты и побежал вверх по лестнице. Я заметил на себе непонимающий взгляд
- а почему он ушел?
- просто не любит такое, я сказал чтоб он не насиловал свои мозг и занимался интересными ему вещами.
- и что это за интересные вещи?
- он будет собирать чемодан, на завтра. - Она замолчала на секунду, потом смущенно сказала
- вы не похожи на геев. - я задумался, меня немного удивил это заявление.
- у меня к тебе несколько вопросов. А как должны выглядеть геи? и ты что, часто с ними сталкиваешься? - она засмеялась и сразу стали видны ямочки на щечках
- нет, вы первые геи, которых я знаю, просто мне всегда казалось, что у них отношения не такие как у обычных пар. Ну... Что-то вроде накрашенных и переодетых партнеров, или они должны выглядеть как лысые амбалы, переодетые в кожаные костюмы. А у вас как то все, даже не знаю, как сказать... Просто, романтично, по-домашнему, как будто я попала в гости в обычную семью, где все друг друга любят и живут рядом не только ради секса.
- да, мы действительно прикованы друг к другу душой. Я, конечно, еще та скотина, но вот Доминик... Он мой ангел хранитель на земле, хотя другого мне и не надо.
- в смысле?
- что в смысле?
- ну, почему он твой ангел? - она уже полностью оторвалась от телевизора и, устроившись по удобнее на ковре, под перла руками голову и приготовилась меня слушать.
- да тут особо нечего рассказывать. Около месяца назад, я совершил глупость и попал в больницу. Я лежал в коме несколько дней, если бы не Доминик, то я бы даже не выжил. Он нашел меня уже почти без пульса у меня в квартире. Потом у меня произошло осложнение, мне нужен был донорский орган. Комиссия отказала мне в донорстве. Мне оставалось жить несколько часов, но Дом, опять спас меня и отдал половину своей печени. Кстати 2 дня назад он тоже меня откачивал. Еще не много и он начнет разбираться в реанимации лучше любых врачей.
- да уж, не скучно вам.
- это точно. Кстати, ты спать не хочешь, а то, завтра, рано вставать.
- иди, ложись, Доминик тебя уже, наверное, заждался. Как только кончится фильм, я тоже пойду спать.
- ну, хорошо, только не сиди долго, а то не встанешь завтра.
я поднялся в комнату. Доминик лежал в кровати с ноутбуком в руках. Я подошел к нему, погладил по щеке и отправился в душ. Выйдя минут через 15, я решил проверить Юлю. Мы с Домом спустились в гостиную, и нам открылась прелестная картина: она спала, свернувшись калачиком, укутавшись в плед по самые уши.
- ну и что будем делать.
- ну не оставлять же ее спать на полу. Иди, разбери кровать, а я перенесу ее. Я опять поднялся по лестнице, но повернулся и шепотом сказал
- только аккуратно, постарался не разбудить. - Он также шепотом прошептал, махнув рукой
- ладно, иди уже.
Я зашел в ее комнату и быстро расстелил постель, затем открыл дверь сильнее, для того чтоб Доминику было легче занести ее. Через пару минут, она уже лежала в своей кровати и мирно спала. Мы тоже решили идти отдыхать. В последнее время, я уже забыл, что такое обычный рутинный день. Каждое утро, жизнь преподносит нам новые сюрпризы, я не знаю, что будет завтра, но надеюсь, что все пройдет гладко, и мне не придется опять расстраивать Дома.
Я лег в кровать и повернулся спиной к Доминику, он обнял меня за талию и придвинулся ближе. В моей голове проскочила мысль –« ведь еще год назад, я бы послал к черту человека, который бы сказал мне, что когда то я буду спать с мужчиной. А сейчас, я не могу даже представить себя в объятьях девушки. За несколько месяцев, я привык, что меня ласкают именно эти нежные мужские руки, целуют эти страстные губы, я привык, что этот свободный, гуляющий сам по себе лев, превратился в моего домашнего котенка, который даже не может подумать о том, что где-то есть лучший дом, чем здесь. Я смог сделать то, что ни смогла ни одна его девушка - я приручил его. И сейчас, этот кот, спит в одной постели со мной, и только от этой мысли, у меня поднимается настроение». Доминик уже заснул, но мысли не как не покидали меня, я взял его ладонь и свою, и еще сильнее прижал к телу, ощущая его тепло и спокойствие. Оно будто просачивалось сквозь кожу, даря мне чувство блаженства.
Утром я проснулся от поцелуев, но не посмел открыть глаза, так как мои ресницы Дом покрывал поцелуями. Меня не удивляло то, что он проснулся первым, я уже давно привык, что более ответственный Доминик, выполняет роль будильника в нашем доме. Мне казалось, что, но вкладывает, не только душу, но и всю жизнь, нервы и внутреннее спокойствие в наши отношения. Наверно он отдавал намного больше, чем я, хотя вся моя жизнь заключается только в нем. Мне так сильно захотелось обнять его, что я не мог противиться этому желанию, да и зачем это было делать? Я перевернулся и оказался сверху, мои руки были под его спиной, он так же обхватил мою спину и талию и прижал к себе. Я наклонился к его уху, носом отодвинул с него короткую белую прядь волос и прошептал
- Дом, я тебя люблю. Люблю так, как никого никогда не любил.- Мне казалось, что я должен был сказать ему это, не только потому, что этого хотел я, просто сейчас он нуждается в этих словах. Ведь он боится лететь в Лондон, а точнее он боится прилететь потом один в Россию, боится, что я останусь с ней. Поэтому ему нужна моя откровенность. Он улыбнулся и слегка чмокнул меня в губы.
- а теперь иди, одевался, у нас через 3 часа самолет. Я встал, а Доминик начал поправлять мятые простыни и заправлять постель. Спустившись вниз, мы обнаружили готовый завтрак на столе, и Юлю, суетливо бегающую по комнате с телефоном в руке. На столе стояли 2 чашки кофе и стопка оладев. Не отвлекаясь от телефонного разговора, она подошла к холодильнику и достала от туда джем и взбитые сливки, поставила их перед нами и жестом показала на оладьи, и прошла обратно в другую часть комнаты, что бы спокойно поговорить.
- Дом... Я хочу ее оставить... Ну пожалуйста.
- Мэт, не начинай, я же сказал, что подумаю.
-представь, наш дом будет все время под присмотром, у нас будет личный повар, и дизайнер.
- Мэт, не дави на меня, ладно.
- ладно, хорошо, я больше не буду.
Мы накинулись на наш завтрак. У постороннего человека, могло бы сложиться впечатление, что мы не ели несколько дней. Просто нам так редко готовили домашнюю еду, тем более такую вкусную. Через пару минут Юля закончила разговор и подошла к нам.
- доброе утро. Как завтрак? - мы одновременно ответили
- очень вкусно.- Мне стало интересно, с кем она так долго болтала.
-Юль, а кто звонил?
- это рабочие, не могли найти дорогу. Кстати, я вызвала вам такси, оно приедет минут через 15. - Дом аж подскочил,
-ой, спасибо, у меня даже вылетело из головы это сделать.
- да ладно, мне не трудно.
- мы постараемся звонить по чаще, мало ли что. В нашей комнате, на тумбочке, я оставил номера телефонов, там все номера, по которым ты сможешь с нами связаться. Если что, сразу звони.- Мэт, оставь ей карточку.
- хорошо. Я достал из кошелька одну из карт и протянул ей.
- там не много, но на безбедную неделю точно хватит.
- зачем? У меня есть свои деньги. Не надо мне ничего оставлять. - Тут влез Доминик.
- свои деньги, ты будешь тратить у себя дома, а здесь, ты воспользуешься нашими. - Он сказал это как то строго, отцовским тоном, не только у Юли но и у меня пропало желание с ним спорить. Он встал из-за стола, и пошел за чемоданом. Я остался сидеть на месте. Юля повернулась ко мне и взмахнула головой, спрашивая этим, что с Домом. Я пожал плечами.
- наверно он просто не хочет обсуждать этот вопрос. Тем более мы тебе очень обязаны, из-за того что взваливаем все на тебя. В этом случае он просто не хотел, чтоб ты снам спорила. В это время Доми спустился с лестницы, таща за собой чемодан.
- Мэт, одевайся, мы уже опаздываем. Юль закроешь за нами? Кстати, будь осторожна, все-таки лес рядом.
Я повернулся к ней и кивнул в сторону Дома, показывая, что все уже хорошо, она улыбнулась в ответ. Спрыгнула с высокого стула и побежала к двери, закрыть за нами.
***
Лондон встретил нас ледяным пронизывающим ветром. Снег в вперемешку с дождем, люди одетые во все серое, они сливались со всем этим пейзажем, их лица были белого цвета, это говорило о недостатке солнца и витаминов. Мне хотелось быстрее убраться из этого, когда то родного нам города.
Мы с Мэтом, во время полета, решали, как лучше поступить. Прийти сразу вместе или мне подойти позже, сразу сказать, что мы геи, или постараться обойтись без этого. Остановились на лучшем по нашему мнению варианте. Конечно, меня мало радовало то, что мне придется 3 часа сидеть в кафе и выжидать момент для своего появления. Тем более я боюсь, что Беллз может как обычно наделать глупостей. Но придется, наедятся на его адекватную половину мозга.
Я дал Мэту последние напутствия и отправил в гостиницу, где остановилась Кейт. Сам же не много побродив по городу, я отправился в то самое кафе, где мы помирились. Сев за тот же столик, я заказал себе кофе. Кинул кубик сахара в чашку, принялся его размешивать. Одновременно уставился в окно и начал гадать, что же сейчас происходит там у Мэта. Мне было очень интересно, быстро ли отпустит его Кейт, и согласится ли она на тот компромисс, который он предложит ей. Ведь если она откажет, то журналисты не слезут с Мэтти, пока не докопаются до истины, а она ведь лежит на поверхности. Отойдя от этих мыслей, я обнаружил что, продолжая размешивать кофе, который уже окончательно остыл.
Прошло уже почти 2 часа, и мне пора было выезжать, но перед этим я отправил Мэту сообщение – «я выезжаю, буду через час». Не успел я положить телефон в карман и выйти на улицу, как мне приходит ответное сообщение. – «Не приезжай. Отправляйся домой. Я приеду вечером. Вроде все получается. Люблю». Я в недоумении поехал к себе. Зайдя, я обнаружил небольшой беспорядок, ничего не изменилось, с тех пор, как я был здесь в последний раз. Я прошел в спальню, кровать была не заправлена, рухнул на белые простыни, они так же пахли табаком. Мне стало противно, поэтому пришлось подняться, стащить с кровати все постельное белье и кинуть его в машинку.
Пока Мэт решал вопросы касающееся своего участия в жизни бывшей девушки, я решил позвонить домой, и узнать, как там все обстоит. Тем более, мне в голову пришла идея, обустроить несколько пустующих комнат на первом этаже, под мини студию. Я взял свои айфон, и лег на кровать. Несколько секунд, просто изучал рельеф потолка, но потом все же набрал номер, но никто не отвечал, я решил позвонить еще раз, не сразу, но она подняла трубку, и я услышал приятный и немного уставший голос, на заднем плане, слышалась работающая дрель или какой то похожий прибор издающий такие звуки.
- привет Дом. Что-то случилось?
- привет. Нет, все нормально, я звоню узнать, как там у вас дела.
- у нас все отлично, работа кипит.
- Юль, если можешь, отойди, куда нибудь, где тихо. Нам надо поговорить.
- работа идет почти во всех комнатах. Подожди минуту, я надену куртку и выйду на улицу. Буквально через 10 секунд наступила полная тишина, единственное, что я слышал это дыхание Юли.
- так о чем ты хотел поговорить?
- ну для начала давай про ремонт. Я хочу сделать небольшую студию в доме. Надо объединить 2 дальние комнаты на первом этаже и начать отделку. Оборудование и инструменты привезут дня через 2, желательно чтоб к этому времени была отделана и гостиная, просто вместе с инструментами привезут рояль, который я надеюсь, будет стоять посреди комнаты.
- хорошо без проблем, рабочие как раз занимаются гостиной, я просто скажу, чтоб они занимались 2 дня только ей и студией.
- да, и еще одно. Как ты относишься к тому, чтоб пожить у нас?
- ну мы же вроде уже обсуждали этот вопрос. Пока вас не будет, я за всем присмотрю.
- нет, я не об этом. Я говорю о том, чтоб ты просто жила у нас.
- я не потяну оплату такого огромного дома.
- ты опять не так поняла. В том то и дело, мы хотим это сделать для того, чтоб тебе не пришлось платить за жилье. Почти все время дом пустует, так что ты будешь его хозяйкой. Еще будешь получать деньги на содержание дома и на то чтоб холодильник, всегда был забит, а хозяйка дома ни в чем не нуждалась. Несколько секунд в телефонной трубке было молчание, потом она чуть слышно сказала
- это штука.
- вообще-то нет.
- просто с детства меня учили, что бесплатный сыр, только в мышеловке, и я не могу понять, что я вам буду должна?
- абсолютно ничего, мы это делаем из своих собственных жизненных соображений. Единственное, если ты будешь там жить, то я бы хотел сократить штат прислуги.
- а можно мне подумать несколько дней. Да и еще, если я буду тут жить, я думаю, стоит полностью отказаться от прислуги.
- ну хорошо, этот вопрос, мы обсудим позже, а пока, если ты решишься, то можешь отделывать одну из комнат, для себя чтоб она перестала быть гостевой, в стала жилой. И если у тебя есть, какие либо ценные тебе вещи то перевези их, а все остальное мы купим.
- хорошо, ответ я пришлю сообщением.
- хорошо, договорились. Удачи.
- и вам там удачи, пока.
- пока.
Я положил телефон на подушку, а сам, закрыл глаза, развел руки в стороны, и глубоко вздохнул, я представил, что нахожусь на лазурном пляже, абсолютно один, не видно не одного человека, лишь обжигающий ветер с мелкими песчинками иногда приносит сладкие муки и изнывания от жары. Мое тело влажное, поэтому к нему в некоторых местах прилип песок. Мне очень жарко, будто солнце, добралось до всех моих костей, оно распаривало и пропитывало их тяжелым, влажный, соленым воздухом. От чего тело становиться вялым и ленивым. Я лежу на голом песке, руки заведены за спину. Не выдержав жары, я поднимаюсь и иду в море, кидаюсь в приближающуюся волну, но вода не спасает от жары, она словно обжигает сильнее воздуха. Я нырнул и проплыл несколько метров под водой, я ощутил это прекрасное чувство, контроля над своим телом, как бы мне хотелось, так и остаться, в этом абсолютно свободном и независимом мире, но мои легкие начинало жечь отсутствие кислорода, и по этому мне пришлось не только вынырнуть, но и вернуться к реальности
Пока Мэт не пришел, надо было убраться и приготовить ужин, конечно, можно было бы позвонить Крису и встретится, но наверно сегодня не самый подходящий для этого день. Вот черт, я совсем забыл про Кирка, если он узнает что Кейт беременна через прессу, он нас повесит. Придется позвонить ему и все рассказать. Но наверно будет лучше дождаться Мэта.
Пока я бегал по дому с тряпками швабрами и сковородками, несколько раз чуть ли не свернул себе шею, обжег безымянный, средний и указательный палец, просто я сунул их в раскаленное масло, так я пытался проверить, достаточно ли нагрета сковорода. Как оказалось, я напрасно спалил себе пальцы, мясо сгорело, рис разварился, вобщем пришлось заказывать еду из ресторана.
На часах было 9 вечера, когда Мэт вернулся домой. Я был на кухне и накрывал на стол. Он тихо прошел мимо меня, и направился в спальню. Я очень испугался за его состояние, поэтому проследовал за ним. В комнату я решил не заходить, а просто заглянуть и проверить, как он. Дверь была открыта, он лежал на кровати. Вид у него был не самый лучший. Посмотрев на пол, я увидел, что он разулся, значит не все так плохо, и он контролирует свои действия. Решив пока не трогать его, я закрыл дверь и пошел обратно на кухню. В ресторане я заказал пасту, которую принесли за несколько минут до прихода Беллами. Я разложил все по тарелкам, взял бокалы и налил в них виноградный сок. Это наверно еще сильней испортит ему настроение, ведь из-за болезни, ему еще как минимум полгода не видать своего любимого вина. Так что пусть травиться соком, и я с ним заодно. Ждать больше было нельзя, иначе все остыло бы и стало не съедобным. Я решил крикнуть ему из кухни.
- Мэтти, любимый, иди ужинать. - я подождал минуту, но ответа не последовало. Тогда я решил зайти к нему. Подойдя, я постучал в дверь, и, подождав пару секунд, открыл. Он лежал в той же позе что и раньше, не обращая никакого внимания на меня.
- Мэт, пошли есть.
- прости, я не голоден.
- я знаю, что ты голодный, если хочешь, я не буду ничего у тебя спрашивать, расскажешь тогда, когда посчитаешь нужным.
Он нехотя встал, и словно не видя меня, поплелся на кухню, где был накрыт стол. После ужина, мы искупались и отправились в кровать. За весь вечер, мы не сказали друг другу не слова. Поправив подушки, мы легли. Мэт, как всегда лежал спиной ко мне, я по привычке обнял его за талию и притянул к себе, чтоб он не замерз ночью, наверно он о чем-то задумался, так как только моя рука легла на него, Мэтью сразу же испуганно, прерывисто вздохнул. Я постарался накрыть его своим телом как мог. И тут он начал говорить.
-Я смог все уладить, но легче мне не стало. Она так смотрела на меня... Как только я зашел... Будто я раздражаю ее. Хотя наверно так и есть.
Я решил не задавать ему вопросы, так как не хотел прерывать его.
- сначала она кричала на меня, потом вроде все поняла. Мы решили появляться вместе на публике не реже одного раза в месяц, мы должны купить общий дом, вобщем чтоб все думали, что мы до сих пор вместе, наверно пора становиться взрослым мужчиной, слишком долго я был ребенком.
Затем последовало молчание, которое длилось несколько минут.
- Скажи мне, я сволочь?
- конечно, нет. Хорошо, что ты сделал это сейчас, а не через несколько лет. Ты был честен, разве не этого требует от нас закон и религия.
- я атеист, поэтому мне кажется, что надо было соврать.
- ты хочешь уйти к ней?
- конечно, нет, просто мне нужно немного времени, чтоб прийти в себя.
- тогда отдыхай, и постарался не о чем не думать. Я зарылся рукой в его волосы и начал гладить кожу головы, от чего он минут через 5 уснул. Я мечтал, чтоб он забыл об идее взросления, ведь я люблю именно этого Мэта, с невыносимым характером и мне плевать, что про него думают остальные. Я задумался на несколько минут, о том, от чего в действительности отказался Мэтью ради меня : от семьи, ребенка.
Может, мне надо было отпустить его, заставить вернуться к Кейт? Ну вот, теперь меня тоже мучает совесть.
Когда я начал проваливаться в сон, я услышал телефонный звонок, вскочил и побежал в гостиную, где я оставил телефон. Посмотрел на экран, и моя челюсть медленно поползла вниз.
- привет Кейт, Мэт уже спит. Может ему, что-то передать?
- я звоню тебе, а не ему, нам нужно встретиться и поговорить. Вообще то я уже в постели, но если разговор серьезный.... Где мы встретимся?
- давай в парке, не далеко от отеля, в котором я остановилась.
- хорошо, буду через полчаса. Когда я подъехал к назначенному месту, она уже ждала меня, выглядела она не ахти, какой-то не аккуратный пучок на голове, без косметики, ну ладно, может это беременность дает о себе знать. Я подошел к ней поздоровался, и сразу же спросил что она хотела. Ожидая услышать обвинительную речь, о разрушении их семьи
- когда он сегодня уехал от меня, мне показалось, что он расстроен.
- да он немного переживает по этому поводу.
- я боюсь, что он может принять не правильное решение.
- и в чем же, по-твоему, оно заключается?
- в возвращении ко мне. - Ее ответ меня ошарашил.
- ты серьезно? Я думал, что ты вроде как хотела быть с ним. Я не стал обвинять ее в нынешнем состоянии здоровья Мэта, потому как не знал, сообщил ей Мэт об операции или нет.
- просто я не хочу чтоб он жил со мной только ради ребенка, или из за того что скажут другие. - Она начала нести какой-то бред, в который я абсолютно не верил.
- Кейт, остановись. Я не верю не одному слову. С каких пор ты думаешь о других, а не о себе. Давай выкладывай правду.- Она замолчала и несколько секунд взвешивала, стоит говорить или нет.
- просто... Вобщем я, встречаясь с мужчиной.
- Кейт, к чему тогда все эти условия, ежемесячные встречи. Не проще ли сказать, что ты беременна от него.
- ну, ты конечно гений. И кто же в это поверит? Во-первых, я с ним не появляюсь в публичных местах, во-вторых, это действительно ребенок Мэта. И все эти как ты говоришь условия, были для того, чтоб не было вопросов о принадлежности малыша.
Я не стал высказывать своих предположений, это было не мое дело. Просто пообещал, что Мэт не вернется к ней и не будет мешать ее отношениям.
- спасибо, просто, так мы оба будем счастливее.
- да ладно тебе, неужели ты думаешь о ком то кроме себя самой.
- да нет, просто все действительно складывается удачно, у Мэтью есть ты, у меня тоже все в порядке.
.- тогда помоги мне, и хотя бы намекни ему, что тебе не нужно его присутствие в жизни.
- поверь, я постараюсь сделать все что в моих силах. Но сам понимаешь, прямо я не могу ему об этом сказать.
- когда вы снова встречаетесь?
- завтра, нам надо дать интервью.
- Мэт знает, во сколько нужно придти?
- да я говорила ему, это будет примерно часа в 2. Но на всякий случай, напомни ему, хорошо?
- конечно. Ладно, мне наверно пора, не хочу, чтоб он обнаружил мое отсутствие.
- да, я тоже предпочту скрыть наш разговор.
- тогда, до встречи.
- да, до встречи. По пути домой, я думал о том, как стоит относиться к тому, что сказала мне Кейт. С одной стороны я был рад такому повороту событий, с другой... Как отнесется к этому Мэт, если узнает. Он ведь такой впечатлительный. Мне не хочется, чтоб он снова переживал. У меня в голове, сразу возникает образ Мэта, после расставания с Гайей. Как, он залетел ко мне в дом, бледный, словно он увидел призрака, глаза пустые, в них даже не было надежды на продолжение жизни. Он неравно курил... Одну за другой, и молчал. Ему нечего было сказать, ведь он даже не понял, почему все так вышло. Он очень похудел и почти не разговаривал несколько месяцев.
Я сделаю все, чтоб такого больше не повторилось. Вот я уже стою возле дома, открываю дверь, по привычке бросаю ключи в вазу и иду в теплую кровать, где тихо спит мое маленькое чудо.
Я проснулся посреди ночи, комнату заливал лунный свет через не закрытые шторы. В этом во всем было, что то готическое, сочетание черных и синих цветов, из за открытой форточки, шторы колыхались было немного жутковато, я посмотрел налево. Ты лежал как обычно спиной ко мне, свернувшись в кубок, простыни под тобой не было, ты, наверное, стянул ее. Вздохнув, я встал и подошел к тебе с другой стороны, стараясь не разбудить тебя я расправляю постельное белье под тобой. Так как мне пришлось на некоторое время снять с тебя одеяло, замерзнув, ты начал рукой пытаться нащупать его, это так умиляло меня. В этот момент, мне хотелось обнять тебя так сильно, как только могу, но и этого бы оказалось мало, меня переполняло чувство любви, привязанности, необходимости, зависимости, от тебя, это очень трудно передать словами, мне хотелось, чтоб ты всегда был в моих объятьях, чтоб те оковы, которые приковали меня к тебе, с каждым днем только крепли. Я укрыл тебя одеялом и все-таки немного обнял, но так, чтоб не потревожить твой сон, я не мог себе этого позволить, ты должен быть отдохнувшим, и не какие чувства не должны этому мешать

23:50 

глава4

Глава 4
Белое воздушное одеяло, похожее на облако, накрывало нежную бледную кожу, которую можно было сравнить лишь с лепестками роз. Глаза закрыты, только едва заметное движение ресниц говорит о том, что сейчас тебе что-то снится. Солнце медленно подкрадывалось к тебе, угрожая началом пробуждения. Я встал с кровати и тихонько задернул шторы. Комната снова погрузилась в полумрак. Именно сейчас, я больше всего боялся потерять его. В этот момент, я впервые увидел, чем наши отношения отличаются от обычных. Я не могу дать ему то, что может Кейт, но больше всего на свете я не хочу отпускать его. Я провел тыльной стороной ладони по слегка не бритой щеке Мэта, он даже не пошевелился. Это не удивительно: вчера у него был не самый лучший день в жизни. Я даже не ожидал, что он сможет сделать ради меня такое... Мне казалось, что его мягкий и легко поддающийся внушению характер, не сможет устоять перед Кейт, и он выберет ее, а не меня. Но, то, что он сейчас спит в моей постели, говорит об обратном.
Только сейчас я заметил, что сижу на полу с глупой улыбкой на лице, несмотря на всю серьезность моих размышлений. Просто мне было сложно сдерживать эмоций, глядя на него, все видят в нем зрелого, обеспеченного мужчину, и только я вижу прыщавого подростка, с 10-ю долларами в кармане. В последнее время я все чаще вспоминаю то время, когда нам было по 20 лет. Ты был такой маленький и угловатый, еще тогда, я сходил сума от твоих скул и голубых глаз. Ты всегда старался быть рядом со мной, хватал за руки, прижимался словно маленький загнанный котенок, особенно, я боялся интервью, на них ты вел себя хуже всего: сначала ты начинал весь чесаться, тереть глаза, нос-это был первый признак того, что тебе необходима наша с Крисом помощь, потом, ты медленно, незаметно подсаживался ко мне, и к концу интервью ты уже почти залазил ко мне на колени. В то время у меня не было даже мыслей считать такое поведение не нормальным, мне казалось, что тебе просто всегда нужна поддержка и защита, чем я и занимался на протяжении всех этих лет. Сейчас, я вижу, что ты повзрослел, возможно, даже поумнел, тебе не нужна моя забота, ты сам можешь принимать решения, хотя ты даже не догадываешься об этом. Я встал с пола и пошел на кухню, подойдя к окну, я начал всматриваться.
На улице шел снег с дождем, было холодно и сыро, размытость домов и улиц, я ненавидел это. Если холод - должен быть мороз, если жара, то чтоб асфальт плавился. А эта неопределенность в английской погоде меня раздражала. Так как теперь, большую часть отпусков я буду проводить в России, я подумал о том, что не плохо было бы забрать любимые вещи и перевести туда. Но с чего бы начать? Я начал расхаживать по гостиной в поисках любимых вещей, но почему-то единственное, куда меня тянуло - это шкафы с одеждой. Но все-таки, чудо совершилось, и мне на глаза попался фото альбом, который был мне действительно дорог. Там не было не одной фотографии связанной с работой и гастролями. Только те места, куда я ездил добровольно, и не получал от них материальной выгоды, только друзья, и девушки, которых я действительно любил. Здесь не было не одного однодневного человека. Я открыл его и начал листать, после семи страниц, я понял, что почти вся моя жизнь заключается в группе. Если отпуск, то все вместе, и только на некоторых фото отсутствовал Крис, но зато почти везде Мэт. Кое-где попадаются фото девушек, но до этих снимков, мне нет никакого дела. Я закрыл альбом и положил его на дно чемодана, собрал абсолютно все документы и отправил их вслед за альбомом, туда же отправились несколько дорогих мне подарков от поклонников, мои настольные книги, любимая пепельница, и еще пару мелочей. Следом я достал еще три чемодана и подошел к долгожданному шкафу. В один чемодан, я отправил всю мою леопардовую коллекцию, в другой еле уместил свои брюки и узкачи, но чемодан отказался застигаться, и поэтому мне пришлось оставить несколько пар дома, в третий чемодан я отправил все остальное, в него даже влезла почти вся обувь.

После сбора вещей, у меня неожиданно поднялось настроение, мне захотелось, чтоб Мэт был в хорошем расположении духа и, как ни странно, я знал как это сделать. Он давно выпрашивал у меня собаку, конечно, я понимаю, что это не лучшая замена ребенку, но все же. Я открыл ноутбук и полез в интернет. Для начала нужно было выбрать породу. Я разрывался между спаниелем, лабрадором и хаски. Но все, же решил остановиться на американском кокер-спаниеле. Он меньше, и не займет много места в тур-автобусе. Как оказалось, один из заводчиков живет всего в нескольких кварталах от моего дома. Набрав номер, я назначил встречу на 2 часа, как раз в это время Мэт, будет с Кейт на интервью. Из головы совсем вылетело позвонить менеджеру, чтоб он отправил все необходимое для нашей студии в Россию. Позвонив Тому, я сразу же набрал номер Юли. Она взяла трубку и я услышал ее сонный голос:
- Да, Дом, я тебя слушаю.
- Привет, как у вас там дела?
- Одну из стен снесли, так что студия готова, ждем аппаратуру, гостиная будет готова либо сегодня вечером, либо завтра утром.
- Здорово, техники с аппаратурой приедут к вам завтра. Ты подумала на счет того что я тебе говорил?
- Да, я согласна.
- Тогда перевози вещи, да, кстати, у тебя нет аллергии на собак?
- Нет, а что, ты все таки разрешил Мэту завести собаку?
- Он что тебе уже успел рассказать какой я злой и строгий?
- Да нет конечно, просто сказал что ты ему запрещаешь, вот и все.
- А каких животных любишь ты?
- Ну даже не знаю... Собак люблю, кошек, птиц.
- Ну так как кошек я не переношу, и еще я сегодня ужасно добрый, можешь выбрать себе собаку.
- Ты имеешь в виду породу?
- Да, я сегодня поеду к заводчику,
- Хочу такую же как и у Мэта, только не говори мне породу, пусть будет сюрприз.
- Ладно, а вот еще, кого ты хочешь, кобеля или сучку?
- Дом, откуда ты набрался такого жаргона?
- Юль, не язви, я серьезно, и еще цвет, черный, рыжий или беж?
- Хочу бежевого мальчика.
- Все, запомнил. Мы приедем через пару дней.
- Хорошо, тогда сегодня начинаем отделку жилых комнат.
- Удачи…
- Кстати, моего щенка, будут звать Матвей! - я не выдержал и засмеялся.
- Ты думаешь, Мэт не заметит сходства в именах?
- Ну злится он точно не будет.
После того как я положил трубку, мне в голову пришла идея купить позже несколько клеток с поющими птицами, все таки акцент Юля решила делать на восток, да и вообще, должен же я слушать еще кого то кроме Мэта! Пока я убивал время, сидя перед компьютером, даже не заметил, как пролетело время. На часах было почти 12, надо было идти будить Мэтью. Зайдя в спальню, я застал его встающим с кровати. Увидев меня он улыбнулся, и сказал:
- Доброе утро, спасибо, что закрыл шторы.
- Так ты не спал?
- Пока ты сидел передо мной, нет, но как только ты ушел, я опять уснул.
- Ну а почему не подал вида что не спишь?
- Тогда бы ты перестал меня гладить.
- Вот ты хитрый!
С этими словами я свалил его на кровать и начал щекотать, он пытался отбиваться подушкой, так мы дрались еще минут 10, пока не прозвенел будильник, и это значило что Мэту пора собираться.
-А ты, поедешь со мной?
- Нет, я буду занят в это время. Можешь не спрашивать чем, я все равно не скажу.
- Ладно, не буду, но знай, вечером ты обязан все мне рассказать.
- Непременно.
Надо было, как то незаметно узнать, кого он хочет и какого цвета, но так чтоб он не о чем не догадался.
- Мэт, какой цвет тебе нравится больше черный рыжий или беж.
- Не знаю, черный, наверное, а что?
- Да так, Юля звонила, у меня тоже самое спрашивала, просила у тебя спросить.
- Тогда понятно. Я в душ, если не трудно, приготовь пожалуйста завтрак.
- Хорошо, яичница и салат пойдет?
- Да, отлично.
Позавтракав, мы отправились по делам, перед уходом, я сказал Мэту побольше молчать на интервью, и дать возможность Кейт разрулить ситуацию. Он слушал и кивал головой, на последок я решил задать ему последний вопрос:
- Мальчик или девочка?
- Он поднял одну бровь и вопросительно на меня посмотрел.
- Не думай не о чем, просто ответь на вопрос.
- Ладно, девочка. И все-таки, если вечером ты мне все не объяснишь, ночью тебе не жить. - Буду с нетерпением ждать расправы.
После этих слов я чмокнул его и мы разошлись в разные стороны. Подойдя к нужному мне дому, я позвонил в дверь. Мне открыл мужчина лет сорока, приятной внешности, и явно безумно любящий животных. Посмотрев вниз, я увидел маленькую мордашку, выглядывающую из-за ног хозяина. Для себя я решил, что этот щенок должен непременно достаться Юле.
- Здравствуйте, я Дом Ховард, мы договаривались о встрече.
- Здравствуйте, я узнал вас, для меня большая неожиданность принимать у себя такого гостя, проходите. Он поднял щенка и посадил себе на руки. Мы прошли в гостиную и я решил сразу же перейти к делу.
- Мне нужно 2 щенка. Один бежевый мальчик и черная девочка. И если тот щенок что сейчас у вас на руках мальчик, то я хочу именно его.
- Да, это мальчик, но я даже не знаю чем вам помочь, просто щенков надо заказывать задолго до их рождения. Все эти уже проданы.
- Поймите, мне очень нужны две собаки, вы даже себе не представляете на сколько нужны.
- Вы, наверное, хотите сделать подарок девушке.
- Да, именно. - ну можно сказать что я не соврал, я же покупаю собаку не только Мэту.
- Но тогда зачем вам 2 собаки.
- Ну скажем это подарок двум разным девушкам. - боже, главное не за смесятся. - так что, вы сможете мне помочь? Я заплачу за каждого щенка двойную цену.
- Ну... Хорошо, идите, выбирайте щенков, я не буду брать с вас двойную цену, но я надеюсь на автограф.
- Без проблем, хоть двадцать.
- Мне нужен всего один.
- Я хочу этого щенка. Я указал на клубочек сидящий на его руках, который внимательно следил за движеньем моих рук, и во время разговора даже пытался лаять.
-Хорошо, он ваш, тогда осталось выбрать вам черную красавицу.
- А сколько у вас собак?
- 5 взрослых, 3 из них сейчас со щенками и 17 щенков.
- Сума сойти, как же вам удается держать дом в порядке, с таким количеством собак?
-Те собаки у которых щенки, находятся в другой части дома, а другие в этой части. Он повернулся на дверь и мягким голосом позвал:
-Angel, в комнату забежала собака, с кремовой, почти белой сияющей шерстью до пола, аккуратно подстриженной головкой. Она с разбегу прыгнула на колени хозяину. Тот передал мне щенка, которого я тут же прижал к себе, боясь уронить.
- Ну, так что, идем выбирать второго? - я резко вскочил с дивана.
- Готов идти
Через минуту мы стояли напротив трех комнат, как я понял каждая собака была в отдельной. Зайдя в одну из комнат, я понял, что изначально они не предназначались для собак, здесь стояло несколько кресел, пианино и журнальный столик. Мужчина жестом пригласил меня в комнату и сказал выбирать любого. Щенки спокойно спали, и лишь один, с жадностью разрывал нотную тетрадь. Я сразу же спросил
- Это девочка?
- Да, вы весьма догадливы.
Я сел на пол рядом со щенком и тихо сказал ей:
- Правильно, к черту ноты, твои будущий хозяин тоже больше любит импровизацию.
Я взял щенка на руки, ей не понравилось, что я ее отвлек, и она начала звонко лаять на меня.
- Ооо, я смотрю и фальцет у тебя то, что надо.
Она была с небольшими подпалинами на лапках и бровях, я решил, что это то, что нужно.
- .Вы уверены, что именно этот вам нужен, просто он чересчур энергичен.
- Да, это как раз то, что нужно.
-Тогда берите щенков и пойдемте оформлять документы.
За время оформления документации, он получил как минимум 20 моих автографов, но все, же я выполнил обещание и расписался у него в блокноте. За двух щенков я выложил 4 тысячи фунтов, но зато я получил двух здоровых собак и две пачки документов, кстати сказать, документом получилось намного больше, чем у любого человека. Мужчина дал мне переносную сумку. Хотя я долго от нее отказывался, говоря, что я живу всего в нескольких минутах ходьбы. Мне надо было поспешить домой, так как интервью уже, наверное, закончилось, а мне надо было успеть придти домой первому. Зайдя за угол дома, я достал щенков из переноски и посадил себе за пазуху, так как дул сильный ветер и было достаточно холодно. Одной рукой я поддерживал их, а в другой нес сумку. Минут через 10 я был дома. Быстро достав из куртки свои покупки, я набрал номер Мэта. Он быстро поднял трубку.
- Я соскучился, ты скоро будешь дома?
- Доми, я почти возле дома, буду через минуту.
Я бросил телефон на тумбочку и закрыл щенка Юли, в соседней комнате, чтоб Мэт сразу же понял что у него только один щенок. Вернувшись в прихожую, я увидел как маленький колобок, волочет за тобой нотную тетрадь. Это вызвало у меня смех.
- Где ты их только находишь?
Она села перед дверью и начала разрывать ее. Возле дома послышались шаги, и я поспешил уйти в другую комнату, чтоб не мешать. Но так как мне было интересно посмотреть на его реакцию, я приоткрыл дверь, чтоб мне было видно происходящее. Повернулся дверной замок и послышался родной голос:
- Я дома, почему меня никто не встречает? - и тут он смотрит вниз, щенок, не замечая его, щенок продолжает рвать ноты. Несколько секунд стоит напряженное молчание. Мэт в растерянности не знает что сделать, придя в себя, он наклоняется к щенку чтоб взять его на руки, но не тут то было, она хватает тетрадку и начинает как пружинка попрыгивать от него. Я вижу, как по лицу Белза расплывается улыбка. Он все-таки ловит щенка и следующие 5 минут они общались, на каком-то не понятном мне языке. Как оказалось позже, они вместе выбирали ей имя, и теперь ее зовут Tiara. Оставшуюся часть дня он благодарил меня. Но я, если честно, рассчитывал на ночную благодарность. Он достаточно спокойно отнесся к тому, что у Юли теперь тоже будет собака. Я объяснил свое решение тем, что ей будет скучно одной в доме. Мэтью поддержал меня в этом вопросе.
- Как прошло интервью?
- Я почти все время молчал, Кейт обрисовала все в достаточно радужных красках, мы сидели за столом и спокойно ужинали, несмотря на то, что Мэту, наверное, сегодня пришлось не сладко. Поужинав, мы решили лечь спать, так как завтра мы хотели встать по раньше и прогуляется по магазинам.

Утром, как и рассчитывал, я встал пораньше. Решил сначала сходить в душ, а только потом будить Мэтью . Зайдя в гостиную я не смог сдержать крика.
- Мэт, быстро сюда. Сейчас я буду убивать вас по очереди. Ты должен мне новую плазму, и все остальные вещи, от которых отходят провода. Мэт, они разорвали мои диван. Черт возьми, за ночь они успели разгромить пол дома. - я услышал сзади шаги и обернулся. Мэтью зашел в комнату, сонно протирал глаза и зевал. Потом, когда он все таки окончательно проснулся, я услышал безумный смех.
- Чего смешного? Эти два изверга уничтожили весь дом, а что не смогли разорвать, просто надкусили.
- А чем тебе не нравится, по-моему, очень даже креативно.
По всей комнате валялись разорванные провода, пульт от телика, зато теперь я знаю, из чего он состоит, также, мне известны составляющие моего мобильного, почти всех дисков, книг, которые стояли на нижних полках подставки, и чуть не забыл, составляющие моего нового дивана, валялись по всей комнате.
- Мэт, прости, но я должен убить тебя.
Когда после этих слов я вновь повернулся на Мэта, я увидел его сверкающие пятки и захлопывающуюся входную дверь. После того как спокойствие взяло верх надо мною, я подошел к окну, Мэт пытался приучить щенков к улице, причем делал это в моем махровом халате.
- Все-таки я убью его, при первой же возможности. Хотя, что я злюсь, сам виноват, это же я выкинул четыре тысячи, чтоб порадовать Мэта, а теперь выложу еще столько, чтоб разобраться с последствием пребывания его подарка у меня дома. Подождав еще несколько минут, я открыл окно и крикнул.
- Не морозь малышей, давай домой, я почти не хочу вашей смерти. Я закрыл окно, так как на улице было жутко холодно, а на мне кроме боксеров больше ни чего не было. Через стекло наблюдал, как мой халат тащится по грязной земле к своему хозяину.
-Мэт, ты уже дома?
- Да. Дверь захлопнулась, и в комнату вошел Беллз.
- Пока я готовлю завтрак, ты убираешь и одеваешься. Завтракаем и уходим.
- Ты предлагаешь их оставить тут?
- А ту тебя есть другие предложения? Тем более что они могли сломать, уже сломали.
- Ты еще злишься?
- Ну не то что бы, ты же злился, когда я разорвал шторы в нашем доме, просто немного жалко вещи, ладно телевизор, я его почти не когда не смотрел, но диван и телефон жалко. - Извини…
- Если ты ночью не передавал им сигналы через космос, то ты не виноват, так что не заморачивайся. Куплю новый диван.
- Тогда телефон покупаю тебе я.
- Ладно, договорились. Я улыбнулся и прижал его к себе.
- А теперь пойди и положи мои халат в стирку.
-Вот тебе обязательно нужно было испортить такой момент?
- Нет не обязательно, но я люблю свои вещи, и мне не нравиться когда с них стекает грязь, тем более на светлый ковер.
- Ладно, я все понял, считай, что он уже в стирке.
Мэт отправился в ванную, а я на кухню, и уже от туда продолжал с ним разговаривать.
- Когда ты хочешь отправиться домой? - я достал из холодильника яйца и бекон, и плюхнул все это дело на сковороду.
- Даже не знаю, ты звонил туда?
-Да, звонил, кстати, я забыл тебя предупредить, у нас в доме будет маленькая студия. Сегодня уже устанавливают оборудование.
Я перевернул яйца, поставил чайник, но ответа я не услышал. О нет, похоже, он обиделся. Только этого мне не хватало. Подождав пока все приготовится, я разложил завтрак по тарелкам, и только после этого отправился к Мэту, оттягивая этот момент как можно дальше. Что-что, а играть на моей слабости к его обидам он умел. Беллами сидел на разорванном диване и собирал мозаику, в конце которой должен был получится мой телефон.
- Почему ты мне не ответил? - в ответ опять молчание. Он только сильнее надул губы и отвернулся.
- Что-то случилось? – тишина
- Мэт, мне надоело разговаривать самому с собой.
- Зато у тебя неплохо получается самому принимать решения.
- Мне некогда было тебе об этом сказать, вот и все. - я скрестил ноги и оперся на дверной проем.
- Да нет, любимый, время чтоб мне сказать, ты нашел. Тебе не хватило времени, чтобы посоветоваться.
- Ну, извини. Ты тоже не особо советуешься со мной.
- И когда же такое было?
- Когда ты последний раз лежал в больнице, и когда заделывал ребенка своей подружке.
- Ну все. - на этих словах он выскочил из комнаты, я понял что наговорил лишнего и теперь надо было как то выкручиваться. Через минуту Мэт вышел из комнаты уже одетый и направился к выходу.
- Белз, стой, ты куда, а как же магазины?
- Я поеду к себе. - я виновато опустил глаза и сказал.
- Но ты же обещал.
- Собирайся и поехали. - он сказал это ледяным тоном, и даже не посмотрел на меня.
-А как же завтрак? Я уже приготовил.
- Я не голоден. Иди, одевайся, я буду ждать тут.
Я пулей побежал в комнату и уже через 10 минут мы выходили из дома. Я решил начать разговор:
-На чьей машине поедем?
Вопрос был почти риторическим, одна из машин Мэтью стояла в моем гараже, там более он ненавидел мои машины. Но я был весьма удивлен услышав ответ:
- На твоей.
- Почему?
- Потому.
- Исчерпывающий ответ.
- Какой есть.
Мы сели в машину, он сразу же отвернулся. Всю дорогу мы молчали.
Мы подъехали к торговому центру и отправились за покупками. Несколько часов бродили по этажам, Мэт терпеливо ждал, пока я выбирал себе несколько футболок и брюки, потом попросил остановиться около магазина электроники. Там мы ненадолго разошлись. Я выбирал себе плеер, но через несколько минут ко мне подошел Мэт и вручил мне коробку с новым телефоном и мою старую симку. Я улыбнулся.
- А я уже и забыл про отсутствие телефона. Спасибо, что вспомнил. - он сухо ответил
- Не за что.
Потом мы зашли в ювелирный. Мэт купил 2 золотых кулона и сделал на них гравировки "Матвей" и "Tiara". Надпись на кулоне Юлиного щенка была сделана на русском, так как эта надпись на английском выглядела бы глупо, особенно если учитывать, что на английском это бы выглядело так "Matthew". Я отошел ненадолго, в это время Беллз купил еще что то, но мне не показал. Это было не удивительно, ведь он со мной даже не разговаривает. Интересно, что мне надо сделать, чтоб он перестал обижаться? Потом мы зашли в зоомагазин, где Мэт накупил всяких игрушек, 2 шикарных ошейника, один бирюзового цвета для своей собаки и красный для Юлиной, честно сказать, за такую цену я готов был носить их сам, но ничего против, я не сказал, боясь еще сильнее испортить отношения. Выбрав поводки, мы направились к выходу. Дорога домой была такая же напряженная, как и предыдущая. Домой мы приехали уже под вечер. Я был уставший и безумно голодный, но решив сначала искупаться, а лишь потом готовить ужин и отправился в душ.


Как только Дом закрыл за собой дверь в ванную, я быстро надел на щенков ошейники, взял Тиару, ключи от своей машины, написал дому на листке. "Сегодня я не останусь у тебя", и ушел из дома. Я посадил собаку рядом с собой на пассажирское сидение, она наклонила голову и внимательно на меня посмотрела.
- Тебе идет ошейник, и золото тебе к лицу. - она начала поскуливать.
- Ну что ты от меня хочешь? Он сам виноват, знает же что я не переношу когда кто-то начинает перечислять мои грехи. - Она продолжала на меня внимательно смотреть.
- Да да, я знаю, не надо совершать такие поступки, тогда и вспоминать будет нечего.
Мы выехали со двора и поехали по направлению Лондона.
- Знаешь, я безумно голоден, может, поедем, поедим? - я чувствовал себя придурком, сижу и разговариваю с собакой. Всю дорогу я рассказывал ей о Кейт, Ховарде и о творческих планах, она оказалась хорошим собеседником умеющим слушать.
- Ну что Тиа, поедем, завтра домой? А Дом потом пусть добирается, как хочет. Сейчас я только позвоню доброму дяде менеджеру, который наорет на меня, а потом найдет способ помочь нам?
Я достал телефон и набрал номер Кирка.
- Привет, Кирк. Я в Лондоне.
- Привет. А почему не позвонил и не сказал?
- Если ты не занят, то давай встретимся, мне нужно с тобой поговорить.
-Хорошо, давай в каком нибудь ресторане.
- Не, в ресторан не получится, со мной рядом сидит маленький клиент, которого туда точно не пустят. Давай я подъеду к закусочной рядом с твоим домом.
- Хорошо, я буду там минут через 20.
- Тиа, как ты относишься к фастфудам?
- Я тоже отрицательно, но больше нас с тобой никуда не пустят.
Я почесал ее за ухом, а она довольная начала облизывать мне руку. Я остановился рядом с кафе, где меня уже ждал Томас. Взяв щенка вышел из машины и увидел удивленные глаза Кирка.
- Ты что пса купил? Ну все, теперь Ховард точно выгонит тебя из дома.
- Это не пес, а собака, и мне подарил ее Дом.
Мы зашли в кафе и сели за самый последний столик, на красный кожаный диван, к нам сразу же подошла официантка и приняла заказ. Мы взяли несколько пицц, колу, картошку, а Тиаре я заказал курицу. Она сидела у меня на коленях передние лапы на столе, и на них лежала мордочка.
-После больницы мы даже не виделись, как ты себя чувствуешь?
- Все отлично, я как новенький. Через пару недель можно снова продолжить тур.
- Здорово, тогда я обо всем позабочусь.
- Я хотел поговорить с тобой не об этом.
- А о чем?
- Ты сейчас только не кричи на меня, ладно? Тебе это не очень понравится.
- Говори. Я готов к худшему.
- Кейт беременна. - дальше последовал шквал ругательств и оскорблений. Тиара спряталась под стол, если честно, мне тоже хотелось это сделать, но так как я был сам виноват, надо слушать. Крик смогла остановить только официантка. Она разложила наш заказ и ушла. Пока Том приходил в себя, я оторвал кусок курицы, положил его на салфетку и отправил на диван, где его уже ждала Тиара. Рыча и скуля, она начала разрывать его. Я вытер пальцы салфеткой и принялся уничтожать свои ужин.
- Мэт, как это получилось? Ты же вроде как...
- Ну, вот так получилось. Давай я не буду тебе объяснять, как изменяют и делают детей.
- И давно ты об этом знаешь?
- Я из-за этого попал в больницу.
- Вот ты сволочь.
Сам бы прибрался и оставил все разгребать мне! Правильно, как всегда!
- Я уже все уладил, сегодня мы давали интервью.
- Объясни, почему я узнаю все последним?
- Просто было не до того. И еще, я поссорился с Домом, и хотел бы улететь домой, можешь договориться, чтоб меня пустили в самолет с собакой? Документы на нее и прочая фигня, все есть.
- Ты из-за Кейт поругался с Домом?
- Нет, конечно, это так, бытовуха.
- В смысле домой? Куда тебе надо попасть?
- В Россию.
- Как же вы достали меня со своими проблемами. Почему чуть что, вы двое, сразу бежите ко мне? А потом я себя спрашиваю, почему я больше уважаю Криса? Ответ на лицо. Он не достает меня.
- Спасибо, я знал, что ты поможешь. Кстати я думаю, что тебе и для Дома надо будет сделать тоже самое.
- Вы что питомник купили? Ладно, ты, но от Ховарда я такого не ожидал.
- Ооо ты многое пропустил. Мы девушку нашли.
- Что, одну на двоих?
- Ты что больной? Нет, что-то вроде содержанки, ей и предназначается вторая собака.
- Вы двое, просто чокнутые. У вас всегда, что-то случается. Кстати, никаких собак в тур-автобусе.
- Да прям таки! Она поедет со мной.
Тиа уже разобралась с курицей, и я вытирал ей мордочку.
- Как же зовут новую участницу группы?
- Тиара.
- Можно подержать?
Я передал щенка Кирку, который сразу же начал ее тискать.
- Надеюсь, что из нее не вырастит волкодав, иначе нам придется держать ее в отдельном автобусе, или это она нас будет держать в отдельном автобусе
- Нет, она будет маленькой.
- Ну ладно, хоть будет с кем пообщаться.
- Я забыл тебе сказать самое главное. Мы ремонт затеяли. Приезжай, посмотришь.
- Охренеть... От тебя беременная Кейт, ты по ругался с Домом, а главным считаешь начавшийся ремонт?
- Давай на чистоту.
- Давай.
- Новость о беременности Кейт, я кое-как пережил. Мне и сейчас нелегко об этом говорить. Для себя я все уже решил, с ней я не буду, хотя для всех мы должны оставаться влюбленной парой. Я согласен выплачивать бешеные алименты, все-таки это мой ребенок и я обязан его обеспечивать всем необходимым. С Домиником мы в любом случае помиримся, ссора не настолько серьезная. В этот момент зазвонил телефон, я знал что это Дом, поэтому не стал брать трубку.
- Ты не поднимешь?
- Нет. Пусть помучается.
- Тебе не кажется, что он мучается с тобой каждый день?
- Прекрати за него заступаться, почему вы все считаете меня ребенком? Я взрослый и самостоятельный мужчина, и сам вполне могу принимать решения!
- Я не считаю тебя ребенком, ты такой, какой ты есть. Мы все прекрасно осознаем что если не ты, то не было бы у нас, всего того что мы имеем. Окружающие считают тебя гением, но пойми, один, ты не выживешь, не тот у тебя характер.
- Да знаю я. Может из-за этого и злюсь.
- Так что, ты не обдумал помириться с Домом?
- Не знаю. Завтра будет видно.
Кирк заметил на Тиаре кулон.
- Да... Не хило.
- А то. Должен же я как то показать малышке, что папа ее любит.
- Ну я не думаю что она сильна в драгоценных металлах. Просто скажи что захотелось выпендриться.
- Да ну тебя. Я купил такой же Матвею.
- Кому?
- Юлиной собаке.
- Она что собаку в честь тебя назвала?
- Да, давай еще ты посмейся, а то еще не все это сделали.
- Да ладно тебе, просто девушка с чувством юмора. Кстати, когда ты нас познакомишь? -он потер руки в предвкушении.
- Даже не думай, я не позволю ее трогать, она и так в жизни натерпелась. Может, уговорю ее съездить с нами на несколько концертов.
- Шутишь? Да кто угодно согласится.
- Ей надо учиться.
Мы болтали еще несколько часов, пока я не начал зевать. Потом я переложил щенка к себе на руки и, попрощавшись с Кирком, отправился в машину. Я не стал перекладывать ее на сидение и вел машину одной рукой, а другой прижимал к себе мирно спящую Тиару.
Я оставил машину рядом с соседним домом, чтобы прогуляться. Тиа уже проснулась, и я знал, что сейчас ей самое время погулять. Я нацепил поводок со словами:
- извини милая, но тебе придется иногда это носить.
Он явно ей не нравился, она поворачивала голову и пыталась его стащить с себя, но тоненькая цепочка не поддавалась. Мы отправились в ближайший парк. Там было очень тихо и одиноко. Черные деревья, снег, грязь, бррр,.. Мерзкая погода. В такой холодный темный и не приветливый вечер, начинаешь думать о тех, кого сейчас не хватает. Мне не хватало Дома. Странно, ведь мы расстались всего несколько часов назад, а я уже скучаю. Интересно, что он сейчас делает, наверное, сидит и переживает, все ли со мной в порядке, где я сейчас, хватило ли мне ума, чтоб не напиться, а если нет, то в какой больнице меня искать. Хотя нет, Том ему уже наверно позвонил и доложил все, ведь он думает что Ховарду тяжело со мной, и пытается хоть как то помочь. Ему выгодно, что мы вместе: я все время под присмотром, Дом не напивается в стельку и не прыгает по чужим кроватям. Проходя мимо не знакомых людей, я заметил мужчину с фотоаппаратом, который незаметно меня фотографировал.
- Вот блин, и тут достали, завтра в какой нибудь желтой газетёнке про меня напишут статью! Ладно леди, пойдемте домой.
На этих словах я развернулся и направился к дому.
Открыв входную дверь, я понял, что вернулся в те переживания, от которых надеялся избавиться навсегда. Дома ничего не изменилось. Те же бутылки из-под виски и коньяка, тот же самый бардак, который я оставил, пытаясь спастись бегством в Италию. Интересно, о чем я тогда думал? Что хотел этим решить? Неужели все эти проблемы, на тот момент, стоили моей жизни? Или это только сейчас они кажутся мне настолько мелкими и легко разрешимыми? Своим поступком я мог загубить несколько жизней одновременно.
На часах было уже достаточно поздно, поэтому, времени раскисать, не было. Я попытался навести хотя бы поверхностный порядок, перед тем как идти спать.
Я был настолько поглощен уборкой, что даже забыл о том, что в кафе, мне звонил Доминик. Подойдя к телефону, я нажал на кнопку и начел прослушивать сообщения, оставленные на автоответчике. Их там было просто тьма. Меня забавлял тот факт, что никто кроме самых близких мне людей не знает, где я теперь живу.
Ну, вот мы и добрались до самого интересного… сообщения Домки, оставленные сегодня. Итак, первое сообщение.
- Мэт???? Как это, по-твоему, называется? Я выхожу из душа, а тебя нет. Куда ты поехал? Как только будешь дома, позвони.
Сообщение второе.
- Мэтти, это не смешно…. Если ты дома, возьми трубку. Я, правда, очень волнуюсь. Можешь даже не разговаривать со мной, просто подними трубку, тогда я пойму, что с тобой все хорошо. Я надеюсь, что ты трезвый, скажи, что тебе хватило ума, не надраться.-пока я прослушивал сообщения, с моего лица не сходила улыбка. Я ведь уже давно на него не злился, просто решил проучить, чтоб в следующий раз, прежде чем, что-то сделать, он советовался со мной. И все-таки, он так волнуется за меня. Это, наверное, единственный человек на всей планете, который ценит мою жизнь, дороже своей. Даже от матери я никогда не чувствовал такой отдачи, в детстве я был никому не нужен, никому кроме…. Уже тогда он всячески меня поддерживал, не давал моим рукам опустится, каждый раз когда муза покидала меня, он зазывал ее вновь и вновь.
- Все-таки, наверное, стоит ему позвонить. Тогда домой, мы полетим вместе. Тем более что я действительно скучаю по нему каждую минуту.
Я взял телефон и набрал любимый номер. Дом, поднял трубку после первого гудка.
- мне плевать, что ты на меня злишься, и возможно сейчас повесишь трубку, я все равно скажу, какая ты сволочь. Ты хоть знаешь, как я переживал, не мог найти себе места, думал, «а вдруг с тобой что-то случилось?» Пока я обзванивал все больницы, с надеждой, что ты живой, мне безумно хотелось тебя убить. Мэт, как ты можешь так? Постоянно думать только о себе? Почему ты не можешь быть обычным человеком, без каких либо странностей? Ты не видишь, как мне тяжело? Ты можешь хоть немного помочь нашим отношениям не зайти в тупик? Я не могу заниматься твоими и своими проблемами, да еще и совершенно один тянуть на себе наше семейное благополучие. ты безответственный, легкомысленный, ненадежный….но я все равно тебя люблю. Прости что я не посоветовался с тобой. Приезжай домой, мне без тебя очень холодно в постели.
- весь этот монолог я терпеливо молчал, и только потом заговорил.
- И ты меня прости, за то, что я такая проблемная и неблагодарная скотина. Я больше не злюсь на тебя.
- Приезжай домой…
- Мне уже не хочется, куда-либо ехать, давай завтра утром встретимся в аэропорту?
- Мы куда-то летим?
- Я думал, ты хочешь в Россию.
- Конечно, хочу, но еще больше я хочу скорее возобновить тур. Я так соскучился по работе.
- Я говорил с Томом, через 2 недели мы снова едем в тур.
- Это здорово. Ты точно не хочешь приехать? Я буду комфортнее себя чувствовать, когда мы будем лежать под одним одеялом, и чем ближе друг к другу, тем комфортнее.
- Не переживай, у нас тут все нормально, но я и правда хочу остаться сегодня дома. Не обижайся, пожалуйста, просто поверь, мне нужна ночь, наедине с собой.
-Как скажешь, я не могу тебя заставить, что-либо сделать, ты же не моя собственность. Но мне немного не по себе от того что тебе хочется побыть подальше от меня.
- Не переворачивай слова, просто хочется побыть одному. Если тебе будет спокойнее, то мы можем болтать всю ночь.
- Нет, тогда мы не выспимся. Я надеюсь на твою совесть. Веди себя хорошо, и пообещай, что ты не наделаешь глупостей.
- Ты о чем?
- Мэт, просто пообещай.
- Хорошо, я обещаю. Через час я буду уже спать.
- Тогда спокойной ночи. Люблю.
- Люблю. И тебе сладких снов.
- без тебя это невозможно.
- Дом, прекрати, ты вгоняешь меня в краску.
- Ладно все, я уже закончил. Пока малыш.
- Пока.

00:11 

глава4-1

Я прошел на кухню.Мне очень сильно захотелось чашку горячего какао, но молока в моем холодильнике не было, поэтому придется обойтись кофе и шоколадкой. Я взял чашку с напитком и отправился в любимое место в этой квартире - окно. Я сел на подоконник и как обычно начал всматриваться в темноту. Вскоре я начал разбирать силуэты зданий, еще через пару минут я отчетливо видел людей, машины и прочие незначительные вещи. Я отломил кусочек шоколада и положил его в рот. Через несколько секунд мое сладкое удовольствие начало таять, обволакивая весь рот теплым шоколадом. Потом я сделал глоток кофе, он смыл сладкий привкус, оставляя после себя горечь и пленительное послевкусие. Я не знал, почему хотел побыть сегодня один, думать о чем-то или о ком-то мне не хотелось. Я мечтал просидеть вот так, на окне всю ночь, так как я прекрасно знал что уснуть мне будет тяжело, особенно одному. Я уже привык, что сзади меня обнимает Доминик. Если его руки прикасаются моего тела, мне без разницы, где спать. Хоть на улице, хоть на другой галактике, лишь бы быть рядом с ним. Мне всегда нравилось сидеть возле окна в холодный зимний вечер. На улице морозно, холодно, смотришь на людей в зимней одежде и понимаешь, как же хорошо и тепло дома, где тебя может согреть какой-нибудь напиток, а еще лучше, чьи-нибудь горячие руки. Я уставился в одну точку, ей была, какая-то старенькая иномарка, достаточно долго смотрел на нее, без каких либо мыслей, просто давал своей голове отдохнуть, впервые за несколько месяцев, я абсолютно не о чем не думал. Хотя нет, только что я понял, что очень сильно хочу клубники, вот, только где я ее возьму в такое время, тем более что на улицу я даже нос высовывать не хотел. Придется терпеть. Завтра я ее добуду! Спрыгнул с подоконника и пошел в спальню, где на одной из хлопковых подушек спала Тиа. Я лежал и строил сценарий завтрашнего дня, сон не как не хотел накрыть меня своей нежной и беззаботной пеленой, под которой мир наполнен живыми улыбками, но как только пелена спадает, ты попадаешь на ту сторону, где царит реальность, в мир, где улыбку можно купить за несколько фунтов, где искусственно натянутые уголки губ, обычное повседневное дело. Лично я редко улыбаюсь тогда, когда мне этого не хочется делать. И мне плевать что это может быть: ответственные съемки или что то еще в этом роде, зато Доминику приходится натягивать рот до ушей, чтобы показать людям что все замечательно. Хотя так ведь и есть. Конфликтов в группе нет и никогда не было, а личная жизнь не в счет, она же личная и не должна влиять на мое настроение в стенах мьюз. В последнее время мое депрессивное настроение начало раздражать не только окружающих, но и самого меня. Надо было заканчивать с этим, и по возможности постараться не надоедать Дому, иначе он не выдержит и прибьет меня.


Проснувшись утром, я первым делом разбудил Доминика, что было впервые, так как это была его работа, напомнил ему о документах и о собаке, которую он не должен забыть. Мы договорились встретиться через 2 часа в аэропорту. Сегодня у меня было прекрасное настроение, и испортить его не представлялось возможным. Выйдя из душа, я покормил себя и собаку и начал собирать вещи, хотя собирать было почти нечего, я взял только пару любимых безделушек, несколько книг и кое-какие диски с фильмами. Выглянул на улицу из окна, меня сразу же встретил ледяной пронизывающий ветер, каждое утро одно и тоже, и в моей голове сразу же возникла моя каждодневная фраза: «ненавижу холод, серость и сырость Лондона.» Хочу туда, где тепло, или в Россию, там хоть и холодно, но нет этой чопорности, и есть надежда, что летом там будет действительно жарко, а весной будет цвести наш сад, не какие гастроли не заставят меня пропустить это зрелище, но сейчас я не хочу загадывать вперед, в моем нынешнем положении нужно жить одним днем. Кстати, лучше бы мне задуматься о своих творческих планах, уже пора продумывать концепцию следующего альбома, а последнее время я не могу выжать из себя даже один аккорд. Наверняка и Кирк и Крис думают что материала у меня уже как минимум на целый альбом, а что есть у меня? Абсолютно ничего, одна мелодия, написанная еще осенью, когда мы с Домом пытались разобраться в наших чувствах. Так как я был уже одет и собран, и у меня в запасе были лишнее полчаса, я решил достать свою старенькую, потрепанную акустическую гитару. Эта старушка служила верой и правдой мне не один год, мы через многое прошли вместе. Я купил ее еще в юности, когда мы были никому неизвестными и не нужными. Я достал ее из огромного выдвижного шкафа предназначенного специально для нее, провел пальцами по облезлому корпусу, чувствуя подушечками каждую царапину. Она напоминала мне о прошлом: о моем детстве, когда я был не нужен никому. Родители занимались своими проблемами, а я был предоставлен самому себе. На этой гитаре я учился играть, мне безумно хотелось попасть в группу к Дому. Это казалось главной мечтой и желанием жизни. Ну, хоть тут я не прогадал. Мечта сбылась, и теперь не Доминик, а я главный в этом трио, хотя мне не нравится это распределение ролей. Никто не должен быть главным, ведь каждый делает все по мере своих возможностей и способностей. Несколько минут я думал о том, стоит ли забирать ее в Россию, но в конце концов решил оставить ее здесь. Когда я уже стоял на пороге квартиры, я понял что не хочу отсюда уходить. Было предчувствие что сюда я больше не вернусь. Взяв на руки собаку, я вышел на улицу, мелкий моросящий дождь был похож на легкую дымку, я не любил запах сырости, но здесь он окружал меня повсюду. Я зашагал по черному асфальту к машине, которую оставил не далеко от дома, проходя окно крыши дома, сверху, за шиворот мне попало несколько капель воды. Как же это противно и неуютно. На мгновение, мне показалось, что из-за вчерашней прогулки у меня начало болеть горло, но вроде я ошибся, хотя все же стоило бы выпить горячего шоколада и съесть убойную дозу витаминов в виде фруктов. Внутри машины было так же холодно и неуютно. Но делать было нечего, поэтому пришлось поглубже закопаться в пальто и заводить двигатель. Только выехав со стоянки у меня зазвонил телефон. Как я и думал это был Ховард.
- Да, дорогой.
- Мэт, а ты сильно будешь злиться, если я тебе скажу, что у меня сломалась машина? За такси заплатить не чем, все деньги на карточке, и тебе придется за мной заехать.
- Нет не сильно, не оставлять же тебя одного на окраине города, без машины и денег.
- Я тебя обожаю.
- Я знаю. Одевайся, я буду минут через 20.
-Я уже почти одет и жду.
- Надеюсь что тебе хватит 20 минут чтобы собраться окончательно и вынести свои чемоданы на улицу.
- Да, я постараюсь.
Я повернулся на Тиару и вздохнул:
- Да уж, и на этого человека, еще вчера я злился, ну хоть в этот раз не я оказался беззащитным существом. От этого я прям чувствую себя взрослым! Тиа, ты наверно думаешь, что я псих, думающий, что 32 года - это детство. Но поверь, у меня - это раннее детство.

Автоматические ворота открыли передо мной двери и я заехал к тебе во двор, где уже стояли несколько чемоданов. Интересно, что он в них запихнул? У меня получился только один, и то наполовину пустой. Через минуту вышел ты, таща за собой еще один чемодан и собаку. Я вышел и помог тебе засунуть их в багажник. Сев в машину ты сразу же начал тараторить:
- Меня напрягают эти псы, с ними приходиться таскаться по всюду, а Юлькин вообще выл всю ночь, я готов был придушить его!
- Да ладно тебе, они же маленькие, положил бы спать с собой, он бы не скулил.
- Нет, спасибо! Я привык спать с людьми, в частности с тобой.
- Позвони Тому, узнай все ли он сделал что я просил. - Он достал телефон и начал искать его номер, попутно задавая мне вопросы.
- А о чем ты его просил?
- Небольшая услуга.
- Я это итак понял. Ты что, не можешь сказать?
- Просто он должен организовать нам перелет с собаками, вот и все.
- Ну вот, а зачем надо было создавать интригу?
- Да ничего я не создавал, отстань.
- Я к тебе и не приставал. - он надулся и уставился в окно.
- Ну правильно, так и поступают взрослый люди, чуть что, сразу обижаться.
- Я не обиделся!
- Я вижу! - несколько секунд стояла полнейшая тишина, потом он улыбнувшись и как не в чем небывало сказал:
- Ладно, забыли. Не будем же мы ссорится из за мелочей.
- Вот и я об этом говорю.- Он позвонил Тому и узнал все тонкости перелета в нашем положении. Положив рубку, Доми повернулся и улыбнулся мне, своими озорными глазками.
- А давай не полетим домой?
- Милый, я не выдержу больше, даже дня в этом сером Лондоне.
- Яне говорю, что мы должны остаться тут, можно использовать наши оставшиеся две недели отпуска и съездить, куда-нибудь отдохнуть.
- Например?
- Ну например в Австралию.
- Шутишь, лететь через пол мира, ради нескольких дней? Я думаю это бредовая идея.
- Ты меня поражаешь. Значит запись альбома на другой планете - это нормально по-твоему, а вот поехать отдохнуть в место, находящееся в пределах атмосферы - это бред, я правильно тебя понял?
- Не занудничай, ты правда хочешь именно туда? Мы ведь можем съездить к тебе во Францию.
- Не... Это будет не отдых.
- Ладно, уговорил, поедем туда, куда скажешь.
- Хотя, ты знаешь, Франция не самый плохой вариант. Полетели в Париж.
- Париж, так Париж, летим туда. Уже через пару минут мы были в очереди в аэропорту. К нам подошел Томас и без лишних слов и прелюдии, поздоровавшись, сразу перешел к делу.
- Ну что, я договорился, вы полетите первым классом абсолютно одни. - Доминик улыбнулся, надеясь своей улыбкой растопить будущую злость Кирка, но вместо этого я почувствовал приятную ноющую боль внизу живота.
- Том, ты только не злись, ладно? Мы с Мэтом решили полететь во Францию. - лицо нашего менеджера стало ярко красного цвета, как я понял у него пропал дар речи, но он все же выдавил из себя:
- я вас ненавижу, вы, вы, как же вы меня достали. Я решаю все ваши проблемы, а вы настолько обнаглели, что даже не соизволили сообщить , то одна из ваших девушек беременна.
- Бывшая девушка. Резко вставил Дом.
- Да плевать я на это хотел! Девушка может и бывшая, а проблемы настоящие и будущие. Короче разговаривать с вами бесполезно. Раз уж вы будете во Франции, то дадите несколько интервью, сейчас Мэт особенно интересен прессе. Дом, только сделал так, чтоб он не наговорил глупостей. А еще там будет проводиться благотворительный вечер, сходите на него, вы уже давно не появлялись на людях. Но, ни дай бог кто-то что-то узнает за вас двоих... Спущу три шкуры, ясно? - мы одновременно закивали головой.
- Да, да. Все понятно.
- И еще, через 2 недели у вас уже будут концерты.
По правде говоря, это была замечательная новость! Мы уже соскучились по работе на столько, что несколько раз пересматривали собственные концерты. Доминик постоянно сидел и делал замечания самому себе "Нет, ну посмотри, посмотри на себя! Кто тебя выпустил в таком виде на сцену? Не расчесанный, волосы в разные стороны, смотреть противно!", на что я ему все время говорил: "-ты в первую очередь рокер и музыкант, и только потом супер модель, да и вообще, Курт Кобейн мог не мыть голову перед концертом, и ни чего, из-за этого его ни кто меньше любить не стал". После того как ушел менеджер, мы несколько минут стояли и смотрели друг на друга. Первым начал говорить Доминик.
- Ты знаешь, только сейчас я понял, что поездка во Францию не сулит нам ничего приятного.
- Да, да, я уже тоже это понял. Я не очень любил аэропорты, но сейчас у меня сложилось впечатление, что мы здесь одни, накрытые стеклянной колбой, все потому что слишком плотный, концентрированный гул людей делает возможным слушать наш разговор только нам двоим, остальные же даже не выделят наши голоса из общих масс. Как и обещал нам Кирк, в первом классе мы были абсолютно одни. Это давало нам возможность говорить на любые темы и смотреть друг на друга так, как мы привыкли, но вместо этого Дом просто смотрел в окно. Я ненадолго задумался о возможном конце наших отношении. Мне было очень интересно, когда настанет этот момент «Х». Как будет происходить наше расставание, что мы будем говорить друг другу, сколько лет нам тогда будет? Потом, на долю секунды мне стало страшно из-за того, что я начал думать об этом, ведь раньше я видел наше будущее, оно было реально и ощутимо, но что могло поменятся? Я уверен, что и Дом чувствует что-то подобное, некую перемену. Но я очень люблю его, и не хочу никого другого!
Доминик явно о чем-то думал, так как я заметил, что он уставился в одну точку, я не стал его не о чем спрашивать, зная что он все равно мне все расскажет. Еще минут через 5 он повернулся ко мне, уставился большими испуганными глазами и прошептал: «- А что, если бы все было не так? Ты только представь, что бы тогда было?»
- Ты о чем? Я пропустил начало предложения, или ты от переизбытка эмоций слова начал проглатывать.
- Да нет же! Представь, если бы я тебе ничего не говорил, держал бы все в себе...
- Дом, ты о чем, я правда не понимаю.
- Ну тогда, в Нью-Йорке, помнишь? Я сказал, что люблю тебя.
- Конечно, помню, я был готов убить тебя в этот момент.
- Я об этом догадался. Но все же, представь, что все было бы иначе!
- Продолжай…
- Я ничего тебе не сказал, беру билет на первый же рейс во Францию и лечу к себе.
- Почему Франция, а не Лондон?
- Там я быстрее смог бы себя успокоить и постараться убить чувства. Так вот, я сижу в самолете и мечтаю быстрее оказаться дома, хотя по правде я хочу только к тебе. Начинаю проклинать себя за то, что я такой трус. Вот проходит месяц, мы почти не общаемся, нас связывает только работа, дружба осталась где-то в юности, между 16 и 25 годами. Мы создаем видимость преданной дружбы, хотя в каком-нибудь интервью один из нас обязательно проколится. Я беру телефон, чтоб набрать твои номер, но в последний момент отказываюсь от этой затеи. Вдруг рядом Кейт, ей ведь не нравится когда что-то отвлекает тебя от нее, от этой мысли во мне просыпается ревность... Но я не имею на нее права. Я мечтаю позвонить тебе и сказать, как сильно соскучился, но я этого никогда не сделаю.
- Почему? - я спросил это с безумной досадой в голосе.
- Да потому что теперь, мне кажется, что мои чувства написаны у меня на лбу, вдруг бы ты догадался. Предстать, как бы это выглядело: «-Мэт, привет, я так сильно соскучился, оставь, пожалуйста, Кейт и приезжай ко мне, просто потому, что мне очень хочется тебя увидеть!».
- Ну и? Я бы приехал. Я же люблю тебя. Как бы я мог не приехать.
- Не забывай, я же тебе ничего не говорил, ты даже не догадываешься о своих чувствах, и любишь только Кейт.
- Ладно, не отвлекайся, продолжай.
- Вы бы жили на две страны, ходили вместе на разные тусовки, и знаешь, самое страшное для меня было бы то время, которое бы ты проводил в Америке. Даже не знаю почему. А я бы сидел дома и думал, вспоминал, когда настал переломный момент нашей дружбы. Именно в этот момент наши дружеские отношения «перешли на нет», ты же помнишь, как было в последнее время... Только работа, ничего больше... И тут я понял, что меня тянет к тебе не только для того что бы вместе напиться в каком нибудь баре, но и чтобы после этого проснутся в одной постели обнимая друг друга. Во время тура я наслаждаюсь твоим обществом, слушаю весь твои бред, причем даже не думая вслушиваться в слова. Пока ты говоришь - я упиваюсь твоим голосом, смотрю в бездонные глаза, от них очень трудно оторваться. Знаешь, есть люди, в глаза, которых смотреть неприятно и страшно, не потому что люди не красивые, просто чувствуешь себя не в своей тарелке. А твои глаза - это совсем другое, они родные, я смотрю в них как- будто в собственные, хотя понимаю, что мир мы видим с разных углов. Мне всегда было интересно взглянуть на него твоими глазами, это, наверное, то же самое, что видеть цветные сны. Я на короткое время перевожу взгляд на твою шею, на которой проступают тоненькие вены. И тут же возвращаюсь к глазам. Наступает момент, когда я готов все тебе рассказать, пока ты мне что-то рассказываешь, я собираюсь с мыслями. Вот, все, я уже готов, но в последнюю секунду я слышу обрывок твоего лепета, ты с восторгом сообщаешь, что группа для тебя теперь на втором, а, то и на третьем месте, все потому что у вас с Кейт будет малыш. Теперь уже поздно о чем-то говорить, я молча встаю и ухожу. В незнакомом мне городе я нахожу ближайший бар и напиваюсь в стельку. Я понимаю, что начинаю ненавидеть Кейт и ребенка. Знаешь почему? Да потому что когда ты говорил , что работа для тебя теперь на втором месте, я принял это на свои счет, ведь это значило что тебе плевать на меня. Еле придя домой, в бессознательном состоянии я начинаю крушить гостиничный номер. Утром Кирк мне всыплет по первое число, но в данный момент это не имеет значения… ничего не имеет значения.
Вы покупаете дома, готовитесь к появлению наследника. А я просто пытаюсь выжить, изо дня в день я просыпаюсь, и моей целью является попытка забыть тебя. Все чаще ловлю себя на мысли , что когда ты был с Гайей - я не переживал. Она не посягала на наше, как правильно сказать, общение, или даже не пыталась разрушить нашу маленькую вселенную, просто смотрела на нее со стороны, прекрасно понимая, что для тебя очень важна и она, и я, и самое главное музыка. Она понимала, что нарушение этого баланса, за счет сокращения одного или другого компонента, грозит тебе минимум нервным срывом и несколькими неделями лечения. Поверь, не один человек на свете не знает тебя лучше, чем я. Ведь мне даже известен тот способ, которым я могу увести тебя у Кейт
. Но я не позволяю себя этого. Ведь теперь вас не двое... Для меня работа теперь стала и смертью и спасением, твое незнание и непонимание угнетают, фанаты не радуют, а только раздражают. Ловлю себя на мысли что ради музыки все это и начиналось, ради фанатов, а не коммерции, но мы настолько погрязли в своих проблемах, что забыли об этом. После каждого концерта, в моей постели просыпается новая девушка, а то и несколько сразу, с каждым днем я понимаю, что чем больше мечтаю забыть тебя, тем тяжелее мне становится. Все вокруг потеряло смысл, краски жизни потускнели. Не одна женщина не может потушить пламя внутри меня, вокруг меня все меньше и меньше людей. Наверное, я закрылся в себе, но по правде говоря, я не хочу никому открываться. Рядом с тобой, я чувствую себя холодной и темной луной, а ты солнце, иногда освещающее меня. Но как же этого мало… я хочу сгореть в твоих лучах, и пылать как можно дольше. Мне становится безразлично мнение других. Только ты. Никого больше в этом мире нет. Жизнь пролетает вокруг меня и лишь в то короткое время, когда мы вместе, время останавливается, и только тогда оно имеет значение.
- Дом, прекрати, все, хватит! Я не могу это слушать. Так не будет, и даже не могло бы быть. Только мы, навсегда, обещаю… никто и никогда нас не разлучит… мы судьба друг друга, и не может быть иначе… я тебя очень сильно люблю, и даже в минуты, когда мне будет казаться что выхода нет, и у нас нет шансов, отношения просто обречены. Обещаю сделать все, что в моих силах, чтоб пронести хотя бы частичку нашего тепла через вечность, и в старости мы вспоминали о минутах сомнения с улыбкой на лице. Но все же, если что-то пойдет не так, просто скажи « вкус твоих губ, останется со мною навсегда». Эти слова, будут значить наш последний совместный день, это значит - я буду любить тебя последнюю ночь. Так я хотя бы буду знать когда наступит конец, главное не исчезай, не уходи тайно, я этого не переживу, я ведь принадлежу тебе.
- Так, не начинай и ты раскисать, еще скажи что «вместе мы непобедимы».
- А это как раз не смешно.
- В смысле?
- В смысле, что последние несколько месяцев я не могу вытащить из себя не одной ноты или одного слова.
- Как думаешь, почему это?
- Я всегда писал в стрессовых ситуациях. Когда мне было плохо, рождались лучшие песни.
- Ты предлагаешь создать для тебя стрессовую атмосферу?
- В том то и дело, что оградив меня от всех проблем, ты лишил меня вдохновения.
- Ты винишь в этом меня?
- Нет конечно, разве модно винить человека за его любовь? Я жду, когда настанет тот момент, он всегда приходит в разное время и неожиданно, когда я пойму, что ты моя муза.
- Здорово, я буду подрабатывать на полставки твоей музой.
- Могу хоть сейчас начать выдавать аванс.
я потянулся к нему и начал целовать уголки его губ, покрывая их легкими, мимолетными, похожими на порхание бабочки, поцелуями. Он слегка напрягся и положил одну руку мне на затылок,.. придвигая ближе к себе. Я продолжаю покрывать желанное и горячее тело жаркими, манящими, изнывающими поцелуями. Губы, шея, ключица. Как только мои губы оказываются на твоей шее, ты тут же прерывисто и тяжело вздыхаешь, закрываешь глаза. Ты прекрасно понимаешь, что сейчас, рассудок как всегда покинет нас на ближайший час.
Самолет приземлился, и мы поспешили в гостиницу. Как только мы зашли в богатый и со вкусом обустроенный номер, в котором белые, бежевые, светло коричневые цвета, сочетались с благородным черным, нам позвонил Кирк. Он сказал, что сначала мы работаем, а только потом отдыхаем. И что б мы не расслаблялись, устроил интервью этим вечером.
- Дом, как думаешь, о чем будут спрашивать?
- А как ты сам думаешь? Конечно о тебе и Кейт. Наверно спросят, нашел ли я кого-нибудь себе, или продолжаю довольствоваться случайными связями. Для отвода глаз, возможно зададут несколько вопросов о работе.
- Странно конечно, я никогда не любил интервью, но сегодня, я вообще сам не свой. Может, я не пойду? – Дом опустил брови и строгим настораживающим тоном медленно сказал:
-Мэтт, даже не хочу слушать. Ты пойдешь и будешь вести себя там спокойно, чтоб не наговорить глупостей. Как только я увижу , что тебе тяжело, я сразу же подключусь.
- Стоп, а как ты узнаешь?
- Мэтт, я тебя знаю слишком долго, поэтому не переживай, я пойму, ведь я всегда знаю чего и когда ты хочешь.

Из гостиницы мы вышли держась за руку, после, сев в разные такси, отправились в назначенное место. Я прибыл туда первым, как и было оговорено, оглядев кафе, за дальним столиком я заметил девушку со странным цветом волос, точнее с несколькими цветами, волосы были уложены гелем и доведены до состояния ежика. Я понял, что мне нужно именно туда. Подойдя к ней я улыбнулся и поздоровался. Она сразу же повернула ко мне меню. Взглянув на открытую страницу, я увидел список алкогольных напитков, сразу же закрыв меню, я заказал себе просто ромашковый чай, дав этим понять, что не собираюсь обсуждать тему алкоголя и неразборчивого секса.
Сидев спиной к выходу, я все равно почувствовал, приближение родного тепла и знакомые шаги. Дом быстрым шагом подошел к нашему столику и мы начали ломать комедию. Ховард кинулся ко мне с дружескими объятьями.
- Привет, как долетел?
- Отлично. Как ты?
- Да ладно я, как ты, как Кейт?
- Я как всегда, Кейт обижается что ты уже месяц к нам не приезжаешь.
Думая что мы не замечаем, журналистка делала пометки в своем блокноте и удивленно смотрела на нас… наверно это значило, что из нас могли бы выйти непревзойденные актеры. В конце концов мы сели и началось непосредственно само интервью.
- Скажите, ходят слухи что вы планируете запись нового альбома, это павда?
- Да, мы планируем начать запись этой осенью.
- Иии что это будет?
- Мы будем как обычно экспериментировать с несколькими жанрами, но куда это выльется, еще никто не знает. Одно могу сказать точно, Дом и Крис не дадут сделать этот альбом чересчур легким по звучанию.
- Фанатам понравится? -Дом засмеялся…
- Мы на это расчитываем.
- Это правда, что вы такие закадычные друзья, как о вас говорят?
- Да это правда. Мы с самого детства вместе, всегда поддерживали друг друга, по-другому и быть не может.
- Но вы же живете в разных странах. Доминик, вы ведь переехали во Францию?
- Да, я переехал, но это не мешает, мы просто едем в аэропорт садимся на самолет и через час уже гуляем по городу или едем к Мэту. Разве у вас не так? Просто вы заказываете такси, а мы летим на самолете.,
- Редко встретишь такую дружбу в наше время. Мэт, скажи, это правда что твоя девушка беременна?
- Да правда, мы это не планировали, но узнав, очень обрадовались.
Я заметил как Дом сразу же поменялся в лице, и испугался что он может все испортить.
- Когда планируется свадьба?
- Мы пока не торопимся с этим, ведь это лишь формальность.
- А вы слышали о благотворительном вечере, который проходит завтра?
Ховард, заметив что я начал нервничать, взял удар на себя.
- Конечно, мы и наши девушки приглашены на него.
- Дом, ваша личная жизнь долго находилась в секрете, сейчас вы можете что-либо сказать по этому поводу.
- У меня есть девушка, мы встречаемся уже несколько месяцев, пока все замечательно
- Она из Франции?
- Нет, но она очень часто приезжает ко мне.
- И когда вы представите ее?
- Ну она не хочет офишировать наши отношения, но завтра у вас будет возможность пообщаться с ней.
- Ну что же, тогда может продолжим наше интервью завтра на благотворительном вечере, когда вы будете уже со своими половинками?
- Отлично.
Попращавшись я уставился на Ховарда.
- Ты что? Что ты наговорил? Какая девушка?
- Не переживай, я знаю как решить эту проблему, уже утром у меня будет девушка, и обещаю, ты не будешь ревновать. Ладно, звони Кейт, пусть она вылетает, я выйду, мне надо позвонить.

***
Я посмотрел на часы, они показывали без пятнадцати 12, у меня было еще пару минут чтобы успеть добраться в аэропорт что бы не заставить ее ждать. Все таки это было хорошей идеей взять машину на прокат, тем более что это хороший повод не пить завтра на этом идиотском вечере. Интересно, Мэтт спит, или проснулся? Заметив мое отсутствие, я все чаще стал пропадать от него по ночам. Но радует одно, я это делаю не по своей воле, и мне всегда, хочется вернуться обратно, в его горящие и жадные объятия. Я стоял в аэропорту с букетом синих орхидей. Мне казалось, что эти цветы очень ей подходят, с одной стороны они очень нежные и хрупкие, с другой, яркий цвет, полное отсутствие какой либо зелени, то есть полное отрицание предрассудков, это было точное ее описание. Минут через 10 я увидел знакомый силуэт, она бросилась ко мне на шею с вопросом, а где Беллз и Матвей? - я тоже рад тебя видеть. - ой извини, я правда очень рада тебя видеть. Просто я думала что вы вместе меня будете встречать.
- Беллз спит, Матвей и Тиара наверно раздирают очередную мою вещь.
- А Мэтью вобще знает о моем приезде?
- Это будет для него приятным сюрпризом.
- Понятно, ты просто не поставил его в известность.
- Нет, правда, он знает что кто-то сегодня прилетит, но даже не догадывается что это ты.
- Кстати, а зачем я здесь?
- Юль, понемаешь, теперь ты моя девушка.
- Ну... я конечно очень тронута, это заманчивое предложение, но нет.
- Если честно, я немного в шоке, ты первая кто меня так легко отшивает. Но это только плюс тебе. Но я немного не о том. Ты будешь моей девушкой только на один вечер.
- а ты в свою очередь первый кто говорит мне такое. И все-таки, что случилось?
Мы уже сидели в машине и разговаривали, одновременно направляясь к центру города.
- Давай начнем по порядку, я думаю что раз я тебя в это вмешал то ты имеешь право знать.
- Я тебя слушаю.
- Мэтт встречался с Кейт Хадсон, и получилось так, что после их рассования она узнала что беременна. Официально, они еще встречаются, так выгодно и ей и Моте, он не отказывается от ребенка, но под одной крышей жить с ней не собирается.
- Это я поняла, не зря же я руковожу переделкой вашего дома.
- Так вот, нас пригласили на благотворительный вечер, там все будут по парам, приедет Кейт. Ты согласна побыть моей спутницей на этот вечер? Ты же знаешь что вам я никогда не смогу отказать, но все таки, почему я?
-Во- первых ты очень красива, во-вторых, умная, в-третьих ты единственная из моих знакомых девушек, которая может вести себя достойно и не кидаться на шею к кумирам.
- А как же Джесс?
- Там все сложнее, короче ее я не могу позвать.
- Но мне совсем нечего надеть.
- Я уже обо всем позаботился. Нас уже ждут несколько дизайнеров, которые если будет нужно, за ночь сошъют тебе лучшее платье.
- Скажи, я обязательно должна быть там?
- Нет, не обязательно, просто если ты откажешься, мне придется за ночь найти себе девушку, попытаться все ей обьяснить, купить ей платье, короче ты мой спасательный круг.
- Ну... надеюсь что мы не утонем..
Вскоре мы подъехали к дизайнеру, увидев Юлю он восхитился красоте, миниатюрности и хрупкости.
- Завтра вечером она должна выглядеть лучше всех.
- На какую из звезд нам держать курс?
- Это не имеет значения, главное что бы она выглядела намного лучше чем Хадсон.
- Неужели и она будет на завтришнем вечере?
- Да, и я хочу что бы ты, Юленька, выглядела лучше всех девушек на этом вечере, деньги значения не имеют.
- Он подошел к Юле и потрогал ее волосы.
- А почему такие короткие?
- Мне так нравится.
- Ты не против наростить их на завтра?
- Она кинула на меня озлобленный взгляд, и мило улыбаясь проговорила: « - Если это необходимо, то я не против».
- Вам очень повезло, для вас у меня есть замечательное платье, которое я только недавно закончил, его не видел еще никто.
Мужчина удалился в другую комнату, и через пару секунд вернулся с чехлом для одежды, в котором ,как и ожидалось, лежал безумно дорогой наряд. Он взял за руку мою спутницу и направился в примерочную. Через насколько минут вышла она... Я не знал где ловить свою челюсть, которая не просто отвисла, а отвалилась напрочь. Волосы пока еще были уложены как обычно наружу, ей действительно шла ее короткая стрижка. Платье темно фиолетового цвета словно слоями было намотано на корсет, отсутствие брителек на платье и замечательная форма корсета позволяли любоваться красивой грудью, при этом оставляя ее почти закрытой. Корсет казался на столько плотным, что складывалось впечатление что Юля могла сломаться как тростинка. Хорошо подчеркнутые бедра, просто сводили сума. Ниже платье становилось более мягким и легким на вид, подол платья был украшен сверкающими не свету камнями, явно благородного происхождения, которые в каком-то затейливом рисунке то поднимались до колена, то опускалось в самый низ. В руках она держала еле заметный черный клатч с таким же непонятным рисунком и камнями. На ножках красовались черные миниатюрные босоножки, при виде которых я сразу же вспомнил золушку. Этот наряд подчеркивал же нежный возраст и миниатюрность. Возможно, что она не выглядела даже на свои 18 лет, что было очень хорошо. Пусть все завидуют, если уж появляться на публике с девушкой, то надо найти лучшую.
- Юльчик, просто нет слов. Ты прекрасна...
- Спасибо... Но мне кажется что это слишком дорого.
- Нет мне так не кажется. Мы все это берем, и еще нужно что-нибудь на шейку.
- Да…да минутку.
Мужчина вынес ювелирную коробочку. Открыв ее мы увидели тоненькую цепочку из белого золота, на которой весел овальный бриллиант.
- Мы его берем.
- К сожалению это не продается, но так как я давно вас знаю, Мистер Ховард, я дам его вам на прокат, абсолютно бесплатно.
- Огромное спасибо, я очень вам благодарен.
- Юля, Вы хотите что бы мои стилисты занялись вашими волосами сейчас?
- Мне в принципе все равно.
- Тогда лучше сейчас, что бы завтра мы просто сделали укладку и макияж.

Еще через час Юля вышла из другой комнаты с черными, словно ночь, волосами ниже лопаток. Мне оставалось только собрать всю волю в кулак и попытаться не склонить ее к совместной ночи. Как сказал бы Мэтью: « - Ты не в силах усмирить свою блядскую натуру.» И к сожалению он прав. Хотя люблю я только его, но почему меня все время тянет на лево? Выйдя из салона и оставив там одну вторую содержимого моего кошелька мы отправились в отель.
- Мне правда хорошо с такой прической?
- Тебе очень идет, если хочешь, я постоянно буду оплачивать тебе наращивание волос?
- Дом, прекрати, вы что решили сделать из меня вашу дочку? Я конечно понимаю что взрослой меня точно не назовешь, но...
- Что но? Ты же знаешь что мы помогаем тебе, потому что нам это нравиться, и да, мы решили сделать из тебя нашу маленькую, если не дочку, то просто девочку.
Она мило улыбнулась и повернулась боком на сидение, скинула с ног сапожки и поджала ноги под себя.
- Устала?
- Да, есть чуть-чуть.
-Тогда лучше пока не засыпай, мы уже скоро приедем.
Я повернулся и посмотрел на это спящее чудо, она все-таки уснула, передние локоны волос слегка упали на лицо, сливаясь с длинными черными ресницами. Наверное я сошел сума, но когда она лежала ко мне этим боком, я никогда бы не дал ей 18 лет, передо мной лежал ребенок, все-таки надо будет заглянуть в ее паспорт, хотя что я выдумываю, она же перелетела через границу. Но все-же что то не давало мне покоя. Подъехав к гостинице я решил не будить ее, а попытаться отнести в предварительно снятый номер на руках. Девушка на ресепшене остановила меня вопросом:
- Мистер Ховард, кем вам приходится эта девушка? Ей есть 21 год?
- Это моя девушка, она из России, там совершеннолетие наступает в 18 лет.
- Хорошо, проходите. Я занес ее в номер, разобрал постель и решил не раздевать Юлю, не знаю почему, но что-то мне подсказывало, Что что-то с ней не так. Я мог поспорить с кем угодно, что этой малышке не было 18 лет. Уложив на кровать, я убрал волосы с ее щечки, она была ледяная, я еще сильнее укутал ее в одеяло и отправился в наш с Мэтом номер. После того как я лег на кровать и уткнулся холодным носом в плечо Мэта, он сонно промурлыкал: « - Ты давно вернулся?» . Я также шопотом ответил:
- Нет, только что, ты заметил мои уход? И вобще, Беллз, почему ты не спишь?
- Мне стало холодно.
- Тогда иди ко мне и я тебя согрею.
Мэт повернулся и обнял меня за талию, потом накрыл нежными поцелуями мои скулы, и уголки губ.
- Так лучше?
- Да, то что нужно.
-Дом, я давно хотел спросить, почему ты называешь меня Беллз?
- Беллз... Точнее Мэт, только маленькие дети и ты, можете задать глупый вопрос, на который взрослый человек не сможет ответить, но зато, безссонная ночь мне гарантированна.
- Почему?
- Опять вопросы, да что же это за почемучка у меня в постели? Потому что буду вспоминать, откуда взялось это прозвище.
-А что, тебе оно не нравится?
- Очень нравится, просто было интересно когда ты мне его придумал.
-А еще, сегодня я вспоминал то время когда мы были мальчишками, даже тогда у нас было нежное отношение друг к другу, а точнее твое отношение ко мне, а я всегда был паразитом, который пользовался твоей добротой и отзывчивостью.
- Но что поделать, любовь зла.
- Эй, ты на что намекаешь?
- Да так.
Мы вместе засмеялись и Мэтью начал издеваться надо мной, положив свои ледяные руки мне на живот.
- Домка, я уже два дня хочу клубники, почему ты еще ее мне не купил?
- ну наверно потому, что я впервые об этом слышу. И вообще, прекрати наглеть, возьми телефон и закажи ее, заодно и мне кофе. Я настолько продрог на улице, что даже лежа в постели не могу согреться.
- Иди постой под горячим душем. Нехватало еще заболеть. А как только принесут кофе я тебя позову. А еще, тебе не помешало бы в кофе добавить коньяк.
- Ты что не помнишь, у нас «сухой закон».
- Да помню я все, но я же не себе.
- Ладно, я ушел, позовешь как принесут кофе.
Выйдя из ванной через несколько минут после настырного стука в дверь, я смог наблюдать такую картину: Мэт сидел на кровати и смотрел какую-то старую мелодраму, в руке он держал чашку какао, перед ним стояло чуть ли не ведро клубники и два тюбика взбитых сливок. Он кидал клубнику в рот, потом выдавливал в себя сливки, и запивал все это какао. Я быстро подошел к нему и забрал сливки. Он с набитым ртом пытался прокричать.
- Верни, это мое, твое кофе на тумбочке.
- Причем тут кофе, ты себя видел в зеркало? Не спорю, после болезни ты сильно похудел, но ты уже давно вернул себе все сброшенные килограммы, да еще и лишнего нахватал, знаешь, лучше уж я буду получать синяки от твоих костей по ночам, чем ты будешь расплываться на кровати как желе.
- Ладно, ты прав, но клубнику и какао можно?
- Можно, но вкус у тебя, будто это ты беременный, а не Кейт. Кстати, во сколько она завтра приедет?
- Не знаю точно, просто сказала, что утром. А куда кстати ездил сегодня ты?
- Завтра утром узнаешь.
- Кстати, ты помнишь когда мы ходили в ювелирный, я купил там кое-что?
- Да, только ты мне не показал что это.
- А тебе интересно?
-Да.
Мотя встал с кровати и отправился в прихожую, где висела его куртка. Вернувшись от туда, он положил мне на коленку маленькую белую коробочку, а сам в это время сел рядом со мной.
- Понимаешь, у нас с тобой есть семья, но мы с тобой не можем узаконить наши отношения, я конечно понимаю что это мелочь, но все же я решил соблюсти хотя бы некоторые формальности. Открывай.
Затаив дыхание я открыл коробку. Там лежало обручальное кольцо с гравировкой с двух сторон, на внешней стороне была надпись «Вместе навсегда», а с внутренней « я принадлежу тебе ". Несколько минут я находился в полном ступоре, причем первую минуту я не мог даже думать о чем-либо. Потом я понял, что это первый его подарок мне, просто так, без повода. И только потом, я осознал, что приняв это кольцо, я стану вроде как женатым или замужним, это было не столь важно. Я дрожащими пальцами провел по гладкой поверхности кольца, а потом медленно надел его на безымянный палец правой руки. На меня тут же кинулся с поцелуями Беллз. После того как мы отдышались, он достал из-под подушки еще одну коробочку в которой лежала золотая цепочка.
-А зачем она?
- Ну ты же не можешь носить кольцо все время на пальце.
Через секунду Мэт вскочил голым из кровати, схватил листок и ручку и начал что-то писать. Повернулся на меня и заорал:
- Гитару мне, быстро!
- Где я тебе посреди ночи найду гитару.
-Мне плевать , где хочешь.
С криком «-Все, романтика закончилась!», я натянул халат и пошел искать гитару, как ни странно, я ее нашел, на первом этаже находился ресторан, где играли живую музыку, я сумел договориться с музыкантом, с условием что мы оставим ему наши афтографы, он отдал гитару.
Зайдя в номер, и надеясь услышать благодарность я лишь услышал, сними себе на сегодня другой номер, я работаю.
Я молча вышел из номера и отправился спать к Юле.
Утром я проснулся от оглушительного крика:
- Что ты делаешь в моей постели?
- Я все объясню. Просто к Мэту вчера муза пришла, и он решил, что останется на ночь с ней а не со мной.
- А, тогда ясно, Мэт как обычно в своем репертуаре.
- Ладно, одевайся и приходи к нам в номер, я пойду Мэта будить.
Постучав в наш номер, мне открыла дверь Кейт.
- Боюсь спросить, что ты делаешь рано утром в халате и босиком в коридоре отеля?
- Мэт ночью работал.
- И что это значит?
- Он что при тебе ни одной песни не написал?
- Нет.
-Когда он пишет, никто не должен присутствовать в квартире, все его отвлекает.
Я прошел в комнату, где уставившись в телевизор сидел Беллз. Я схватил его за руку и потащил в спальню.
- Что это вчера было? Знаешь, я не намерен каждый день шарахаться по соседним номерам.
- Ты не понимаешь, я так долго этого ждал, ждал когда ты станешь моей музой.
- Твоя муза вчера бегала по отелю сначала в поисках гитары, а потом искала где переночевать.
- Я все понимаю.
- Да нифига ты не понимаешь!
- Наверное.
-Ладно, но чтоб больше этого не повторялось.
Я открыл шкаф, посмотрел на Мэта и заявил: «-А может мне пойти в желтых узкачах и футболке?»
-Если ты идешь в желтых, то я беру твои розовые, или голубые.
- Бери зеленые. Кстати, как Кейт отнеслась к твоей собаке.
- Не знаю, мне плевать, но как мне показалось она не в восторге. В этот момент в дверь постучали.
- Иди открой, это Юля, она спрашивала за тебя. Ей будет приятно если откроешь ты.
- Кейт, мы сами откроем.
Мэт поднялся и пошел к двери. Вернулся в комнату с висевшей на шее Юлей. После удушающего приветствия она отстранилась.
- О, когда ты успела наростить волосы?
- Ночью, бедный Доминик. Ему пришлось ждать меня несколько часов.
- Шутишь? Да для него счастье сидеть в салоне красоты. -Тут влез я:
- Вобще-то я тут. Прекрати говорить так, будто меня нет.
- Да ладно тебе, что я не прав?
- Так, а где моя собака.
- Ооо дорогая, тебя ждет длинная беседа на тему выбора имени щенку.
- Она захихикала. - Мэт голосом строгого хозяина позвал «- Матвей, ко мне!». В комнату влетел щенок с висящими до пола ушами. Он подбежал к Мэтью и начал трепать его за брюки. Юля сразу же попыталась его отодрать от них, после нескольких попыток ей все же удалось это сделать и ближайший час, пока мы все собирались, она не спускала его из рук. Они сразу же нашли общий язык. Знакомство Юли и Кейт прошло гладко, правда Кейт немного удивилась, как мне показалось, тому, что Юля не смотрела на нее как на великую актрису и не восторгалась ее талантами. Как позже мне призналась Юля, она просто не видела ни одного фильма с ее участием, хотя ее имя она слышала, и даже знала как выглядит, меня это очень забавляло. Также Кейт немного взбесило, когда Юля повисла на шее Мэта, но через пару минут она успокоилась. В два часа дня мы вчетвером вышли из отеля. Мы с Мэтом заранее обговорили как будем сидеть в машине. Мэт поведет, рядом сядет юля, а мы с кейт будем сзади. Может эта посадка выглядит странно со стороны, но если вдуматься, то все встанет по своим местам: как бы хорошо мы не общались с Юлей, по духу ей ближе Мэт, они оба творческие личности и понимают друг друга без слов. Я в случае чего могу остепенить Кейт, так как Беллз никогда себе не позволит сказать кому-то «нет», кроме меня. Можно было бы конечно посадить сзади девушек, но тогда бы Юля чувствовала себя неуютно. В конце концов мы сели так, как и планировали, в машине вели непринужденный разговор, стараясь чтоб в нем участвовали все. Вскоре мы подъехали к салону, где вчера нас с Юлей принимал дизайнер. Он встретил нас и отправил в разные комнаты. Юле надо было еще раз примерить платье, и нанести макияж, а у Кейт платье было уже готово, поэтому ей осталось только накраситься и сделать прическу. Нас с Мэтом отправили выбирать костюмы. Пока вокруг меня бегали девушки, предлагая тот или иной вариант, я мечтал об любимых узкачах и кедах. Времени было в обрез, поэтому пришлось выбирать очень быстро. Но и тут я остался самим собой, футболку я решил оставить свою, еще я выбрал серый леопардовый пиджак и черные узкие брюки. Мэт тоже долго не заморачивался, футболка с глупым рисунком, серебряного цвета брюки и пиджак. К половине пятого мы были готовы. Наши девушки выглядели божественно, на Кейт было легкое черное платье с множеством запахов: небольшой браслет, сумочка и туфли на высоком каблуке. Ее волосы лежали класическими волнами, не яркий макияж подчеркивал женственность. Юля была в своем безумно обтягивающем платье с бриллиантом на шее, высоких шпильках, ее волосы черные, словно сама ночь, были выпрямлены, макияж немного в готическом стиле, делал акцент на юности, дерзости. Она словно темный ангел, рядом с ней, любая будет выглядеть серой забитой мышкой, причем сама же выглядела как сирена, прекрасна… убийственно прекрасно.
Благополучно собравшись мы сели в машину и отправились в ресторан. Мы зашли в прекрасно оформленный зал, он напоминал обстановку 18-19 века: высокие потолки, тяжелые темные шторы, кованные светильники на стенах, столики были расчитаны на 2-х или 4-х человек. На каждом из них стоял подсвечник и столовые приборы. Кейт на секунду задумалась, потом шепотом позвала к себе Юлю. Вернувшись к мужчинам, Кейт объявила: «- мы посоветовались с Юлей и решили, что сидеть нам лучше раздельно, но неподалеку друг от друга. Да и еще, Доминик, ты здравомыслящий человек, я надеюсь что ты понимаешь, что на таких мероприятиях мы с Мэтом должны быть всегда рядом и…» - Доминик перебил ее и кивая головой сказал:
- Я понял о чем ты, я поддерживаю твою позицию, на сегодня Юля – моя девушка, а Мэт сегодня твой, никаких обид, но держим себя в рамках пристойного. Мэт, если на интервью тебе станет не по себе, подай знак, мы с Юлей сразу же подойдем, надеюсь что тогда все вопросы упадут на нас.
- Хорошо, договорились. Ну что, удачно вам провести вечер.
- И вам.
Мэтью и Дом разошлись в противоположные стороны, держа своих девушек за руки. Каждый из них хотел сейчас одного, отправится домой. У Дома, никогда не было проблем с женщинами, поэтому он прекрасно знал как нужно себя вести. Они сели напротив друг друга, одной рукой они держались за руки, Дом не сводил с нее глаз, будто не мог насмотреться. На самом же деле, в этот момент он рассказывал ей что нужно будет говорить прессе, которая сразу после ужина, вместе с представителями благотворительных организации хлынет сюда. Она внимательно слушала, но с каждой секундой ее кожа становилась все белее и холоднее.
- Я конечно понимаю, что под твои образ очень идет белоснежная кожа, но ты перестаралась. В чем дело?
- Мне страшно. А еще есть то, что я должна была рассказать тебе, но побоялась, и теперь мне кажется что это может всплыть.
- Ты что убила кого то?
- Нет конечно.
- Тогда все остальное я смогу пережить. Но дома обязательно мне расскажешь.
- Хорошо. - Доминик встал и перенес свои стул рядом с Юлиным.
- На нас с тобой направлены камеры, закрой глаза, и только не ори на меня.
Дом, одной рукой притянул к себе Юлю, другой провел по волосам и мягкой линии скул. Потом он чуть заметно наклонил ее и нежно поцеловал, этот поцелуй не был мимолетным, но он был легким и воздушным, Юля обмякла в его объятиях, как только Доминик это почувствовал. Он сразу же отстранился.
- С тобой все в порядке? Она ответила томно и с легким придыханием.
- Все отлично.
- Ты меня немного испугала.
- Все хорошо, правда, просто на минуту, я представила, как повезло Мэту с тобой.
- Это можно считать комплиментом? -Ее щеки налились краской, она опустила глаза и шопотом сказала:
- Конечно это комплимент.
- Спасибо, но поверь, это еще не известно, кому повезло больше.


В это же время Мэт и Кейт тоже играли счастливую пару. Они много разговаривали, ведь им было о чем поговорить, они обсуждали планы на будущее, Мэт иногда клал руку на ее слегка округлившийся животик. Люди с умилением смотрели на эту пару, было видно, что им хорошо вместе. Внезапно Кейт перевела тему разговора и спросила достаточно серьезно:
- Мэт, ты бы не хотел попробовать начать все сначала? Я помню условия нашего договора, но все-таки... Ведь это твой ребенок и ему будет лучше, когда его будут окружать оба родителя. И я, за эти несколько дней, я поняла как ты мне дорог... Не хочу терять тебя.
- Кейт, зачем ты так со мной? Не мучай меня... Ты не знаешь что было со мной после того, как ты рассказала мне о беременности. Меня и так все время мучает чувство вины, я думаю, правильно ли я поступил. Мне очень больно, и всю свою боль я вымещаю на Ховарде. Ты думаешь он заслужил это? Я лично так не считаю. Я обещаю, что ребенок не останется без моего внимание, но жить на две семьи это глупо и подло, по отношению к тебе и Дому.
- Я все понимаю и не тороплю тебя с ответом. Возможно, ты передумаешь и я буду тебя ждать. Может ты захочешь просто попробовать? Если у нас не получится, я отпущу тебя.
- Пойми, с ним я счастлив.
- Ты всегда так.. Думаешь только о себе, если тебе хорошо, то на остальных плевать.
- Да, да да... Я такой, но я же не скрывал этого, и не заставлял быть со мной, ведь я не обещал тебе звезд с неба?
- Ладно, давай закончим этот разговор.
- Я его и не начинал. После ужина в зал хлынула толпа репортеров и представителей благотворительности. Мэт подошел к роялю, стоящему посреди зала, и предложил музыкантам немного отдохнуть. Сам же сел и вначале пробежался беглыми пальцами по клавишам, они будто ожили под его напорством. К нему подошла Кейт и облокотилась на рояль. Ей было скучно, хотя Мэт играл никому неизвестный репертуар, и это должно было ее заинтересовать. Эту мелодию слышал лишь один человек, тот который с девушкой неспеша подходил к роялю с нелепой улыбкой на лице. Кейт, не видя приближающегося Дома произнесла:
- Ты не мог бы сыграть что-нибудь из известного?
- А это и так известно...
- Кому? Я этого у тебя не разу не слышала.
- Наверно потому, что не слушала. Зато ему, эта музыка знакома, правда Доми? – Он, так же как и Кейт, склонился к роялю и заглянул Беллами в глаза. В них он увидел намного больше, чем мог бы просто сказать, уголки их губ поползли вверх, музыка в ритм их настроения, тоже стала более нежной.
- Конечно известна, как я мог забыть.
Дом повернулся сначала на Кейт, а потом на Юлю.
- Эта мелодия была написана мне, в ней он умудрился и послать меня ко всем чертям и признаться в любви. Но я надеялся что ты не предашь ее огласки до следующего альбома. - Поверь, она осталась девственной.
- В смысле?
- Погляди на людей вокруг. Им плевать на то, что я тут играю. Музыка для них, это лишь фон, шум который мешает общаться. И только мы с тобой знаем что лишь музыка имеет ценность, по крайней мере для нас. Тем более, здесь наверно нет ни одного нашего фаната. Юля скромно подняла руку и удивленным голосом спросила:
- а как же я ?
Мэт засмеялся и лишь на секунду оторвал глаза от Доминика и посмотрел на Юлю, но не на миг не переставая играть.
- Ты уже не фанатка.
- Либо через месяц ты будешь ненавидеть наше творчество, либо ты станешь частью его.
- Каким образом?
- Я пишу о том что меня окружает, о том что меня волнует, все это вдохновляет меня. А ты тоже входишь в часть моего окружения. А если хочешь проверить как ты будешь реагировать на наше творчество через месяц, можешь поехать с нами в тур.
- А это правда возможно?
- А почему нет?
Юля посмотрела на Доминика, ожидая его одобрения.
- Он улыбнулся и мягко погладил ее по волосам.
- Ну раз Беллз сказал можно, значит можно.

00:16 

глава4-2

Я услышал приближающиеся легкие шаги, оглянувшись я увидел нашу вчерашнюю журналистку. Она приветливо поздоровалась с нами и спросила:
-Не против ли вы небольшого интервью для журнала?
Мэтью сидя за роялем не задумавшись ответил:
- Конечно мы не против.
- Тогда приступим.
Сначала вопросы были об отношениях Кейт и Мэта, на чтоМмэт ответил, что с удовольствием бы женился на ней, но Кейт пока не готова, и хочет немного подождать.
- Вам уже известен пол ребенка?
- Нет, мы с Мэтью решили не узнавать пол, это будет для нас таким же сюрпризом как и для окружающих.
- Вы уже присматриваете дом в Лондоне или Лос-Анджелесе?
- Мы надеемся заняться этим в следующем месяце, правда любимый?
- Конечно, в этом вопросе спешка ни к чему.
- Доминик, познакомь меня со своей обворожительной спутницей.
- Это Юлия.
- Здравствуйте Юля, я Аманда. Вы не против ответить на несколько вопросов?
- Я с радостью на них отвечу.
- Скажите, как давно вы знакомы с Домиником.
- Достаточно давно, мы познакомились на концерте. Я большая поклонница творчества мьюз. Но встречаться мы начали относительно недавно, всего несколько месяцев.
- Я заметила у вас небольшой акцент, вы ведь не англичанка, откуда вы?
- Я из России.
- А в какой сфере вы работаете?
- Я дизайнер и архитектор.
- Это очень интересная профессия.
Она перевела взгляд на меня и теперь я был объект для расспросов:
- Скажите, ваша девушка живет в России, но где живете вы?
- Сейчас, большую половину времени я провожу в англии с Юлей, у меня еще есть дом на севере Франции, но там я бываю реже, особенно сейчас. - Я обнял Юлю за талию и притянул к себе.
- Еще раз хочу обратить внимание какая у вас красивая спутница, Юля, вы очень похожи на фарфоровую куклу. Такая же маленькая и хрупкая.
- Большое спасибо, но вы мне льстите.
- Ничего подобного. Спасибо что уделили мне несколько минут, приятного вам вечера.
- Кейт мягко улыбнулась и сказала:
- Было приятно поболтать.
- До свидания.
- До свидания.
Мэт отвернулся от рояля и бегло оглядел нас.
- Ну что, наверно все прошло неплохо?
- Да, наверное и так можно сказать.
- Теперь Мэт обращался только к Юле.
- А ты молодец, даже не ожидал что будешь так естесственно держаться. Для меня же, каждое интервью это пытка.
- У меня первые секунды, когда она со мной заговорила, вообще ступор был. Думала в обморок упаду, если бы не Доминик, я бы точно свалилась.- Я прижал ее еще сильнее.
- Тебя до сих пор колотит.
- Я же говорю вам что сильно испугалась.
- Но ты была на высоте.
- Спасибо, но больше мне не хочется. - Я посмотрел на нее сверху и поцеловал в лоб. Мэт сразу же надул губы. Я проговорил ему одними губами " люблю тебя " на что он мне ответил по детски высунутым языком.
- Будем считать что ты больше не злишься.
- Я и не злюсь, это был просто неконтролируемая минутная слабость. Кейт слегка улыбнулась повернувшись на меня.
- Доминик, мне тебя жаль.
В это же время Мэт вскочил ударив нечаянно рукой о рояль, и направился быстрым шагом к выходу. Люди с интересом наблюдали за этой сценой. Кейт увидев что я собрался догнать его схватила меня за руку.
- Не ходи, подожди минуту, я всегда так делала когда мы ругались.
- Поэтому вы и разошлись. За эту минуту, которую ты предлагаешь подождать, он на крутит такое...
- но я так и не поняла, из -а чего он обиделся?
- Ты затронула больную тему.
- Какую?
- Понимаешь, все смеются над его характером, говорят «как мне тяжело». Его это выводит из себя, как и меня. С чего вы все взяли что мне тяжело? Я знаю его почти 20 лет, и все эти годы он такой какой есть. Я не спорю что с тобой он вел себя по другому, он и с Гайей и с другими девушками старался быть нормальным, чтоб не потерять, но тогда, все ухудшалось в отношении ко мне, он становился ,словно, младенец. Всю ту заботу, внимание и любовь, которую он не дополучал от вас, просто вытягивает из меня. Если бы меня не устраивал его характер, то не было бы всего того, что сейчас есть, наша группа даже не называлась бы «Мьюз», мы бы разбежались еще в период «Рокет Бэби Долз». Я отцепил от себя руку Кейт, шепнув Юле "побудь здесь и если что прикрой ", я побежал за Мэтью, который перед тем как выйти на улицу, скрылся в толпе людей. Как только я вышел из помещения в кромешную тьму, я увидел несколько хорошо освещаемых беседок, которые, как я понял, из схожести стилей так же прилегали к этому зданию. В одной из них я увидел нервно курящего Мэта. Дотронувшись рукой до заднего кармана я не обнаружил там своей слегка помятой пачки сигарет, это объясняло откуда он взял сигареты и зажигалку. Подойдя к нему я резко наставническим тоном прикрикнул – «бросил сигарету»- быстро осознав ошибку в выбранном тоне я надеялся что он не заметит моего "приказа" , но я услышал подробное описание дальнейшего своего направления» - пошел нахер!»
- Мы идиоты, я знаю.
- От того, что ты это знаешь, мне легче не становится.
- Беллз, но что я могу сделать, если люди делают выводы? Ты же не думаешь, что я жалуюсь всем и каждому?
- Нет не думаю, но мне надоело быть посмешищем.
Я замолчал. Думал что можно еще сказать, но как всегда бывает в такие минуты, слова выскакивают из головы
- А может не стоит обращать внимание на всех, и слушать только друг друга?
- Почему я не могу быть нормальным человеком?
- Потому что если бы ты был нормальным, то это был бы не ты. Я люблю тебя, и полчише тараканов в твоей голове я тоже люблю.
- Как ты не понимаешь, мне тяжело, я даже девушку не мог себе найти, со мной знакомились только после фразы " я фронтмен мьюз ". Во мне нет ничего привлекательного. Я всю жизнь мечтал иметь твою внешность, твоих родителей, твое воспитание. Скажи, за что ты меня любишь, я же страшный и ничтожный?
- Прекрати жаловаться на судьбу. У тебя была Таня, Гайя, Кейт в конце концов, да я не спорю, они сразу же знали кто ты, но с ними у тебя были длительные отношения, а что у меня? Только Джес, больше и вспомнить некого, я забывал их имена уже утром.
- Но они ложились к тебе в кровать потому что ты, это ты, а не потому что ты звезда. Возможно я был им даже противен.
- Ты опять начинаешь? Я думал что проблемы с самоиндетефикации у тебя прекратились еще лет 5 назад.
- Мне ты никогда не был противен, даже когда был сопливым подростком, жмущимся ко мне в поисках защиты от побоев. Честно сказать, мне тоже было страшно, когда я кидался за тебя в драки. Но мне было стыдно это показывать. Ты по-настоящему личность, со своим мнением, взглядом на жизнь и миром в целом.
- Да наверно, но я все равно страшный.
- Ты не страшный. У тебя безумно красивые глаза, высокие скулы, милый носик, а твой передний выпирающий зубик, просто сводит меня сума. Если хочешь, я буду судить объективно. Внешность у тебя не смазливая, некоторым ты покажешься обычным, но те, кто поговорит с тобой, хотя бы несколько минут, либо убегут, либо останутся на многие годы и твоя внешность для этих людей эталон. Например Гая, сначала она услышала твои песни, потом вы просто поговорили, а после этого прожили счастливо 7 лет. Ты прав, впрочем как всегда, но иногда, хочется что бы люди любили тебя просто так, как тебя.
- Их любовь ко мне не долговременна, она кончается тогда, когда начинается рассвет, а любовь к тебе тянется годами. Так что лучше выбрать?
- Лучше постараться побыстрее смыться с этого нудного мероприятия и всем вместе отправится в отель и посидеть у нас за чашкой какао.
- Я знал что ты сделаешь правильный выбор.
Через полтора часа, расположившись на полу среди множества подушек в нашем номере, мы пили горячий шоколад. Я сложил ноги по-турецки, Мэт кинул подушку мне на колени и положил на нее свою голову. Юля вела себя очень непринужденно, возле ее ног лежали собаки, она смеялась и оживленно поддерживала разговор. Кейт смотрела на нас с Мэтом с милой улыбкой на лице, больше похожей на зубную боль. Ей было неприятно представать в роли инкубатора перед посторонним человеком. Юля это прекрасно осознавала и пыталась смягчить углы, задавая Кейт различные вопросы, и говоря с ней на различные темы, показывая тем самым свое расположение к ней. Хотя Кейт в ее расположении не сильно и нуждалась, однако минут через 20 таких разговоров она помягчела. Но вскоре я совершил значительный промах, на глазах Юли и Кейт я поцеловал Беллза, нет, это не было что-то из ряда вон выходящее, просто легкий поцелуй, но наверное этого хватило, что бы Кейт подскочила и убежала в другую комнату. За ней следом побежала юля, наверное что бы вернуть и успокоить. Минут через 5 она вернулась на место, но Кейт так и не пришла. Мэт жалостно на меня взглянул.
- Да, конечно иди. Не я же должен ее успокаивать.
Мэт сразу же подскочил и ушел в другую комнату. Около минуты стояла тишина, я не отрываясь смотрел на Жлю, она на выдержала и заговорила.
- Я не знаю чего ты от меня хочешь услышать нового. Ты и сам знаешь что нужно делать и как правильно, но это не будет справедливо по отношению к тебе. И не смотри на меня так, я здесь не советчик, как женщине, мне очень жаль Кейт, а как друга, тебя, хотя ты знаешь, Мэту сейчас тоже не сладко. Конечно видно что тебя он просто обожает, но представь как ему будет тяжело разрываться между тобой и ребенком, да и Катька ему тоже не безразлична.
- Ты думаешь?
- Ну... Я конечно знаю Мэта не так давно как ты, но все же характер его понять не сложно, сложнее разобраться в его причудах.
- Я боюсь потерять его... А как раз это я сейчас и делаю. Наверно мне надо отпустить его. - Нет не надо!
- Но ты же говорила...
- От этого станет счастливей только Кейт, а Мэт как мучался, так и будет мучаться, только теперь в другую сторону, и больше всех будешь страдать ты. А еще, вдобавок ко всему, вам придется работать вместе, это будет хуже смерти.
- Я все это уже знаю, я каждый день только об этом и думаю. Я решил что отпущу его, тогда когда он попросит, или же когда настанет такой момент, когда он сможет безболезненно уйти.
- Безболезненно для кого?
- Очень бы хотелось чтоб для меня, но ... Это произойдет безболезненно для него.
- Ну а что же ты?
- А я буду зализывать раны в России или Франции.
- А когда мы полетим домой?
- Мы можем улететь хоть череде несколько часов, но я предлагаю вам с Мэтом утром погулять, пусть он покажет тебе достопримечательности.
- Мэт?
- Да, как мне показалось, ты с ним чувствуешь себя комфортнее, вы очень похожи характерами.
- Да, мы с ним на одной волне, но с тобой мне тоже легко, просто при нашем знакомстве ты мне показался слишком чопорным, а про тебя говорили что ты достаточно легкомысленный.
- Даже не знаю, обрадовать тебя или огорчить? До того как мы сошлись с Мэтом, я был легкомысленным, только к работе относился серьезно и ответственно, а теперь я превращаюсь в зануду.
- Да ладно тебе, просто сейчас накопилось много дел.
- Это точно.
Через 2 дня мы втроем уехали из Парижа и вернулись к себе домой, где был почти закончен ремонт и оставались только некоторые штрихи. В Россию пришла весна, притащив за собой весеннюю капель и яркие лучи солнца, которые способны растопить самое ледяное сердце. Первая гроза не заставила себя ждать, она разразилась поздно ночью, нас разбудила безумно яркая вспышка, а через несколько секунд раскат грома, который точно дал понять, что до утра мы точно не уснем. Мы с Домом сидели на широком подоконнике и смотрели в окно. Я прижимался к Домке как только мог, чтобы чувствовать себя в безопасность, мы молча уставились в окно и в полумраке наслаждались этой шумной тишиной. Уже месяц я пытаюсь вытащить из себя словно клещами новый материал, но ничего не получалось. Вот и сейчас я мысленно подбирал ноты и скользил пальцами по грифу, но в голове стояли лишь уже известные мне рифы. Из состояния нирваны меня вытащил знакомый голос.
- Ну все, хватит.
- Что хватит? Я решил косить под дурочка, ведь это у меня получается не плохо уже на протяжении 32 лет.
- Хватит мучиться, я же вижу что ты пытаешься что то сочинить, сейчас у тебя не получается. Не переживай, годом раньше, годом позже, не выпустим альбом в начале 2012, выпустим в конце года. Мы что-нибудь придумаем, правда.
- А вдруг...
- Даже не думай об этом, это худший вариант, этого даже быть не может, только не с тобой, нет.
- Спасибо, милый, мне очень важно что ты в меня веришь.
- Просто я переживаю, ведь мы собирались записываться весной, но из-за меня все отменилось, теперь по плану осень, а если и в сентябре ничего не выйдет?
- Это не твоя вина, тем более у тебя было тяжелое время.
- Ты ищешь мне оправдание, значит ты тоже считаешь, что это моя вина.
- Ничего подобного, не переворачивай. Вот увидишь, вскоре ты будешь писать, поверь мне. В этот момент раздался стук в дверь, а затем последовала тишина.
- Да, Юль, входи конечно. Зашла Юля с виновато опущенными глазами.
- Я не помешала?
- Сколько тебе раз повторять, постучалась, подождала секунду и входи.
- Но я думала, что вы тут...
- Да что, мы тебе кролики что ли? Ты вообще слышала такое понятие как стабильные отношения?
- Понятие предполагает полное отсутствие секса?
- Да что ты из крайности в крайность? Есть у нас секс, просто...
- Дом, прекрати.
- О Боже, я разговариваю с ребенком о сексе, да еще и не о традиционном.
- Вообще-то я давно не ребенок.
- Ага, это ты скажи другу своего отца, который после его смерти помог тебе паспорт подделать, что бы в детский дом не угодить.
- Дом, прекрати, если бы я знала что ты будешь меня этим попрекать, никогда бы об этом не рассказала.
- Правда, Дом, прекрати вести себя как ненормальный. Юль, не стой в дверях, заходи.
Она зашла, прыгнула на нашу кровать и укуталась в одеяло, но потом встала, подошла к тяжелому дубовому комоду и достала из него теплый плед. Захватила одну подушку с кровати и подошла к нам. Подушку подсунула под спину Дому, а пледом постаралась укрыть нас обоих. Ховард тут же помягчел.
- Спасибо красавица.
- Она тем временем снова была в постели. Я решил спросить, что привело ее к нам в три часа ночи, хотя я рад что она пришла, так как пока она не принесла одеяло, я даже не почувствовал как замерз.
- Почему ты не спишь?
- С детства боюсь грозы, если вы не против, можно я побуду с вами!
- конечно, не против, Тем более что у каждого из нас здесь есть детские страхи. - ну ка ну ка, поподробнее. - ну я например многого боюсь, например одиночества, оно просто невыносимо, у меня тут же начинает прогрессировать чувство, как-будто я никому не нужен. Может поэтому у меня такой ужасный характер.
- И чем же он ужасный?
- Я постоянно требую внимания к себе, ведь в детстве я был никому не нужен. - Тут оживился Дом:
- Ты был нужен мне, я всегда был рядом.
- И спасибо тебе за это, если бы не ты...
- Ладно, Дом, теперь твоя очередь.
- Ну даже не знаю, наверно я с детства боялся ответственности. Мои романы заканчивались до того, как девушка попросит признания, ведь слова «я тебя люблю», подразумевают ответственность, а я боялся что не готов, и только с Мэтом я понял, что мне плевать на ответственность, главное быть рядом с ним. А еще, после нашего с ним знакомства я боялся потерять его.
- Почему?
- Он всегда был настолько необычным, что люди шарахались от него, но именно это меня и притягивало, он мыслил и разговаривал по-детски, на отрез отказываясь взрослеть, и только в музыке он был уже зрелым человеком. По началу я не мог привыкнуть что эти политические и философские тексты пишет Мэт, слишком они не подходили к его характеру. Зато потом начался период мании и паранои, который идет и сейчас: все эти теории заговоров, похищение НЛО, Х.А.Р.П, МК- ультра и прочая ересь.
- Дом!..
- А я что? Я ничего, уже молчу. Ведь весь этот бред нравится людям, и он нас кормит.
- Мэт, как обстоят дела с новым альбомом?
- Честно говоря - никак.
- Хочешь дам совет?
- Конечно.
- Попробуй сменить обстановку.
- Я ее меняю постоянно, мы ведь только два дня назад вернулись из тура.
- Я не об этом. Ты ведь обещал Кейт помочь с выбором нового дома для вас. Съезди туда, развейся.
Я увидел как Дом, потускнел после этих слов.
- Я не могу, как я уеду к ней и оставлю Дома тут?
- Если ты не любишь Кейт - это не значит что вы не можете быть хорошими друзьями, тем более что вас многое связывает. Например ваш будущий ребенок. Мне кажется это неплохой повод наладить отношения.
- Да, Мэт. Она права. Тебе надо ехать к ней. Тем более что вы договаривались видится хотя бы раз в месяц, а ты не был у нее уже месяца два точно.
- Но...
- Не переживай, к ней я тебя не ревную, но она мать твоего ребенка. Ты должен наладить с ней отношения, неужели ты думаешь, что я не вижу как ты разрываешься между мной и Кейт?
- А как только приедешь, начнешь работу. Я уверена, что муза посетит тебя.
- Я не уверен что это правильно, но я подумаю.
- Вот и отлично, а сейчас я предлагаю дружно лечь спать.
- Но...
- Никаких «но», давай ползи на середину кровати, будем спать втроем. Не могу же я тебя оставить одну на съедение твоим детским страхам.
- Спасибо, папочка.
Дом ехидно улыбнулся…
- Всегда пожалуйста…

****

-Ну и, что это значит?
Мы смотрели в окно и наблюдали как такси медленно удаляется от нашего дома.
- Ты о чем?
- Ты сам прекрасно знаешь, о чем я. Зачем ты отпустил его? Что ты теперь будешь делать?
- Я буду стоять возле окна, сложив руки на груди, как и сейчас.
- Дом, я серьезно! Не думаешь же ты что он вернется?
- Я тебе говорю серьезно. Что ты предлагаешь сделать? Посадить его на цепь? Все... Это начало конца. Может быть если бы мы начали встречаться хотя бы на год раньше, когда не было всего этого кошмара, все было бы хорошо. Но сейчас, другого выхода нет. Либо я сажаю его на цепь, либо отпускаю.
- Тогда сажай на цепь, ты же не выдержишь без него. Я знаю вас уже не один день, я видела как вы общаетесь дома и на гастролях. Мэт может найти себе новое увлечение, а ты нет. Он же не вернется.
- Что сделано, то сделано. Но Мэт вернется, как и сказал, через месяц. Но вот на сколько... Это уже другой вопрос, но нам надо жить дальше.
- Хочешь, сходим куда-нибудь?
- Не заговаривай мне зубы, тебе надо на учебу, ты и так много пропустила из-за тура.
- Я не хочу по такой погоде тащится на улицу, тем более что у меня одна пара.
- Ладно, я тебя отвезу, подожду пока закончатся пары, и потом куда-нибудь сходим.
- Ну... Тогда мы очень сильно опаздываем.
Следующие 15 минут мы бегали по дому одевались, причем Юля бегала со стаканом сока и бутербродом в руках. Через час мы подъехали к институту. Юля посмотрела на входную дверь, тяжело вздохнула и вжалась в сидение.
- Я никуда не пойду, поехали домой.
- Что?
- Я не хочу идти.
- Надо!
- Дом, пожалуйста, не заставляй меня это делать.
- Ладно, что случилось? Если проблема стоящая, то мы тут же отправимся по каким-нибудь другим делам.
- Видишь ту блондинку, окруженную своей свитой?
Там стояли четыре девушки, причем все блондинки, но я сразу же понял о ком речь. Ноги от ушей, подтянутый животик, красивая небольшая грудь.
- Ну и... Пусть стоит.
- Ты не понимаешь, она смотрит на меня с презрением. Ее жизнь удалась а у меня нет.
- Ты что, совсем дура?
- У нее классная внешность, собственная квартира, парень играет в начинающей рок группе.
- Внешность у тебя отличная, квартиру если хочешь купим, хотя этот дом почти всегда в твоем распоряжении и ты можешь приводить туда друзей.
- Это мелочь, но у нее есть парень.
- А, рокер недоделанный?
- с тобой в доме живут два рокера, причем уже состоявшиеся.
- Ты не понимаешь.
- Да все я понимаю. У меня есть идея. Как ты думаешь, если ты пригласишь ее и еще каких-нибудь своих друзей сегодня к нам на вечеринку, они придут?
- Думаю да. Но какой в этом смысл?
- Не забывай я тебе должен. Так что смело приглашай сегодня всех на вечеринку. Только скажи что ты со своим парнем решили закатить вечеринку.
- И где я его возьму?
- Слушай, ты что правда не считаешь меня мужчиной? Я прям в шоке.
Юля кинулась мне на шею, от чего у стоящих недалеко от машины блондинок отвисла челюсть. Я вышел из машины и открыл дверь Юле, после этого решил добить всех окружающих. Взял Юлю за талию слегка прогнул назад и нежно поцеловал, перед этим тихонько предупредив, что если она даст мне пощечину, то наш план провалится. Она запустила свои пальчики мне в голову.
- Не переигрывай.
Я медленно отстранился, поцеловал ее в щечку.
- А теперь иди, только не задерживайся, нам еще многое нужно приготовить.
Я наблюдал из машины как она подошла к своим подругам и они через несколько секунд живо закивали головой. Она что-то написала на листке и отдала им, наверное адрес. Пока Юля сидела на паре я распечатал все наши фотки в большом формате. Пока смотрел - долго смеялся. Там было множество фоток с тура, где мы впятером дурачились как могли ( я, Мэт, Юля, Том и Крис ). Те кадры, где Юля застала нас целующимися с Мэтом, я быстро пролистывал. Выбрал 50 фото, которые сегодня мы развесим на стенах.

Через несколько минут в машину запрыгнула счастливая Юля.
- Ну и ?
- 60 человек придут точно, еще 20 подумают.
- Ладно, тогда быстро за покупками.
Для начала поехали за спиртным. В магазине мы купили 4 ящика шампанского, ящик виски, и 7 ящиков пива. Из продуктов купили все для шпикачек, тартолеток, штук 20 пицц, множество морепродуктов, к шампанскому конфеты и тортики, куча всяких фруктов и нарезок. Мы заехали в магазин светового оборудования и приобрели огромный танцевальный шар. Потом мы купили Юле коктельное платье нежно-бежевого цвета, которое бесподобно смотрелось с ее светлой кожей и длинными черными волосами. Со всеми покупками мы отправились домой, по дороге купив рамки для фотографий. Вернувшись домой Юля сразу же побежала на кухню готовить, и через два часа она уже со всем закончила. Все это время я мучался с шаром, но в конце концов я выиграл эту битву. Потом мы разглядывали фотографии, попутно их развешивая. Там было много фоток Юли. Ей очень нравилось фотографироваться с нашими инструментами, особенно с роялем Беллами и басухой Криса, которая была ей просто огромной и болталась на коленях. Было несколько фоток, где она сидит за моей установкой, но после того как она во время репетиции упала с возвышенности, на которой она стоит, Юля решила завязать с карьерой ударницы, были также наши общие фото: с Юлей, вдвоем с Мэтом, на эти фотографии мне было болезненно смотреть. Самая красивая фотография была сделана во Франции на благотворительном вечере, на ней была изображена Юля, словно темный ангел, и мы с Мэтом, стоящие по обе стороны от нее. Эту фотографию мы повесили в гостиной. Была еще одна фотка с этого вечера, на которой были только мы с Мэтом, но ее я повешу только после вечеринки. Во время подготовки собаки бегали по дому в предвкушении чего-то, но как только пришел первый гость, Матвей побежал к двери встречать гостей, а Тиара легла на кресло Мэтью и приняла оборонительную позицию. Она никому не позволяла подходить к вещам, которые часто использует Беллами, поэтому у нас с Тиарой были постоянные конфликты, эта собака шла на контакт только со своим чокнутым хозяином. К 10 часам вечера дом был полон народа, в колонках звучали разные легенды рока. После знакомства, которое проходило с большим трудом из-за языкового барьера, многие просили дать автограф, другие просили показать студию, там они рассматривали аппаратуру, один парень сказал, что даже не мечтал когда-нибудь прикоснуться к одному из «Мэнсонов», тем более на котором играет Беллами. Как оказалось, парень блондинки тоже играл на ударных, я решил перед ним немного выпендриться и постучал по барабанам пару минут, пока его челюсть окончательно обосновалась на полу. Я вышел из студии последним и запер ее на ключ, прошел в гостиную в поисках Юли и обнаружил ее танцующей в центре комнаты. Не прошло и минуты, как вокруг меня начали виться девушки, Юлю, словно ударило током. Она мгновенно повернулась ко мне, в ее взгляде можно было разобрать только одно « пока вы с Мэтом не расстались,не одна из них не будет в твоей кровати, иначе Мэтью тут же все узнает». Я знал что она не шутит, поэтому выбрался из своего окружения и отправился к Юле танцевать, после чего подошел к креслу Тиары и потрепал ее за ухо, она недовольно на меня посмотрела и отвернулась.
- Ну что не так? За что ты меня так не любишь? Ты же знаешь, что Мэт любит нас обоих, и нечего ревновать, тем более что нам предстоит прожить без него целый месяц.
Она даже не стала на меня смотреть. Для нее Мэтью был самым важным существом на свете, и ей было не важно на сколько он уехал на день или на 5 лет, любить она его меньше не станет, и для нее это не повод чтоб пускать в свое сердце еще кого то, она знала что он приедет и все будет хорошо. Ближе к утру, когда гости окончательно разошлись, я отправился в нашу с Мэтом комнату, и сразу же повесил фотографию на стену. Лежа на кровати я долго думал о том, что будет дальше. Я не знал, где сейчас Мэт, и что он делает, знал наверняка с кем он. Ревность прожигала огромную дыру в моей груди, как раз там, где должно было быть мое сердце, но его там не было, оно улетело в Америку вместе с Мэтом. Через несколько минут в комнату вошла Юля. Она села на кровать и погладила меня по голове.
- Совсем плохо?
- Угу. Даже не знаю что буду делать без него, я только теперь начал понимать что это конец.
- Ну... Может все наладится, возможно эта поездка будет без последствий, они ведь договаривались видится хотя бы раз в месяц.
- Да, но это нереально, Мэт будет разрываться между нами, а как только родится ребенок, он поймет что не может жить вдалеке от него. В общем, я его отпущу.
- Не принимай поспешных решений.
- Ты можешь остаться сегодня со мной?
- Но это же ваша с Мэтью комната!
- Я не могу оставаться один, мне слишком плохо.
- Никогда не видела тебя таким, не могу поверить, что ты признаешься в собственном бессилии.
- А что мне еще делать? Мне остается лишь наблюдать и быть зрителем в сложившейся ситуации.
Следующий месяц тянулся нескончаемо долго, Мэт звонил каждый день, сначала разговоры были очень короткими, но потом ближе к его приезду, мы говорили часами, он говорил как скучает, как ему хочется ко мне, и что как только они закончат с делами он тут же прилетит. Я был просто счастлив слышать его сладкий голос, как только он говорил «привет», по телу сразу проходило спасительное тепло. Но как только разговор заканчивался, я погружался в себя и единственным окном во внешний мир была Юля. Как только в нашем саду зацвели деревья, я тут же позвонил Мэту, так как он боялся пропустить этот момент, он сказал, что вылетает прямо сейчас. Я решил что не буду утруждать Юлю с готовкой ужина, а лучше поехать в ресторан. Постучав в Юлину дверь, я сразу же сказал что бы она собиралась встречать Беллза.
- Дом, а можно я не поеду? Просто я собиралась пойти в кино с молодым человеком.
- Конечно можно, а кто он?
- Ну я надеюсь вечером вас познакомить.
- Юль только не наделай глупостей, хорошо?
- Ты о чем?
- Ну, просто я как никто другой знаю что нужно парням от красивых девушек
- Дом, ну пожалуйста… Только не начинай лекцию!
- Нет, послушай…
- Ладно, ладно. Я обещаю, что буду вести себя хорошо и не наделаю глупостей. Кстати, а ты куда так нарядился? Даже костюм одел.
- Поведу Мэта в ресторан.
- Дом! Если честно, ты смотришься глупо. И вообще, иди одень что-нибудь человеческое и тащи Мэта в клуб.
- Неплохая идея! Ладно, пойду переодеваться.
Через два часа я ждал Мэта в аэропорту, переминаясь с ноги на ногу и выкручивая себе пальцы, словно мальчишка в предвкушении первого свидания. Объявили посадку самолета и минут через 15 я увидел Мэта. Он что-то бубнил и отряхивал джинсы. Потом повернулся в пол оборота и начал перебранку с каким-то парнем, крича ему в лицо – «ты бы еще на голову мне наступил! Поотрастили себе ноги, не знают куда их теперь засунуть.» Я понял что сейчас Мэт может схлопотать по тыкве, поэтому подошел к нему сзади и обнял. Он продолжал возмущаться «ну, давайте! Можете меня облапать всего.» На этих словах он обернулся и закричал «- Домка! Я так соскучился!» Я прошептал сквозь зубы:
- Беллз, в машине, все в машине... Ты и так привлек к себе много внимания.
Мы пошли в машину. «Пошли»- это слишком слабо сказано... Побежали. Как только захлопнулась дверь, мы тут же начали жадно покрывать друг друга поцелуями, я понял, что он действительно скучал, и осознал как я сам соскучился по этому чуду. Оторвавшись от меня, Мэт несколько секунд с загадочной улыбкой смотрел мне в глаза, а потом прошептал: «-мне тебя так не хватало». Я просто улыбнулся и ничего не ответил, слова были лишними.
- Ну что, домой?
- Нет, поехали в клуб?
- Только давай заедем куда-нибудь перекусить?
- Давай там и перекусим, я тоже голодный, сегодня мотался весь день,даже поесть забыл. - Отлично, поехали.
В клубе нас проводили в VIP- зону, где мы спокойно ужинали и разговаривали. Мэт рассказывал что делал весь месяц, а точнее как Кейт выбирала дом, а он ходил и послушно кивал головой. И тут сам того не желая я спросил:
- Ну, и как ты думаешь, вы будете вместе?
Беллз вытаращил на меня глаза. После нескольких секунд молчания он истерически засмеялся, но поняв что я не смеюсь, он успокоился и в шоковом состоянии спросил:
- Ты сейчас серьезно спрашивал? Просто я подумал что ты шутишь.
- Нет, на полном серьезе.
- Ховард! Ты что, ревнуешь что ли?
- Нет конечно, что за глупости?
- С чего ты вообще взял, что я решу с ней сойтись?
- Не знаю, просто как-то в голову пришла эта мысль вот и все.
- Давай заканчивай со своими бредовыми мыслями и поехали домой. Сколько можно торчать тут?
Как только мы зашли в наш дом, Мэт тут же насупился:
- Ну и почему меня никто не встречает?
-У Юли сегодня гости, так что она у себя в комнате.
-А... Понятно. Ну... А где моя девочка, где моя Тиара?
В прихожую тут же влетел уже подросший щенок, она с разбегу запрыгнула к нему в руки и начала всего облизывать.
- Мэт, фу, ко мне сегодня целоваться не лезь. Она тебя всего облизала. Фу-фу-фу-фу.
Мэт не обращая внимания разговаривал с Тиеи.
- Ты скучала по папочке? А почему ты так похудела? Неужели в этом доме не нашелся человек способный покормить тебя?
- Просто как только ты уехал - она почти перестала есть, и встает с твоего кресла, только когда я иду гулять с ней. И вообще, поговори с ней насчет ее поведения.
- А что случилось?
- Она ненавидит меня.- Мэт рассмеялся.
- Ладно, пошли в комнату.
- Она что с нами пойдет?
- Дом, имей совесть, она и так весь месяц провела на кресле.
- Ладно, пошли.
Проходя мимо Юлиной спальни мы задержались на секунду, так как там происходил диалог следующего содержания.
- А я хочу.
- А я нет. Я не буду спать с первым встречным, давай уже закроем эту тему.
- Мы ее только начали. Ты же не думаешь, что я ехал сюда через весь город просто чтобы пообщаться с тобой? Как бы сильно ты мне не нравилась - это не стоит того.
Тут мы услышали тихий плач Юли. Несколько секунд у нас был молчаливый диалог, мы кивая на дверь размышляли: «стоит ли вмешаться или нет». Решив все-таки, что стоит - я громко постучал в дверь, и не дождавшись разрешения, вошел. Мэт зашел следом. Юля сидела на кровати, поджав колени и плакала. Рядом с ней сидел тот самый недоделанный ударник, который приходил на вечеринку. Он что-то крикнул на меня на русском языке, я в свою очередь излил на него целый шквал ругательств на английском, потом подключился и Мэт. Возможно, парень не понял все дословно, но суть он уловил, так как через минуту его уже не было. Как только он выскочил из комнаты, Юля мило улыбнулась, прошептав:
- Спасибо. - Мэт обиженно начал бубнить.
- Ну правильно, лучше встретиться с этим козлом, чем встретить меня.
- Ну не обижайся пожалуйста, я же не знала что он такой, тем более тебе надо было побыть с Домом наедине.
- Ну и ладно, переживу.
Она весело засмеялась и кинулась на шею Беллами.
- Я правда очень скучала.
Тут я влез в разговор:
- Давайте все вопросы решим завтра, время уже позднее, а некоторым завтра на учебу.
- А некоторым завтра надо отвезти меня на учебу.
- Вот именно, так что быстро разбежались по комнатам.
Так прошло несколько недель, пока цвел наш сад, Мэт восхищался его красотой, все было как в сказке, мы упивались друг другом, и не было никого счастливее нас на всей планете, мы подолгу гуляли в лесу, наслаждались безмолвным спокойствием, слушали соловья, который пел всю ночь до самого рассвета, просто жили, любили друг друга, считая что по другому и быть не может, отбросив мысли о неминуемом разрыве. Пока мы были в России , мы могли спокойно носить наши "обручальные" кольца в знак нашел нескончаемой любви.

00:18 

глава4-3

*****

Спустя несколько недель, я начал замечать, что Мэт старается хотя бы раз в день уединяться в комнате. Мне стало безумно интересно, что он может там прятать. Вечером, когда он как обычно ничего мне не сказав, ушел в комнату, я, подождав несколько минут, отправился следом за ним. Подойдя к чуть приоткрытой двери, я остановился. Белз разговаривал с кем - то по телефону, я решил, что не сдвинусь с места, пока не узнаю причину его поведения.
- Да ничем, весь день гуляли, потом некоторые дела по дому. А ты что делала весь день?- из разговора я понял, что это женщина, но почему-то я как дурак надеялся, что он разговаривает с мамой.
- Ты же знаешь, что тебе нельзя утомляться. Больше отдыхай, скоро тебя не представиться такой возможности.
-Даже слышать не хочу,… ты прекрасно справишься сама.
- Давай этими вопросами я займусь сам, обещаю, что у вас будет все, что ты захочешь, вы не будете ни в чем нуждаться.
- Ну конечно помогу, каждую свободную минуту я буду с вами…
- Нет, ты все понимаешь, я так не могу…
- Да, я буду разрываться.
-Нет, по-другому не может быть.
- Не говори так, я всегда буду любить его, но Доминика я люблю сейчас, он моя семья.
- Я знаю, что тебе это не нравится.
- Нет… не знаю… возможно когда ни-будь, но пока я не чувствую этого к тебе.
- Не начинай…
- Я не вижу ничего аморального в этом. Для меня все понятно как воздух.
- Запомни! Надо любить в первую очередь человека, личность, и только потом смотреть какой пол у этого человека.
- Ладно, мне надо идти. Я завтра позвоню. Если что-то случиться сразу звони мне… Малышу привет, погладь животик за меня. Скажи, что папа его очень любит.
На этих, как я понял, заключительных словах я сорвался с места и стараясь как можно тише побежал по лестнице на первый этаж и сразу же выскочил на улицу. Стоял теплый майский вечер, на улице было немного душно, но это абсолютно не мешало мне бродить в неизвестном направлении и нервно курить. После бездумно выкуренной третей сигареты, я понял, что пора все-таки задуматься, что же делать. В моей голове вертелось только одно решение, но его я старался спрятать поглубже, затолкать в свою голову так, чтобы по крайней мере до рождения ребенка эта мысль даже не высовывалась . Сегодня попробую поговорить с ним, спросить хорошо ли ему со мной… или лучше не буду, он наверно и так только об этом и думает, такой разговор может только ускорить наше расставание. А что если пойти ему навстречу? До его дня рождения осталось всего две недели. А что если предложить его отметить в кругу нашей необычной семьи: Мэт, я, Юля и Кейт. Но я даже не знаю, что из этого может получиться.
Когда я вернулся домой, Юля сидела в гостиной, вытирая слезы со щек-смотрела какую-то мелодраму. Она была на русском, поэтому я не мог разобрать ни слова. Пожелав ей спокойной ночи, я отправился спать. Сделав счастливое лицо, я зашел в спальню. Мэт только вышел из душа: мокрые волосы ежиком, на бедрах полотенце, капельки воды стекают с волос на тело. У меня слегка подкосились ноги, но я смог удержать равновесие. Он подошел ко мне и покрыл мои губы легким поцелуем, после этого он хотел повернуться и уйти на кровать, но я поймал его запястье и снова притянул к себе, он слегка вздрогнул, а я почувствовал его холодное тело и насколько он замерз. Запустив одну руку в его волосы, другой я крепко держал его за талию. Когда я немного прикусил его губы. Он прерывисто вздохнул. Ему было хорошо. Не одна девушка на всей планете не заставит его так стонать от удовольствия. Я начал медленно наступать на него, а он в свою очередь пятиться к кровати, но потом он остановился, повернул меня и теперь уже я отступал в сторону душа. Там он быстро стянул с меня все вещи и незаметно включил теплую воду. Я впервые понял, что хочу быть беззащитным, хочу быть полностью в его власти. Почувствовать его, понять, может это что- то изменит, я не думал, что когда-нибудь попрошу этого, но во время страстного поцелуя я тихо простонал.
- Хочу тебя, хочу чувствовать тебя.
- Не боишься? - Я замотал головой:
- Балбес, я же люблю тебя, как я могу бояться, я знаю, ты не сделаешь мне больно.
- Я постараюсь.
Мэт чуть повернул кран и вода стала немного горячее, она расслабляла все мышцы. Белз не торопясь блуждал по моему телу, потом он взял с полочки масло для душа и начал покрывать им мое тело. От удовольствия я закрыл глаза и облокотился к одной из стенок . Он знал что делал так, как через несколько минут я абсолютно забыл о возможной предстоящей боли. Мои глаза были закрыты, поэтому почувствовав его горячий язык на моем члене, я застонал, и как мне показалось, начал слегка извиваться. Мэт тихо хихикнул и продолжил, мне было безумно приятно. Через, как мне показалось, минуту, я просто обезумел от страсти. Мои ноги сводило судорогой, казалось что мое тело перестало мне подчиняться. Дальше картинки мелькали как во сне. Мэт встал и слегка наклонил меня, прошептав на ухо:
- Ничего не бойся.
В ответ я, что-то прохрипел. Я перестал понимать, что происходит. Головка его члена слегка надавила и с лёгкостью прошла в меня. Я застонал. Было слегка неуютно, но боли я не почувствовал. Я подался слегка навстречу. Как я понял, Мэт немного ждал, чтобы я привык к новым ощущениям, или что бы боль прошла. Он тоже подался вперед, но совсем чуть-чуть. Этого было совсем мало, я резко подался навстречу и сразу же почувствовал резкую боль. Мэт остановился и обнял меня сзади.
- Не торопись и тогда ты поймешь какое удовольствие испытываю я, ложась с тобой в постель. Не надо превращать это в бездушный секс. Доверься мне и прояви немного терпения.
Подождав еще несколько секунд, Мэт понял, что я окончательно расслабился, и начал продвигаться дальше. Как бы мне не хотелось насадиться на его член, я оставил эту затею и терпеливо ждал, когда мне будет позволено это сделать. Когда член вошел полностью, Мэт начал двигаться во мне. Сначала медленно, потом быстрее, я начал двигаться навстречу, в такт его движениям, я не чувствовал боли, я чувствовал только удовольствие, но я не мог его описать, это было непохоже на то, что я испытывал раньше. Не хуже, не лучше, просто другое чувство блаженства, прострации, страсть, нежность, ад, рай, весь этот коктейль эмоций я ощущал на себе. Я понял, что ноги подкашиваются, Мэт подхватил меня и начал кусать мое ухо. Я застонал в голос, Беллз понял, что я больше не могу терпеть и еще больше ускорился. В один голос простонав «вместе, сейчас» мы кончили. Через секунду мы сползли на пол, на нас так же стекала горячая вода, но мы ее даже не замечали. Мне вдруг захотелось оказаться в его объятьях. Я прижался к нему, а он тихо прошептал:
- Странно, да ведь ты сейчас чувствуешь полную защищенность, и тебе кажется, что если я тебя отпущу, то случиться что-то страшное, мир рухнет.- Я посмотрел на него с широко открытыми глазами…
-Да, а ты откуда знаешь?
- Я чувствую это каждый раз после секса с тобой, и только сейчас я чувствую немного другое.
- Что именно? Наверно ты хочешь защитить меня от всего мира?
- Да. – Мы слегка улыбнулись.
- Я даже не хочу уходить отсюда.
- Значит, будем сидеть здесь, пока ты не захочешь спать, то есть еще минут пять.
- Я люблю тебя.
- И я люблю тебя. Всем сердцем. И не переживай не о чем, я же вижу что ты боишься что я уйду… Не бойся.
- Пойдем в кровать.
- А она сейчас холодная, а мы мокрые…. закоченеем.
- Ну, есть два варианта. Первый: мы можем колотиться от холода, но наслаждаться обществом друг друга. А можем быстро одеться и пойти в комнату Юльки, она уже наверно легла, и кровать у нее теплая.
- Как ни странно я выбираю второй вариант.
- Тогда на счет три быстро выскакиваем из душа, одеваемся и быстро к Юле.
-Один, два, три… Кто последний, тот гей…
-Из твоих уст это звучит, как оскорбление…..
Мы вскочили и обежали в спальню, оставляя за собой мокрые следы. Натянув на мокрое тело боксеры, побежали в соседнюю комнату. Забыв постучаться, мы ввалились в комнату. Поняв что мы хотим сделать - Юля заорала:
- Даже не думайте, вы мокрые, ну пожалуйста,… нет… холодно…
Мы лежали на ее огромной кровати с обеих сторон от нее.
- Ненавижу вас.
- Ну ладно тебе, не злись, как только мы согреемся, мы уйдем.
- Ну конечно… и оставите меня в мокрой кровати.
Минут через двадцать ворчливая Юля уснула. Я решил повернуться, чтоб лечь поудобнее. И тут я понял, почему она так возмущалась нашему вторжению. Она спала в одних трусиках, которые даже трудно было назвать таковыми, просто несколько веревочек. Я тихо засмеялся, но потом понял, что я возбуждаюсь. Поэтому тихо позвал Мэта, и сказал, что наше вторжение было лишним. Он проверил мои наблюдения, несколько секунд с отвисшей челюстью глядя на девичью грудь, после чего мы покинули комнату.
Мы отправились к себе, и после долгого ворочанья в ледяной кровати, мы уснули. Наутро сладко мурлыкая и потягиваясь в кровати, Мэт разбудил меня, но это было сладкое пробуждение. Сегодня вечером мы улетали на концерт во Францию, Юля решила поехать с нами, так как дома ей было скучно. После обеда мы проверили наличие паспортов и прочих документов, взяли всего один чемодан, так как ехали всего на два дня. Юля весь день бегала по кухне и что-то готовила. Перед уездом она подала на стол огромную тарелку чебуреков, беляшей, пирожков, пончиков. Пахло это восхитительно, но количество стекающего масла вводило в ужас. Мы с Белзом все-таки отважились попробовать, и уже через пять минут тарелка опустела.
- Я еще хочу.
- Я тоже не наелся.
- Так и думала, что вам понравится, на столе еще одна тарелка, но оставьте мне хотя бы один пирожок. Уже накинувшись на тарелку, я промычал:
-Угу.
После того как мы съели все, и Юле так и не досталось ничего, я почувствовал что безумно объелся. Мэт тоже стоял скрючившись возле входной двери.
- Так вам и надо, троглодиты, это же надо… этим можно было целую роту накормить, а они впихнули все в себя. С этими словами Юля, схватила чемодан и вышла из дома.
- Ну вы идете? Автобус уже подъехал.
Мы вышли. Мэт взял на руки собак и зашел в туравтобус, я зашел следом. До самой Франции мы поедем одни, с Томом, Крисом и Морганом мы увидимся уже в отеле.
Мы с Мэтом сразу же отправились в конец автобуса, где располагались две кровати. Мы упали на свою и продолжали стонать из-за тяжести в животе. Юля моячила перед глазами, пытаясь отогнать собак от привлекших их внимание новой обшивки сидения, которая пахла еще заводскими материалами. Она им явно не нравилась, так как через секунду они стащили чехол от одного из кресел и разрывали его , перетягивая друг на друга. Выиграла Тиа, это меня очень удивило, ведь она была намного меньше Матвея, но потом я понял в чем дело: чехлы были выполнены в музыкальном стиле. На них был рисунок нотных страниц. Это была больная тема. Она разорвала все нотные тетради, которые были в доме, это доходило до смешного, от чего нам становилось еще хуже….
- Дом, а почему мы не полетели на самолете, ведь нам придется тащиться почти трое суток?
- Без понятия, я сам очень удивился, когда Кирк сказал что мы поедем на автобусе. Может ему просто надоело договариваться насчет собак?
- Тогда, это значит, что по всей Европе мы будем колесить на автобусах?
-Наверно так и есть.
К нам подошла Юля. Она села на сиденье, расположенное рядом с кроватью.
- Ребят, можно вас попросить об одной услуге?
- Конечно можно, что за вопросы. – Когда Мэт произнес эти слова, он привстал, выпрямился, и был похож на всемогущего Зевса, правда в уменьшенной модели.
- Вы можете поселить меня подальше от Кирка?
Я истерически заржал, так как вспомнил его идиотские попытки ухаживания за ней, с чего у Юли сложилось мнение о нем, как об извращенце.
- Хватит ржать, я серьезно, он меня пугает.
- Да ладно тебе, перестань, ты просто ему понравилась.
- Мне тоже он понравился, но его поведение можно было понять двусмысленно. Так что, вы организуете нам номера на разных планетах?
- Хоть в разных галактиках, но давай обойдемся разными этажами?
- Вот и договорились, обожаю вас. Кстати, вы не хотите заехать куда-нибудь пообедать?
- Шутишь, мы наелись на неделю вперед, а Мэт, со своими габаритами, наверное на целый месяц.- Он больно ударил мня в плечо.
- Тебе что-то не нравится в моих габаритах?
- Милый, ты восхитителен!
-Вот так вот, намного лучше.
За своей перебранкой мы не заметили, как ушла Юля. Вскоре автобус остановился. Мы подошли к водителю узнать в чем дело. Им оказался молоденький парень, лет 25, приятной внешности, среднего роста с красивыми зелеными глазами. Он сказал, что мы подъехали к магазину. Юля обнаружила что холодильник пустой. Еще она сказала, что сейчас купит все необходимое и дальше мы поедем без остановок. Мы оглядели автобус, кроме одной большой и одной поменьше кроватей, постельного белья, небольшого столика, расположенного между четырьмя сиденьями, микроволновой печи и пустого холодильника- ничего не было.
- Думаю, что нужно помочь донести ей сумки.
- Да, да я тоже об этом подумал.
Через минуту мы бродили в супермаркете в поисках Юли. Мы нашли ее уже возле кассы с огромной тележкой товаров, там было все: ложки, вилки, ножи, кружки, бокалы, тарелки, много всяких замороженных продуктов, она даже умудрилась найти шторы в автобус и всевозможные подушечки.
Мэт не выдержал первый:
- Дааа, вот что значит дизайнер! Ты даже из автобуса хочешь сделать музей?
- Если понадобится, то да. Тем более Браян сказал, что автобус совсем новый.
Тут не выдержал я:
- Прости, а кто такой Браян, и почему он знает об автобусе больше чем я, и даже больше чем Мэт?
-Ну вообще-то это ваш новый водитель, и он слегка огорчен, что вы не захотели с нем познакомиться. Так что теперь он считает вас циничными ублюдками.- Она слегка улыбнулась.
- А я если честно вообще забыл про водителя.
Мы расплатились за покупки и отправились обратно в автобус. На этот раз мы все-таки задержались с водителем, познакомились, поболтали и пошли помогать Юле разбирать вещи, вешать шторы и разбрасывать по автобусу подушки. Мы ехали достаточно быстро, и опережали намеченное время. Мэт немного заскучав пошел к Юле, она была чем-то занята , поэтому послушав его ровно минуту (я засекал) она отослала его погулять в другом месте. Он подошел к водителю, у которого сразу же поднялось настроение. Я снова включил секундомер и стал наблюдать, Юля тоже отложила дела, села рядом со мной. Браян оказался человеком со стальными нервами, он выдержал Мэта 2 часа 13 минут и 43 секунды. После чего Мэт на мгновение отвернулся, а Браян одними губами прошептал « пожалуйста»- это был призыв о помощи. Юля засмеялась, а я отправился в спасательную операцию. После того как я забрал Беллза – я лег на нашу кровать, а он с Юлей лежали на ее. Юлька что-то читала и не обращала на нас внимания, и я решил написать Мэту сообщение эротического содержания. После того как у него зазвенел телефон он несколько секунд не проявлял никакой реакции, потом улыбнувшись, посмотрел на меня, обернулся на Юлю. Убедившись что она не смотрит в телефон он написал мне ответ. Спустя нескольких часов переписки, Юля не выдержала:
- Вы идиоты? Лежите в метре друг от друга и шлете смс. Если я вам мешаю, то могу уйти в другую часть автобуса, мне без разницы где читать, а если нет, то хотя бы звук в телефоне выключите.
Мы молча выключили звук в телефонах и продолжили переписку. Юля пошла приготовить ужин водителю, сказав что он весь день ничего не ел, так как чувствовал себя не в своей тарелке.
Она ушла, а мы продолжали переписываться. Спустя минут сорок автобус остановился и Юля позвала всех кушать. Я посмотрел на часы, они показывали 3 часа ночи.
- Юль, интересно, это у нас поздний ужин, или ранний завтрак?
- Иди есть молча.
После ужина водитель лег на несколько часов поспать, поэтому у нас было время что бы прогуляться. Мы вышли на улицу и увидели что остановились на берегу реки. Было прохладно и сыро, так как роса уже выпала , поэтому мы взяли с собой плед, укутавшись в который мы легли на землю и наблюдали за заездами. Небо было чистым, поэтому зрелище было потрясающим. Я обнял Мэта, а он в свою очередь прижался ко мне как замерзший мокрый котенок, я притянул его еще сильнее и мы не заметив как, уснули.
***
Через два дня мы были на месте, Юлю и Кирка поселили на разных этажах,как и обещали. Ребята очень обрадовались нашему приезду, мы никогда не расставались надолго, нас с Домиником всегда тянуло друг к другу, ну и ребята соответственно всегда принимали участие в наших встречах. Сейчас же мы были вдвоем и уже не было такой острой необходимости во время отпуска лететь в другую страну, что бы увидится с остальными.
В день приезда мы искупались, отдохнули и пошли в клуб, где находились почти до утра, после чего разошлись по номерам и благополучно уснули. На следующий день вечером, мы всей нашей большой компанией сидели в гримерке и ждали окончания разогрева… и вот последние аккорды стихли и пора было выходить на сцену. Свет потух, ассистент подал мне гитару, Дом незаметно побежал к своей установке, Крис уже с басом на своей половине сцены. Ховард начинает отстукивать ритм и через секунду мы его подхватываем. Включается свет, вся сцена словно пылает, фанаты кричат так что даже не помогает наушник и бируши в ушах, начинается Uprising. На последних аккордах песни я даже не замечаю как качусь коленями по сцене, зато чувствую, что как всегда разбил их в кровь, но сегодня раньше обычного. Снова фаны разрываются в восторженном крике, хорошо что ни кто из них не видит как я краснею, как на первом концерте. Всегда одно и то же: тебе кажется что все эти люди пришли не к тебе, ты всего лишь разогрев, и после тебя будет что-то намного круче, но после первой песни я понимаю, что все-таки здесь ждали именно нас и гордость разливается по всему телу. Именно она и заставляет меня извиваться на сцене подобно угрю не сковородке.
На следующий день снова концерт, а потом домой. Очень хочу увидеть Кейт, ведь мы не виделись больше месяца. Ей совсем скоро рожать, осталось всего несколько недель. Мне бы было очень приятно, если бы Дом отправился к ней со мной. Но я даже не стану просить его об этом, все равно я наперед знаю ответ. Уже сейчас я понимаю как мне будет сложно, но я не отступлюсь не от кого из них. Пусть все идет своим чередом, я верю что решение уже где-то рядом и оно само найдет меня. Во время поездки мы с Домом проводили все свое время наедине друг с другом, поэтому мне кажется, что он заменил что я стал нервным, постоянно думаю, слава богу он не знает о чем, иначе как бы я ему объяснил что люблю только его, но думаю о Кейт и ребенке?
После того как мы вернулись Доми вел себя немного странно, он как-будто нехотя старался отстраниться от меня. Я несколько раз видел как он бродил возле дома, курил, хотя курить он бросил как только я выписался из больницы. В общем мне не нравилось его поведение, и завтра перед своим уездом в Лос-Анджелес я хотел с ним поговорить, так как не знал как скоро смогу его увидеть. Кейт до назначенного срока оставалась всего лишь неделя, если все пойдет хорошо, то я вернусь недели через две.
Ближе к вечеру Дом вернулся с улицы. Глаза у него блестели и, как я понял, не от радости. Они были влажными от слез. Я встал с кровати, хотел подойти и узнать в чем дело, но он быстро ушел в душ, не дав мне возможности расспросить его о чем-либо. Когда он вышел, то быстро подошел ко мне и накрыл своими губами мои. Он поднял меня и мы продолжали целоваться стоя на коленях, Дом ласкал каждую клеточку моего тела, когда моя голова начала кружиться, а ноги перестали держать, он подхватил меня и не переставая целовать произнес:
-«Вкус твоих губ останется со мной навсегда»
После этих слов мое сердце перестало биться. Я попытался вырваться и спросить в чем дело? Что не так? Почему конец наступил именно сейчас? Но он не выпустил меня из своих объятьев. Я схватил его подбородок , который был мокрым от слез, и впился в него губами, словно в спасательный круг. У меня осталось совсем немного времени, всего одна ночь и один рассвет. Эту кодовую фразу я боялся с тех самых пор как придумал ее, каждый вечер я боялся ее услышать…и вот, теперь услышав, ее я не знаю, как жить дальше.
Сейчас не было время думать об этом, я должен запоминать, запечатлеть в памяти нашу последнюю ночь, но как же тяжело находиться в сознании рядом с ним, когда он так целует, ласкает, обнимает, томно покусывает мое тело, как никто другой, не одна женщина не сможет доставить мне такое удовольствие. Стоя на коленях наши тела извивались словно змеи, мы двигались в одном ритме, навстречу друг другу. Мне казалось что время остановилось, мы дарим друг другу жаркие поцелуи, наши тела слиты воедино , стоны учащаются и превращаются почти в крики. Я замечаю что рву простыни под собой, но ничего не могу с этим поделать, Доминик ускоряет темп и вскоре сладкая истома прокатывается по всему телу.
Доминик ложится рядом со мной и нежно целует в губы, потом в нос, веки. Я заглянул в его глаза, а потом перевел взгляд на щеки, на которых блестели две полоски.
- Я люблю тебя, и умоляю, не спрашивай у меня ничего, просто пришло время. Так будет лучше, но знай, я не перестал любить тебя не на мгновенье, ты всегда будешь в моем сердце, и если что- то у тебя пойдет не так, мы сможем быть снова вместе.
- Но я хочу…
- Нет, сейчас ты должен попробовать.
- Но я не люблю.
- Дай шанс…
- А ты?
Он замолчал. Я понял что больше он не хочет говорить на эту тему. Он думает, что сделал так, как будет лучше мне, пожертвовав собой, от чего мне становиться очень больно и обидно.
Дом достал из тумбочки сигарету и закурил. Сейчас я заметил как сильно дрожат его руки
- Ты же бросил?
Он молчал. У меня началась истерика…
- Дом, пожалуйста, я не хочу расставаться врагами, говори со мной, пожалуйста не молчи, говори что угодно, давай говорить хоть о погоде, только не молчи.
-Мы не враги.
Он потянулся что бы обнять меня, но на полпути остановился и передумал…
- Мы просто больше не можем быть вместе, наша семья больше не существует.
Доми закопошился у себя на шее, я понял что он хочет снять кольцо с цепочки, я закричал что есть силы:
- Дом, нет, пожалуйста, только не это, не снимай. Я сделаю все как ты скажешь, я буду жить с той, на которую ты укажешь пальцем, только не снимай, не рви последнюю нить.
Мы услышали как по коридору к нашей двери бежит Юля, нервно стучит в дверь, Дом мягко и спокойно ответил:
- Юль, у нас все нормально, извини что разбудили.
Далее мы слышали удаляющиеся шаги по коридору. Уговорив его убрать руки от кольца, улыбнувшись, Дом встал с кровати, накинул на себя халат и отправился в душ.
Я посмотрел в окно, на улице рассветало. После того как Ховард вышел из ванной, он достал чемодан и начал собрать вещи.
- Ты куда?
- Домой поеду, я там не был… уже даже не помню сколько…
- А как же Юля?
- Ну если она захочет, то сможет поехать со мной, если же нет, то я буду перечислять ей деньги и она сама сможет жить здесь, это теперь и ее дом.
- Ты можешь перечислять ей деньги на карточку, а я буду оплачивать содержание Дома и прочие услуги.
- Вот и отлично.
- Наверно мне придется на первое время оставить Тиару здесь, я не знаю как ее воспримет Кейт.
- Ты шутишь? Эта собака не слушает никого кроме тебя.
- Я надеюсь что это не надолго.
- Кто пойдет рассказывать Юле?
- Идти вместе нет смысла, это еще больше ее расстроит, так что пойду я.
- Уверен?
- Наверно.
Он вышел из комнаты и отправился к Юле, а я, пытаясь не о чем не думать, начал собирать свои вещи. Собрав половину, я понял что больше не могу и сейчас моя голова и сердце просто взорвутся от переживаний о боли. Подойдя к тумбе я взял сигарету из Домкиной пачки и закурил, внутри все дрожало. Через секунду в комнату зашли Дом и Юля, посмотрев на меня они подошли и закурили вместе со мной. Если бы не было так тяжело и плохо, я бы рассмеялся, ведь одному из нас курить было противопоказано, другой бросил, а третья так вообще ни разу сигарету в руках не держала, но никто не сказал никому не слова. За 15 минут, которые мы успели выкурить по три сигареты, слов было не много.
- Мэт, я решил что пока заберу собаку к себе.
- А я решила что пока останусь тут, если что уеду к Дому.
- Может сазу отправишься с ним?
- Надеюсь что справлюсь сама, а там посмотрим…
Когда мы прощались с Юлей, она долго плакала. Дом успокаивал ее тем, что она сможет в любую минуту сесть на самолет и прилететь к одному из нас.
- Вы не понимаете, как так можно? Вы же все… одно целое.
- Юль, пожалуйста…. Лучше не надо… Не делай больно.. Мы не враги, просто теперь не вместе, снова просто лучшие друзья.
Выйдя из дома, мы поняли что это не так, мы не будем друзьями, мы не сможем! Слишком сильно любим друг друга. Мы заказали разные такси, и отъезжая от дома, я видел как Дом и Тиа садятся в машину, самолет Доминика вылетал только через два часа, поэтому ему можно было не торопиться.
***
Стоя на вокзале, в последний момент меня окликнул знакомый голос
-Дом!!!!
Я обернулся и увидел Юлю, она была с чемоданом и переносной сумкой для собаки.
- Я решила что не смогу хотя бы без одного из вас. Короче я с тобой, тем более кто-то же должен кормить тебя и выводить из запоя, пока ты в депрессии!
- А как мы будем провозить собаку?
- Пришлось позвонить Кирку.
- Ты же ненавидишь его!
- После последнего концерта я поняла, что он неплохой парень. Мы даже в ресторан с ним ходили.
- Я в шоке!
Спустя две недели, когда я перестал походить на человека, перестал есть, расчёсывается, бриться, а только пил - мне позвонил Мэт. Счастливый он кричал в трубку, что стал отцом, у него родился мальчик. Я не был рад этому событию, я знал что сейчас Мэту хорошо. Я добился чего хотел, он счастлив, но я переоценил свои возможности, это оказалось непосильно для меня.
-Мэт, ради бога, только не проси что бы я приехал, пожалуйста.
- Но… ты же крестный…
Единственное что я смог ему сказать:
- Я не переживу этого.
После нашего разговора я услышал как у Юли зазвонил телефон.
-Да, Мэт.
- О боже, я тебя поздравляю, это просто замечательно, вы будете лучшими родителями.
- Нет. Я с Домом во Франции.
- Да бывало и по лучше.
- Ну, если в двух словах и честно, то он умирает.
- Я не знаю сколько он еще протянет. Уже две недели не ест, если так пойдет дальше - он сопьется или умрет от голода.
-Я пыталась, не помогает. Каждую ночь тебя зовет. Мне страшно, я не знаю как ему помочь.
- Нет, не в коем случае! Ты сделаешь еще хуже, еще один твой уход он точно не переживет, ты только навредишь.
- Я знаю что ты не сам ушел.
- Кстати, а когда крестины?
- Ты правда считаешь это хорошей идеей?
- Тогда жди. Должно пройти много времени, прежде чем он согласиться крестить причину вашего расставания и его мучений! Все что он мог сделать для твоего ребенка, он уже сделал- Дом вернул ему отца…
- Не обижайся, но я и правда так думаю. Тем более я не знаю чем закончиться депрессия Дома.
Да, все действительно плохо. Ладно, не буду омрачать ваш праздник, передавай привет Кейт и малышу.
-Пока.
Через несколько минут она зашла ко мне в комнату.
- Он звонил тебе?
Я уткнулся в подушку и промычал:
- Угу.
- Ты же знаешь , что не обязан это делать. Все поймут.
-Угу.
- Есть хочешь?
- Угу.
- Правда?!?
- Я хочу жить… научиться жить без него!
- Я помогу. Мы с тобой сделаем все что в наших силах, чтобы ты был счастлив.
Я положил голову к ней на колени и заплакал.

Лето пролетело очень быстро, спустя еще несколько недель я начал выходить из дома после месячного заточения. Я учился жить заново, только теперь с постоянной болью в сердце. С Мэтью нам все же приходилось видеться, это было тяжело для обоих. В эти часы мы понимали что ни кто из нас двоих не перестал любить, было обжигающе больно смотреть в глаза друг другу. Заговорить мы даже не пытались, слишком ощутима была боль. Все летние фестивали мы отыграли не сказав друг другу ни слова. Мэт сообщил группе, что осенью начнется запись альбома, тогда я вспомнил его слова « мои лучшие песни рождаются после сильной встряски, когда случается что-то ужасное», и я понял, что он тоже переживает по-своему. На бумаге.

Вначале сентября, когда я уж не нуждался ни в чьей помощи, Юля уехала обратно в Россию. Как мне показалось, она устала от меня. Я же, проводил вечера либо сидя дома в одиночестве, либо в баре напивался до беспамятства. Я не подпускал к себе ни одной женщины, ну и соответственно мужчин у меня тоже не было. В глубине души, я знал, что жизнь длинная, и когда-нибудь Мэт может уйти от Кейт по собственной воле, не взирая на ребенка. И тогда, первый к кому он пойдет- буду я.
Наступил октябрь… Лили проливные дожди… Проснувшись рано утром я вспомнил какое сегодня число……13 октября. Именно в этот день, ровно год назад, мы приехали в Россию и признались друг другу в любви. На мгновение мне захотелось снова оказаться там, почувствовать тот же страх, адреналин, ощутить те же эмоций, но я знал что этому не суждено сбыться. Для себя я решил, что как бы то ни было, но я должен сегодня оказаться дома, у нас дома. Быстро направившись в душ я побежал за небольшой сумкой, в которую покидал самое необходимое, подойдя к холодильнику я понял что он сгорел. Я махнул на это рукой и побежал в прихожую. Накинув на себя куртку я выбежал из дома и тут же прыгнул в машину. На пол пути в аэропорт я понял что забыл паспорт, пришлось возвращаться. После того как я приехал в аэропорт, череда неудач продолжалась: оказалось что последний билет купил мужчина, стоявший передо мной в очереди, но отстегнув ему компенсацию, он устроил мне билет. Когда я зашел на борт самолета, я понял что что-то держит меня и не дает улететь. Мне было абсолютно плевать на знаки судьбы. Я хотел попасть в свои теперь уже родной дом. Вспомнить все, может даже напиться лежа на когда-то нашей постели. А ведь я даже не предупредил Юлю что приезжаю. Ладно, придется сделать ей сюрприз. После того, как я приземлился, меня ждала опять неудача, я сел в машину к уже знакомому таксисту. Такое впечатление, что все таксисты в Москве кроме него вымерли. Но как не странно, как только я сел в машину он засмеялся, а я подхватил его смех. По пути нам даже удалось немного поболтать, благодаря Юле, я мог немного понимать, и еще меньше говорить по-русски. У мужчины в школе по английскому стояла твердая тройка, правда заслуженная. На тройку он знал все отлично, так что каверкая язык двух стран мы пытались поговорить. Проезжая нашу улицу мы встретили еще одну машину такси. Водители махнули друг другу рукой и поехали дальше. Расплатившись, я вышел из машины и остановился возле входной двери- что-то подсказывало мне что входить туда не стоит, но я уверено нажал на звонок. Дверь мне открыла Юля, увидев меня у нее округлились глаза. Все что она смогла произнести это:
- Дом, эээ проходи.
И тут я увидел его: он стоял в прихожей и расстегивал куртку. Обернувшись, и увидев меня, он замер. Несколько минут стояла полнейшая тишина. Потом началось.
- Ооо я наверно, здесь...
- Да нет, успокойся, я в гостиницу. Такси наверно еще не уехало, так что я….
Наше бормотание прервала Юля:
-Всем стоять на месте. Никто ни куда не едет. Это дом каждого из вас, комнат придостаточно! Хватит уже молчать друг с другом. Вы обещали хотя бы быть друзьями, а что выходит? Один закрывается в себе и ему плевать на семью, и кстати твоя собака до сих пор у меня! А другой спивается. И вообще, что вы приперлись в один день, как так получилось?
Мэт повернулся на меня, посмотрел в глаза и тихо сказал:
- Сегодня ровно год с тех пор как мы поняли что друг для друга мы значим больше, чем кто либо в этом мире.
- А завтра будет год как я подарил тебе этот дом.
Мэт отвернулся, повесил куртку и прошел в гостиную. Я последовал его примеру…
- Ребят, вы наверно голодные? Я бегом на кухню, сейчас на стол накрою.
Пройдя в комнату я заметил как Тиара кинулась на руки к Мэту. Он трепал ее уши и что-то шептал в них. На этот раз Мэт оказался намного смелее меня.
- Дом, отличная погода, прям как год назад, не хочешь прогуляться, ведь мы как я понимаю, приехали сюда что бы не забывать…
- Ты уверен?
- Мы можем разойтись по комнатам и сделать вид что ничего небыло, что все остыло, а можем попытаться наладить, хотя бы утраченную дружбу, и выполнить то, зачем каждый из нас сегодня прилетел.
- Пойдем.
Мэт крикнул Юле на кухню:
- Мы забираем собак, пойдем в лес.
- Что? ? ?
- Да ладно тебе, мы не поубиваем друг друга, и вешаться на одной ветке не будем.
После сказанной мною фразы все засмеялись. Это вроде как немного разрядило обстановку. Как было странно, ведь мы знали друг друга как ни кто другой, а сейчас мы скованы и ведем себя так-будто мы знаем друг друга всего пару дней. Мы вышли из дома и направились в лес. Каждый из нас знал куда идет другой, к старому поваленному дереву. Дойдя до места я разулся и начал босиком ходить по траве.
- Ну да, точно, плохая энергетика.
- Что-то не так? Ты же сам меня учил. - Он засмеялся.
- Ну да, все правильно.
Спустя несколько минут мы лежали рядом с друг другом на траве, слыша дыхание и учащенное сердцебиение друг друга, нам становилось еще более неловко. Я решил заговорить.
- Как Бинг и Кейт?
- Не мучай себя, тебе эта тема совсем не интересна, нам всегда было о чем поговорить, так что давай не будем говорить на эту тему.
- Нет, мне правда интересно, особенно Бинг.
-Бингхем отлично, он очень быстро растет, становится все больше похож на маму. А Кейт... Ну она тоже нормально... Наверное, мы с ней мало общаемся в последнее время.
Я заметил как поменялось его настроение. О сыне он говорил с безумной теплотой в голосе, а Кейт, как я и думал, была ему безразлична. Я слышал несколько раз как он говорит с ней по телефону, и понял, что когда он находится с ними, он серьезный и ответственный человек. Но сейчас, здесь со мной все тот же Беллз, с синими, чистыми как у ребенка глазами, такой же наивный, доверчивый и невыносимый.
- А как ты?
-Даже не знаю, я был не в том состоянии чтобы помнить себя эти несколько месяцев.
- Тебе тоже тяжело общаться, как и мне?
- Есть немного. Давай просто будем наслаждаться обществом друг друга. Когда кто-нибудь из нас будет готов к разговору, который мы обходим стороной, мы поговорим.
– Согласен.

Мы зашли домой и сразу же прошли на кухню, где нас ждал вкусный ужин. Мы долго болтали на отвлеченные темы, я долгое время переглядывался с Юлей. За эти несколько месяцев она стала родным мне человеком и чувствовал, что впервые она расположена ко мне больше чем к Мэту, хотя я прекрасно знал как сильно она его обожает. После ужина, она незаметно для Мэта подмигнула мне и громко объявила:
- Ладно ребят, я спать. М завтра рано вставать, тем более что этот день был эмоционально тяжелым для меня. Спокойной ночи
- Спокойной ночи.
- Сладких снов.
После того как Юля вышла из комнаты, мы замолчали. Мэт был в ударе, так как инициатива разговора шла сегодня от него.
- Как надолго ты останешься здесь?
- Не знаю, может на пару дней, хочу уговорить Юлю опять переехать ко мне. Я уже привык, что она все время рядом.
- Да… забавно получится, в первый день нашего знакомства с ней, ты даже и подумать не мог что она станет тебе лучшим другом…
- А когда ты планируешь уезжать?
- Очень соскучился по тебе и Юле, так что тоже думаю задержаться на пару дней.
- Отлично, завтра можно будет сходить куда-нибудь вместе.
- Я люблю тебя.
- Что? Мэт, прекрати пожалуйста…
- Мне правда очень плохо было без тебя, и сейчас не лучше.
- Хватит, за что ты так со мной, я только начал возвращаться к жизни, ты как был эгоистом, так им и остался. Ты вернешься к жене и ребенку и забудешь об этом разговоре, а я снова буду испытывать эту боль. Я больше не хочу.
- Она не жена мне, и я не забуду, я не на секунду не забывал тебя. Я обещал что попробую создать семью с ней, давай считать что у меня не поучилось?
- Прошло слишком мало времени. Мы только переболели, ты плохо старался.
- Скажу больше, я вообще не старался и не хочу…мне не нужен кто-то, только ты.
Я сидел уткнув лицо в ладони.
-Я устал. Я очень устал. Я знаю чего я хочу, но не могу этого сделать. Я проклинаю себя за свое бессилие, за то, что не могу быть с тобой, за то, что нужен тебе, а ты мне.
Мэт наклонил ко мне свое лицо, его губы коснулись моих. Он провел по моим губам языком и начал целовать меня. Мне было очень приятно, а от нежного аромата его тела слегка закружилась голова, он взял меня за руку и повел в нашу спальню. Я просто не мог сопротивляться ему. По пути, скидывая всю одежду, мы добрались до спальни. Его поцелуи коснулись моей шеи, груди и продолжали спускаться ниже. Я почувствовал, как он взял в рот мой член. Меня сразу охватила такая слабость, что я почти сразу перестал что-то соображать, а он делал губами и языком что-то невообразимо приятное, в ушах стоял приглушенного гул от собственных стонов . Я понял что сейчас готов выполнить любое его желание. Тогда я перевернулся и начал проделывать с ним все то, что делал он минуту назад. Я скользил по его горячему телу своими губами, по его телу прошли мурашки. я провел своим языков вокруг пупка- Мэт прогнулся. Не дав ему время опомниться, я резко вобрал его член себе в рот. Теплый, тягучий, словно мед, стон, вырвался из его уст. Это было похоже на первое дыхание, будто он провел под водой несколько минут и после этого вырвался из цепких лап стихии и набрал в свои легкие столько воздух, сколько позволял их объем. Я перевернул его и начал медленно входить, ему было немного больно, поэтому я старался быть еще нежнее.
Вскоре мы стали двигаться в унисон, наполняя сознание друг друга старыми воспоминаниями. Мне хотелось продлить это чувство как можно дольше, но понимал что это невозможно. Мэт извивался подо мной, это заводило меня еще сильнее. Я обнимал родное и знакомое тело, вспоминая каждый изгиб. Я готов был послать ко всем чертям свою совесть, наплевать на его ребенка, и сказать «я люблю тебя, будь только моим, и он был бы рядом.
Через мгновение я снова перевернул Мэта и он сидел на мне. Белз откинул голову и я слышал только его громкие стоны, мы не замечали как блуждают наши руки. Темп усилился, в голове туман, слышу как пульсируют мои виски, еще несколько движений и я кончил. Я взял в рот член Мэта и своими губами и языком довел его до оргазма.
Тяжело дыша Мэти подвинулся ко мне и лег на мою руку. Нам не хотелось говорить, мы не знали что делать дальше, была ли эта ночь необдуманной или все это продолжение наших прерванных отношений. Вскоре я услышал как Мэт спокойно задышал, это означало что он уснул.
Мне надо было освежит голову. Я встал с кровати и вышел на улицу покурить. Было прохладно, но мое тело было слишком разгоряченным чтобы почувствовать это. Нужно было подумать о многом, но рядом с ним, у меня это вряд ли получится, поэтому я решил взять машину и прокатиться по ночному городу.
Сев в машину, я понял что независимо от всех обстоятельств в моей жизни мое настроение было превосходным как никогда. Я вернул то, что по глупости потерял. Я сделал музыку погромче и выехал на трассу, ведущую меня из пригорода в центр. Абсолютно чистая дорога, скорость, громкий голос Мэта рвется из колонок, я решил снять кольцо с цепочки и надеть его на палец, чтобы Мэт завтра обратил на это внимание. Как только кольцо оказалось на моем пальце, я поднял глаза и посмотрел на дорогу…. За долю секунды я успел увидеть все: задняя часть фуры летела на меня по встречке… Она неумолимо неслась вперед , не давая мне шанса опомниться, взять себя в руки и что-либо исправить. Стук сердца, громкая музыка, визг тормозов, моя паника, но уже слишком поздно… Это ничего не останавливает. Может если бы я успел наклониться - это что-то бы изменило… В голове проносились картинки, последним был образ Мэта, только об этом я жалел, что не успел попрощаться, что не прожил с ним последний день так как хотелось бы только нам, последнее что я успел, прежде чем зажмурил глаза, прошептать «прости». Дальше только скрежет метала, крик, шум, яркий свет белых фар, дальше мрак, всепоглощающая тишина, резкая боль распространяется по всему телу… последний воздух вышел из моих лёгких с приглушенным хрипом...

***
Доминик со стороны наблюдал как вырезают его тело из когда-то любимой машины. Приехавшие полицейские достали из его кармана телефон, другой осмотрев тело, сказал: ищи телефон жены, у него кольцо на руке. Последней, кому он звонил, была Юля, значит новость будет доставлена по назначению. Доминик вцепившись в свое покалеченное тело, ждал когда на место происшествия приедет Мэт, и вот он видит знакомую машину, Беллз выскакивает из не и подбегает к врачам. Дом кричит, но он не слышит. Вот Мэт подбежал, упал и начал трясти тело, но его уже ничего не могло спасти. Юля села рядом и заплакала на его плече…

Дальше похороны в Англии, только близкие и родные, Мэт понимал что вскоре он может сойти сума, но у него осталось незаконченное дело, он подошел к Кирку и прошептал:
-Я знаю что последние несколько месяцев ты встречаешься с Юлей.
-Я…
-Не отрицай, я все знаю. Я хочу тебя попросить, я пока не смогу быть рядом с ней, сейчас я хочу побыть один, но ей тоже больно, последнее время она почти не расставалась с Домом, она слабенькая, не сможет сейчас одна.
- Не переживай, я уже сказал ей что буду с ней, ради нее я переезжаю, она не захотела уезжать из вашего дома…уговорила меня переехать туда.
-Это теперь ее дом, документы были переделаны как только мы с Домом разошлись. Просто она ничего не знала за это.
Мэт отошел от Тома и подошел к гробу, который вот-вот собирались закрыть. Мэт был против чтоб его хоронили в костюме, ведь Дом не любил это, ему нужны были кеды и узкочи, а ни вся эта мишура. Он услышал тихий плач Юли и сестры Дома. По его щекам покатились горячие слезы, которые капая на шею обжигали.
Доминик стоял рядом с Мэтом, который не мог сдерживать слез. И вот, Дом почувствовал покалывания, Мэт поднял голову и увидел его..
- Пожалуйста, не плачь, ты делаешь мне больно… дождь не может идти вечно…

Мэт уехал во Францию, где Доминик жил последние несколько месяцев. Он забрал с собой Тиару, ведь эта собака была подарена именно им. Каждый день одно и тоже; снова плачет, сидя дома один у окна, снова ждет той боли, что испита до дна. Сам себе врет, не понимая , что эта ложь погубит. Единственное что он знал, что ЕГО тепло не умрет, он до сих пор еще любит. Он говорил сам с собой, как если бы Дом был рядом…
-Я тоже люблю, помню все, каждый вдох запах твоих волос, красивые глаза, а главное, я помню, как мы были одно целое.
Ховард, стоял сейчас возле него, пытаясь сказать ему, и быть услышанному как в прошлый раз, на похоронах.
- Я буду солнцем твоего дня, небом над головой, все, что бы быть с тобой, я каждый день плачу дождем, умоляю, забудь обо мне, когда прольют мои дожди. Отпусти меня, ты меня держишь, я уже не должен быть здесь, я делаю тебе больно.
Мэт вспоминал о первых осенних поцелуях, которых больше не вернуть, ночные прогулки по городу, ласки. Ему снова хотелось обнять родное тело, услышать любимый теплый голос.
Не выдержав, он падает на колени и просит прощенья у Бога, прося лишь закончить мученья, умоляет:.
- Дай мне счастья, отпусти меня, я больше так не могу, я не могу терпеть боль все оставшиеся дни. Но единственное, что он услышал - это слезы, тихий плач, после чего на улице прогремел гром и начался дождь.
Заплакав, Дом почувствовал, что это конец, он услышал голос, который звал его, которому он не мог больше противиться. Он в последний раз подошел к Мэту, который услышал его шаги и прошептал:
- Беллз, я буду твоим ангелом, прощай.
Мэт хотел что-то ответить, но услышал лишь глубокий вдох, который растворялся в воздухе.


THE END.

главная