SingForAbsolution
Ветряная мельница нашего сознания

Предисловие.

Даже трудно себе представить, как может изменится жизнь человека, за очень короткое время. Он может: разозлиться, понять, простить, разлюбить, и снова безумно влюбиться. Главное вовремя прислушаться к себе и правильно растолковать звуки сердца. Не дать общественности запутать тебя.
Наша жизнь, словно мельница – в какую сторону подует ветер, в том направлении и вращаются крылья. Надо, постараться удержаться, не упасть и не дать стихии управлять тобой.

Глава 1

Мэтт сидел на окне и пристально разглядывал людей, проходивших внизу, мимо окон. Некоторые из них почти бежали, бормоча что-то себе под нос, другие еле плелись, явно о чем-то размышляя. Они источали смирение вперемешку с усталостью. Там, внизу, все играло красками: одежда людей, рекламные вывески, манящие попробовать тот или иной фаст фуд, грозящий тебе как минимум несварением желудка. Различные бары и всевозможные кафе предлагали лучшее блюдо дня. Но там, наверху, на 20 этаже, где находилась квартира Мэтта, все было серо и уныло, как и Лондонский осенний день.
Он сидел так уже несколько часов, думая о событиях произошедших неделю назад, а точнее о разговоре, который в корне изменил его сознание. Он спрыгнул с окна и не торопясь подошел к роялю. Открыв крышку, он бегло пробежал длинными пальцами по клавишам, давая себе возможность уйти все дальше и дальше в свои мысли.
Вся комната наполнилась музыкой. Мелодия начиналась в минорной тональности, она звучала спокойно и задумчиво. Затем прозвучало несколько нот, но уже в мажорной тональности и звучали они немного издевательски. После недолгого отклонения музыка снова стала минорной и звучала тихо. Постепенно она начала становиться всё громче и тревожней. Теперь в ней слышалось небольшое раздражение, постепенно переходящее в ярость, после чего прозвучало пара кадансовых аккордов, и музыка утихла.
Мэт встал, аккуратно закрыл крышку и подошёл к окну. Он долго стоял и смотрел в окно. Взгляд его был пустым, но в голове бушевали мысли, которые вот уже долгое время не давали ему покоя. Они полностью были связаны с событиями недельной давности. Его глаза постепенно начали слипаться. Почувствовав это, он вздрогнул и резко открыл глаза.
«Боже, я чуть не заснул стоя», - пронеслось у него голове. Почувствовав сильную усталость, он подошёл к кровати и рухнул на постель, погружаясь в глубокий сон.

***
Этот разговор застал его врасплох. «Я давно стал замечать, что мой друг ведёт себя более, чем странно, и как раз собирался об этом поговорить. В последнее время Дом стал закрываться в себе, он не смотрел мне в глаза, но если наши взгляды все же встречались, что было крайне редко, Доминик сразу виновато опускал глаза и старался побыстрее выйти из комнаты».
Он это делал для того, чтобы избежать ненужных вопросов, которые задавал не только Беллами, но и крайне тактичный и сдержанный Кирк. Он вообще старался не встревать в отношения этой парочки, потому, что считал их дружбу слишком сложной системой, неподвластной его сознанию.
Доминик чувствовал, что эта игра в кошки мышки должна закончиться, и, выбрав для этого не совсем подходящий момент, а точнее корпоратив после концерта, он медленно, не совсем уверенным шагом направился к фронтмену, который в этот момент давал интервью какому-то журналу. Ховард очень волновался перед этим, на его взгляд, одним из самых важных разговоров в его жизни. На лбу и висках проступил пот, руки немели от холода, но были очень влажными. Подойдя к Мэтту сзади, он кончиками пальцев дотронулся до его ладони. Беллз мгновенно вздрогнул, не столько от холода, сколько от испуга, так как он не слышал приближающихся шагов сквозь общий гул людей. Из-за журналистов Мэтью стоял весь напряженный, так как их вопросы становились всё провокационней. Обычно рядом с ним в такие моменты находился кто-то из группы, чтобы в нужный момент брать удар на себя, поэтому, увидев Дома, он облегченно вздохнул.
Уже через несколько минут Мэтью спокойно наблюдал, как на его напарника падает целый шквал вопросов. Он торопливо отвечал на них, явно стараясь побыстрее избавиться от назойливой девушки. Солист заметил, что это очень не похоже на него. Обычно Дом с большим удовольствием общался с журналистами. Возможно, поэтому он был им менее интересен.
Попрощавшись с девушкой, Ховард грубо взял Мэтта за руку и дернул его к себе, приблизившись непозволительно близко, затем наклонился и тихо прошептал на ухо: «Надо поговорить». Сказав это, он бросился к балкону.
Пальцы Дома были сжаты плотным кольцом вокруг запястья друга. Остановившись, он так и не решился отпустить руку.
- Ховард, мать твою! Что ты делаешь? Отпусти руку, мне больно!
Дом быстро убрал руку с запястья и нервно оглянулся. Ненужные свидетели начали медленно расходиться, почувствовав приближающийся скандал. Они не хотели быть в нём замешаны, так как добрая половина гостей на этом мероприятии были журналисты. Все более или менее известные люди знают, что не успеешь ты добраться до своего гостиничного номера, как о тебе будет говорить весь город, и не всегда в лучшем свете.
Мэтью несколько раз встряхнул рукой, на которой начал проступать синий отпечаток от руки Дома. Солист поднял глаза и скривил бровь в вопросительном жесте. В его взгляде было удивление и раздражение, он не привык к такому обращению с собой.
- Ну и что это значит? - Мэтт выплюнул эти слова как гневное оскорбление.
- Просто я не нашёл лучшего времени поговорить, - с сожалением констатировал факт Доминик.
- Ну, начинай.
- Не торопи меня, пожалуйста, если хочешь, чтоб я говорил целыми предложениями, а не отдельными кусками.
Эта фраза немного смягчила Белза, и уголки его губ поползли вверх.
- Дом, что с тобой происходит? Ты уже больше месяца сам не свой. Сначала я пытался понять, потом бросил эту затею. Ты же знаешь, что психолог из меня никудышный, и я себя до конца не понимаю. Я думал у тебя просто плохое настроение, усталость, все-таки тур дает о себе знать. Но теперь... На вид у тебя все признаки глубокой депрессии, -теперь его взгляд источал заботу о друге. Он редко за кого-то переживал, из-за того, что в группе редко кто делился с ним своими проблемами, зная, что дельного совета все равно не получишь, и вдобавок еще неделю придется выслушивать о "влиянии космоса на эмоциональную жизнь человечества", но сейчас он был уверен, что драмеру необходима именно его помощь.
- Я не знаю, как сказать, - Дом попытался проглотить комок в горле. После того, как эта затея не увенчалась успехом, он взял из рук партнера стакан с виски и сделал большой глоток. Не успев проглотить содержимое до конца, он наклонился через балкон и начал громко откашливаться. В это время Беллз колотил его кулаком по спине, от чего Дому казалось что его лёгкие, сожженные попавшим туда алкоголем, сейчас вывалятся наружу, и ему придётся бежать за ними на улицу, с надеждой, что их никто не подобрал и не оставил себе как трофей. Он несколько раз попытался сказать об этом, но сотрясавшие его удары не давали произнести ни звука. Успокоив фронтмена, Доминик начал очень медленно говорить, чтобы его слова правильным порядком доходили до Мэтта.
- Пойми, я так больше не могу. Я долго пытался понять, что не так. Сначала, когда я все осознал, у меня было отвращение к самому себе, потом подумал, а что, если разрыв с Джессикой всему виной, ну помнишь, Мэтт, у тебя тоже было такое чувство, что ты никому не нужен. Ну ты меня понимаешь.
- Дом, ты мне нужен. Мы же друзья. -Это прозвучало как шутка, так как пока что Мэтью ничего не понимал. Из-за их разговора он все больше склонялся к идее позвонить бывшей возлюбленной и попросить ее о консультации с ударником.
- Не перебивай меня, я говорю совсем не об этом. То есть об этом, ну в общем, слушай.- Доминик начал ускорять свою речь, и теперь она переходила в легкую истерику.
- Беллз, я не могу смотреть, как ты с Кейт входите в один номер гостиницы, ты целуешь ее, смотришь в глаза, я не могу наблюдать за этой идиллией, понимаешь? Когда я смотрю на вас, я хочу быть на ее месте. Я знаю, что у нас в группе ты - долбаный эгоист, что всё принадлежит только тебе, но я тоже могу, я могу хотеть чего то. Понимаешь, у меня тоже есть чувства, и они требуют, слышишь, требуют только тебя. Я недавно понял, я ведь и с Джесс расстался только из-за тебя. Я думаю, нет, я знаю...
Не дав Дому договорить до конца, Мэтт начал орать. Он был красный от ярости, его голубые глаза стали цвета шторма, то же самое происходило в его голове. Казалось, что она превратилась в вакуум, готовый взорваться в любую минуту.
Он размахивал руками, пытаясь оттолкнуть от себя Доминика. Второй же пятился назад, в то время, как Мэтт делал наступательные движения.
- Да что ты знаешь? Что ты знаешь обо мне? Ты думаешь, всё так просто? Думаешь, сказал мне, что ты пидор, и всё, я у твоих ног? Да как ты вообще мог подумать, что я смогу тебя понять?!
- Мэтт, пойми, это видят все, кроме тебя, это уже давно не дружба. Я не зову тебя в свою кровать, я просто хочу, чтобы ты был рядом.- У Дома снова подступил ком к горлу. Поняв, что оправдательная речь провалилась с треском, и что ураган эмоций, обвинений и оскорблений только набирает обороты, его глаза становились влажными, но с судорожным выражением лица он держался, как мог.
- Я даже слушать не хочу и не хочу понимать. Не смей винить меня в своем разрыве с девушкой, это проблемы каждого, и я не собираюсь выслушивать обвинения. Возможно, этим разговором ты разрушил не только нашу дружбу, но и всю группу. Ты совсем свихнулся? Из-за чего? Из-за пьянки, да? Или эта стерва тебя довела до такого?
- Да пошел ты, - спокойно сказав это, Дом направился к выходу.
Возле лифта его догнал уже чуть захмелевший Кирк, загораживая путь к открытой двери. Дом с силой его оттолкнул и, не сказав ни слова, забежал в лифт. Уже через несколько минут он бродил по ночному Нью-Йорку, в котором ночью было светлее, чем днем. Прохладный воздух заставил его вздрогнуть от прокатившегося по телу озноба. Он бродил, совершенно не зная города и направления своего пути. Он просто шел, потому что так было нужно.
Мысли в хаотичном порядке метались в его голове, и только одна из них была цельная и вполне ощутимая. Эта мысль разрывала его изнутри. Он шел, мысль меж тем давала отросток в его голове, сметая все на своем пути.
«Сволочь! Для него важен только он сам, только он имеет значение, только группа волнует его. Я разрушу Muse??? Тварь, да ты душу мне разрушил, даже шанса не дал. Я ведь всю жизнь вытирал твои сопли, объясняя всем и каждому, что ты - хренов гений, и что не только я должен прогибаться перед тобой, что все мы обязаны своим положением только тебе».
- И как ты меня отблагодарил? Слышишь, как?! - эту последнюю реплику Дом прокричал уже вслух, что очень сильно озадачило людей, проходивших мимо него.
После долгого пешего похода по городу, на него навалилась усталость после нового концерта. Спина и ноги жутко стреляли, не давая сделать даже шаг. Доминик зашел в парк, попавшийся ему на пути. Предварительно купив в ночном магазине бутылку хенеси и засунув ее в бумажный пакет, он сел на лавочку и только теперь оглянулся вокруг. Все выглядело мрачновато, а то, что в округе не было ни души, мало способствовало расслаблению. Фонарей почти не было, а те, что были, очень тускло освещали окружающий его пейзаж.
Пожелтевшая трава сливалась с черной землей, а золотая листва на кронах деревьев была похожа на жуткую мишуру, которую обычно одевают дети в комплекте с костюмом на Хэллоуин. Те же деревья, которые не справились со стихией и потеряли всю свою пышность, стояли совершенно голые, и от этого, казались страдающими от несправедливости судьбы, они тянули свои щупальца в разные стороны, а их коряги, из-за слишком плотной посадки, упирались в стволы друг другу. Деревья тянули лапы в верх, как будто стараясь стянуть с этого черного неба луну, что делала их уродами в ночи.
Доминик чувствовал себя одним из них. Он слишком плотно рос с Мэттом, и его существо заполнило все сознание Дома. Там больше ни для кого не оставалось места.
Он сделал несколько глотков из бутылки, и по его телу прошло тепло, от чего его мышцы начали расслабляться, а голова медленно отключалась. Он и до этого был не в лучшем состоянии, так как изрядно напился перед разговором.

***
- Боже, как болит голова, - простонал Мэтт, не решаясь открыть глаза. Солнце, которое дошло до окна гостиницы ударило бы прямо в лицо. - Кейт. Это солнце. Оно убивает меня. Почему мы не могли взять номер, окна которого выходят на другую сторону?
- Дорогой, во-первых тебя убивает не солнце, а та последняя, выпитая тобой бутылка какой-то дряни. Во-вторых, пора привыкнуть, что я люблю вставать рано, а в-третьих, аспирин и стакан воды находятся на тумбочке рядом с тобой. - сказала Кейт, медленно потянувшись в постели, надеясь на то, что на нее сегодня обратят внимание.
Мэтту пришлось открыть глаза. Все было именно так, как он и ожидал. Солнце ударило в глаза и резкая, просто не переносимая боль парализовала его. Казалось, виски сейчас взорвутся, а глазные яблоки распирало от давления. Он даже боялся представить, какого сейчас цвета его глаза, он выбирал между цветом красного вина и одной из линз Мэрлина Мэнсона. Протянув дрожащую руку, он нащупал упаковку таблеток и, приподнявшись с кровати, извлек из упаковки одну. Посмотрев на ладонь, в которой она лежала, он тяжело вздохнул и выдавил еще одну. Закинув их в рот, понял, что испытывает безумную жажду. Осушив весь стакан залпом и обнаружив, что спасительное вещество прилипло и небу, сделал попытку проглотить без воды, но они, как назло, застряли где-то в середине горла, и там сразу начало жечь, так как аспирин начал разъедать нежные ткани, оставляя после себя небольшую язву. Встав с кровати, Мэтт босыми ногами и в одних боксерах прошлёпал к холодильнику и, достав оттуда пакет молока, уничтожил одну треть его содержимого. Почувствовав облегчение, он продолжил путь от холодильника к зеркалу. Подойдя, он равнодушно посмотрел на свое отражение. На него с той стороны смотрело худое сгорбившееся существо, с синяками под глазами. Руки болтались вдоль тела, словно плетья.
- Кейт, я в душ.
- Смотри не заблудись там.
- Не обещаю, но очень постараюсь.
Зайдя в ванную, он открыл дверку душа. Настроив воду, Беллз снял с себя последний атрибут своего туалета, а точнее боксеры с непонятным рисунком, которые его девушка подарила ему еще несколько дней назад, но одеть их он решился только вчера. Встав под теплую воду, он понял, что этого мало, для того чтоб привести его в чувства. Когда вода стала сотрясать его тело со всех сторон, мышцы начали медленно приходить в тонус.
«Голова вроде стала болеть меньше, это значит, что пора вспомнить, что же было вчера. Итак: концерт, ну тут все без приключений, вечеринка, Дом. Черт возьми, Дом» - с этими словами он начал медленно сползать по стенке душевой кабины, пока не очнулся сидящим на полу, держа себя за голову.
Приведя свое тело в порядок и позавтракав, он собрался уходить, Кейт пробовала его задержать и объяснить, что до концерта еще куча времени, но максимум, что она смогла из него вытянуть, это обещание, что сегодня, после выступления, он сразу пойдет к ней.
Побродив несколько часов по улице, он направился в назначенное место, где его уже ждал Кирк.
Когда он сел в машину к Тому, они тронулись по направлению к концертному залу, в котором должен был проходить концерт.
Тишину в машине нарушил явно о чем то переживающий продюсер.
- Крис уже на месте, ждет нас.
- Ясно.
-Ты Дома не видел?
- А с чего это я должен за ним следить. Я ему что нянька?
- Да нет, это я так спросил, просто сегодня в отеле его не было, телефон не отвечает. Если честно, то я уже обзвонил все больницы и морги.
- Попробуй позвонить в полицию.
- К твоему сведению, туда я позвонил в первую очередь.
- Ну, тогда я думаю, что вчера он, возможно, отжигал в каком-нибудь гей клубе и, встретив там симпатичного парня, отправился к нему домой. Вот и все, - он произнес это без капли юмора. Кирк совсем этого не заметил и истерически засмеялся.
- Ну, будем надеяться, что все не так трагично.
- Хватит ржать, иначе мы рискуем въехать в зад нисану, который тащится впереди.

До начала концерта оставалось меньше 20 минут. Кирк бегал по всей гримёрке, матерился и считал, сколько им придется заплатить за неустойку, если не случится чуда, и Дом не появится через 5 минут.
Крис пытался всех организовать и призвать к спокойствию.
- Том, расслабься, он придет, он еще ни разу не срывал концерт. И я думаю, что сейчас он тоже не собирается этого делать.
Мэтт гневно возмущался, сидя в углу комнаты с бокалом вина в руке.
- Я думаю, что этот идиот, может нас подставить в любой момент, мне давно надо было заняться поисками нового ударника.
- Но пока ты его не нашел, может я смогу отыграть этот концерт? - с этими словами Доминик зашел в комнату. Он был сильно расстроен из-за сцены, происходящей здесь за несколько секунд до его прихода, которую он бессовестно подслушал возле двери, выжидая время для появления. На нем были голубые ускочи, белая футболка, которая выгодно подчеркивала его фигуру, и белые, с черными полосками кеды.
- Ну и где ты шлялся? Выбирал штаны под цвет своей идеологии??? - прозвучал крик из угла гримерной.
Дома очень ранили слова друга, хоть другие ничего не заметили, так как такие шутки между парнями не в новинку. Но сейчас они звучат как то оскорбительно, с издёвкой, усмешкой. И только они знали, почему все было именно так.
- Представь себе, да! - выплюнул Дом и отвернулся, не давая возможности взглянуть в свои глаза полные обиды.
- Я рад твоей обновке.
- Эээ… Дом, я не буду спрашивать, где ты был, и не буду рассказывать тебе, что не спал всю ночь, а искал тебя, но знай, это безответственно, - наставническим тоном объявил Кирк.
- Иди, ешь и приводи себя в порядок.
- Я не голоден.
- Это еще почему???
- Ну... я поел… Вчера.
- Пока ты это не съешь, я не выпущу тебя на сцену. Не хватает мне еще девчачьих голодных обмороков. Эта штука радовала только Мэтта. Том бросил Ховарду в руки большое зеленое яблоко. Не успев одуматься, Дом заметил, как в него полетел еще и банан, попав ему в голову.
- Черт, больно же.
- Зато бесплатно.
- Это точно! - воскликнул Крис.
- За всё платят организаторы.
- Кстати, Крис, а чё ты на меня не наезжаешь?
- Не знаю, ты ведь пришел, это раз, я не смотрю на тебя голодными глазами, это два.
Беллз поперхнулся после этих слов, подумал о том, что неужели Ховард был прав, и только он еще не видит, что же происходит на самом деле.
- И я не твой продюсер, это три. Так что у меня нет причин злиться на тебя, - закончил Крис.
- Ну, хоть кто-то не ненавидит меня, это уже радует.
- Но все-таки где ты был всё время?
- Как тебе сказать... - Ховард обращался только к баасисту. Томас вышел из комнаты, чтобы сообщить организаторам, что мистер Ховард прибыл, и концерт состоится. А с Мэтью ему не очень хотелось, не то что общаться, но и смотреть на него, что в принципе было взаимно, хотя и задевало бывшего друга.
- Просто я осваивал уличную жизнь.
- В смысле? Ты чё, на улице ночевал? - Крис и Мэтт вопросительно смотрели на него.
- Да. Просто вчера после вечеринки мне стало плохо, - с этими словами он бросил свирепый взгляд на Мэтта, который делал вид, что ему безразлична эта история.
- Ну... Я решил прогуляться… короче проснулся я на лавочке в парке.
- Можно я не буду это комментировать?
- Я думаю, что переживу это, - засмеялся Ховард. И в эти мгновенья у него действительно поднялось настроение, пусть ненадолго, но он почувствовал себя в своей тарелке.

***
«Лондон. Но почему? У меня целая неделя спокойствия и отдыха. Без концертов, интервью и даже Кейт приедет только в конце недели. Чего еще можно желать? Но почему я не отправился в страну, которую люблю намного больше? Я прекрасно знаю ответ на этот вопрос, но как обычно боюсь себе в этом признаться. Что я могу сделать? Каждый вечер напиваться в стельку и раскаиваться в словах, которые тогда наговорил. Не вариант, этим можно заняться и во время тура. А выходные у нас для того, что бы дать отдохнуть печени и решить личные вопросы. Но мне нечего ему сказать. Я просто хотел бы вернуть время назад и не говорить лишнего. Ну вот, оглянулся на полки - там стоят наши фотографии, а чьи еще могут стоять? По просьбе Кейт я убрал рамки с Гайей. А фото с моей новой пассией еще не захломили мою квартиру. Так вот, на них был ты. Как всегда веселый и корчащий рожи в объектив камеры. Я редко видел тебя грустным. Помню только один период твоей жизни, когда ты был не похож на себя - это было после смерти отца. А ведь так не бывает, не может человек вечно смеяться. Вот у меня постоянно бывают депрессии. И кто меня из них вытаскивает? Ты, ты, ты. Чертов придурок. Неужели нет ни одного воспоминания в жизни, которое хоть косвенным образом не связанно с тобой? Я плакал тебе в жилетку, постоянно жалуясь на жизнь, и даже не заметил, что тебе было хреново. А ведь такое не рождается за один день.
Позвонить? Но что сказать? Привет Дом, я идиот? Но он и так это знает, для него это не новость. Да и простит ли после такого…? Я бы не простил».

Я уже третий час не мог найти себе места. Мысль о том, что я натворил, не давала мне покоя. «Как я мог? О чём я только думал?» Я подошёл к телефону четвёртый раз, не решаясь взять его и набрать номер. Я просто не знал, что можно ему сказать. В извинениях я был не силён, да и вообще, это была для меня больная тема. Я ходил по комнате из одного угла в другой, в мыслях творился бардак. С одной стороны я чувствовал себя виноватым, и мне было жалко Дома, а с другой стороны я злился на него из-за того, что он выбрал самое неподходящее время для разговора, но одно я знал точно: я не хотел терять такого друга как он, вернее даже, я боялся, что потеряю его. Я, конечно, любил Доминика, но это была скорее родственная любовь. Он был мне как брат, но не больше.
Я прекрасно осознавал, что если буду бездействовать, то, вероятнее всего, потеряю своего лучшего друга, но я не знал, как лучше поступить и что сказать.
В конце концов, я всё-таки решил ему позвонить. Подойдя к телефону, я снял трубку и набрал его номер. Автоответчик. «Чёрт, где же ты шляешься?» - пронеслось у меня в голове.
После звукового сигнала, я несколько секунд молчал, в спешке пытаясь подобрать нужные слова.
- Эээ… Дом, слушай… извини меня, пожалуйста, я знаю, я полный идиот. Я не хотел, правда, мне очень жаль, что так получилось. Если ты дома, возьми, пожалуйста, трубку, очень прошу. Мне срочно надо с тобой поговорить, я не знал, что ещё можно сказать, поэтому, помолчав ещё немного, повесил трубку. После этого я встал и пошёл на кухню. Подойдя к холодильнику, я открыл его, взял бутылку пива и пошёл обратно в комнату. «Нужно как-то отвлечься от всего этого», - эта мысль крутилась у меня в голове. Открыв пиво, я сделал пару глотков. Не смотря на то, что оно было холодным, по всему телу прошло тепло.
Алкоголь постепенно брал верх над моим разумом, и мне стало немного легче. Наконец, допив пиво, я поставил пустую бутылку на тумбочку и сел на кровать.
Я долго сидел, раздумывая, что же делать дальше. Затем встал и снова подошёл к телефону. Набрал номер и стал ждать. Опять автоответчик. «Странно… эта сволочь ещё не вернулась», - моё терпение было на исходе.
- Дом, мать твою! Где тебя носит? Второй раз пытаюсь до тебя дозвониться. Я до сих пор не понимаю, зачем ты затеял это глупый разговор, да ещё в такой день. Ты это специально, да? Чтобы поссориться? Что ж, если так, то у тебя это получилось. Ты этому рад? Лично я – нет. Пойми, ты всегда был для меня больше, чем лучший друг, ты был для меня как брат. Тебе этого мало, чёртов пидор?! – помолчав ещё немного, я бросил трубку. Ярость внутри меня набирала обороты, а мысли постепенно превращались в ураган. Мне ещё никогда не было так плохо. «А что, если Дом не простит? Что, если я его больше никогда не увижу?» - эта мысль просто разрывала меня изнутри. На глазах наворачивались слёзы, и я изо всех сил старался сдержать их, но это было непросто. «Неужели это правда, и то, что между нами, уже давно нельзя назвать дружбой?» - я до сих пор не хотел этого признавать.
Мои руки тряслись, нервы были на пределе. Я постепенно сходил с ума, но ничего не мог с этим поделать. Мне сложно было просто спокойно сидеть на одном месте. Я всё время крутился вокруг телефона, в надежде, что Дом мне перезвонит.
Не выдержав мучительных ожиданий, я в который раз подошёл к телефону, снял трубку и дрожащими руками набрал номер. С трудом дождавшись звукового сигнала автоответчика, я начал пытаться подобрать слова.
- Дом, прости меня, не понимаю, что на меня нашло. Я признаю свою вину и очень прошу тебя дать мне шанс исправиться. Нам нужно встретиться и поговорить, - у меня началась истерика. - Пойми же ты меня, идиота и эгоиста, ведь только у тебя это всегда получалось и… - я резко прекратил свою речь, потому что услышал, как на другом конце кто-то снял трубку.
- Жду тебя в ближайшем кафе через час, - не сказав больше ни слова, драмер повесил трубку.

После этих слов я ещё около минуты сидел в ступоре. Затем моё сердце забилось быстрее, а кровь прилила к голове. Бросив трубку, я в спешке начал собираться.

До нашей встречи оставалось меньше часа, я быстро натянул на себя первое, что вывалилось из шкафа, схватил серое драповое пальто и выбежал из квартиры. Нажал кнопку вызова лифта. Казалось он едет вечность. Но вот я уже ловлю такси и еду в кафе, которое находится примерно на равном расстоянии между твоим домом и моей квартирой.
Расплатившись за проезд, я вышел из машины. Ты сидел возле окна и смотрел куда то в даль, меня ты еще не видел, хотя могу поспорить, в этот момент ты не видел ничего кроме своего внутреннего мира.
Я подошел к столику, но все же остался незамеченным. Мягко, ладонью дотронулся до твоей руки, которая мирно лежала на столе и обхватывала чашку с кофе. Меня будто ударило током. Ты вздрогнул и пролил из чашки немного горячего напитка. Тихо выругавшись, начал пропитывать влагу бумажными салфетками. Я сел рядом, не решаясь заговорить первым. Поняв мое замешательство, сказал:
- как доехал? На дорогах жуткие пробки.- Глупо конечно, но ты заполнил паузу, которая образовалась. И я поддержал тебя. Разговор набирал оборот, но пока на безопасную тему.
– почти не стояли, водитель опытный, провез по каким-то закоулкам, мимо пробок. Как ты?
- нормально.- Сухо ответил Дом.
- ты же понимаешь о чем я! Похудел сильно, синяки под глазами. Ховард, ты выглядишь ужасно.
- ну, если уж на то пошло, то ты не лучше. Толстяком тебя сейчас точно не назовешь, а черными кругами под глазами мы еще померятся можем.
- да, признаюсь, я очень переживал из-за той ссоры, и потом я много гадостей наговорил. Не спал несколько дней, думал, разговаривал сам с собой, если проверишь автоответчик, то сам в этом убедишься.
–да, да, я их прослушал. Но в восторге не остался, оскорблений там тоже хватает.
- А я музыку написал, о том скандале, но слова писать не буду. Пусть будет просто мелодия. Обещаю, она войдет в наш следующий альбом.
- Мэтт, я не знаю, что мне делать, я ненавижу себя.
- Дом успокойся. Я помогу тебе, мы же ДРУЗЬЯ. Даже представить не могу, как тебе тяжело было осознавать такое. В одиночку. Но мы друзья, прости, большего предложить не могу. - Я держал его руки в своих, они были холодными и слегка дрожали. Я мог позволить себе этот жест, так как мы были отгорожены красочной ширмой от внешнего мира. Он наклонился и опустил голову на наши сцепленные руки, и тихо прошептал
- на большее я уже и не рассчитывал.- Эти слова засели мне в душу, но когда Дом поднял на меня глаза, я увидел в них искорку жизни и что, то еще, возможно надежду, точно я не разобрал, что именно это было. Но мне стало легче. С сердца упал огромный камень, позволяя набрать полные легкие воздуха, который не будет жечь, как последнюю неделю, а доставит удовольствие и облегчение. В голове промелькнула мысль
- все будет хорошо, все будет как раньше.
***
Я знал. Что на большее, в данный момент я не могу рассчитывать. Но у меня уже были мысли на этот счет. Я знал его, может даже лучше чем себя самого. Знал каждую клеточку его существа, его мозга. Если он меня понял, значит, нашел что-то в себе, значит, что-то все же есть. Воздействовать на Мэтта было очень просто, им мог манипулировать любой, кто знает его больше двух часов. Но я не хотел этого. Я буду играть по правилам, отходя от них всего на несколько шагов. Он эгоист, и не захочет делить своего друга ни с кем, так было всегда. Это и был мой главный козырь.
***
После нашей встречи в ресторане, я решил отметить положительный исход беседы и отправится в клуб. Любовь любовью, а физическое удовлетворение еще ни кто не отменял. Мне нужно было расслабиться перед очередным туром, а в отличие от Мэтта я был уверен, что все не будет как раньше. Либо шаг вперед, либо тысячу назад. Сегодня я не поеду домой, последние два дня я решил провести в отеле, рядом с клубом, да и студия недалеко. Позвонив в гостиницу и заказав номер, в котором обычно останавливаюсь, я отправился развлекаться.
Подойдя к барной стойке, заметил ту, единственную и неповторимую, спутницу на одну ночь. Она была очень милая: длинные ноги, короткое темно синее платье без бретелек переливалось в свете неоновых ламп, темные волосы падали крупными локонами на спину, доходя почти до поясницы. Подойдя к ней, я наклонился и пригласил на танец. Она была не удивлена этому, сказав, что наблюдает за мной уже давно. Побыв в клубе, еще минут 20, мы отправились в отель.
Мужчина на рисепшене заговорчески улыбался, когда я попросил свои ключи. Наверно это по тому, что каждый раз он видит меня с новой девушкой.
- а почему он не спросил твое имя? Кстати я Мари.
- очень приятно Дом.- Хотя в принципе мне было без разницы, как ее зовут.- а не спросил потому, что я здесь постоянный клиент, тем более что в Лондоне меня знают почти все.
- ты что, такая выдающаяся личность? Этот вопрос застал меня врасплох, я даже не знал что ответить, просто засмеялся.
- ну не такая уж и выдающаяся. Неужели ты не знаешь кто я?
- ты симпатичный парень, с которым я познакомилась в клубе.
- да, наверно так и есть.
Мы зашли в номер, я взял бутылку вина и направился к кровати, где сидя на подушках меня ждала Мари. Я налил нам по бокалу и протянул один ей.
Она сделала маленький глоток и поставила его на пол. Выгнулась как кошка и начала медленно наступать на меня. Я взял ее лицо в свои руки и прильнул к ней губами. Они были очень нежными, на них был привкус вина. Она запустила свои длинные пальцы в мою голову и притянула еще ближе к себе. Моя рука лежала на ее спине, другой я нежно, кончиками пальцев гладил ее ногу, приближаясь к бедру. Платье предательски мешало моим действиям. Я резко повернул ее спиной к себе и наклонил. Она стояла на коленях и упиралась руками в кровать. Ее волосы соскользнули с синего шелка и полились водопадом на постель. Замок ее платья мгновенно поддался моим рукам, и оно упало. Я скинул его с кровати и начал покрывать поцелуями ее шею, спускаясь вниз по позвоночнику, положив одну руку на грудь. Она сильнее выгнула спину и начала постанывать. Я не мог больше ждать и снова развернул ее. Передо мной сидел ангел, укрытый длинными каштановыми локонами. Мари сидела у меня на коленях и обхватывала своими ногами мои бедра. Быстро стянув с меня футболку, начала расстегивать ремень брюк, одновременно лаская своим язычком мочку моего уха, переходя к шее, ниже, ниже, ее грудь касается моей, она вся горит. Избавившись от брюк, я оказался сверху, накрывая собой. Покрывал каждый миллиметр ее тела поцелуями, шею, грудь, живот, она трепетала под моими руками. В голове промелькнуло лицо Мэтта, еще и еще раз. Ну не в такой же момент!
Мари стонала все громче и громче, наше дыханье стало прерывистым, ее коготочки впились мне в спину, доставляя сладкую боль, мы двигались в унисон, доводя друг друга до высшей точки блаженства. Но не этого ангела я хотел видеть в своей постели. Не этого.
Через несколько минут мы лежали на кровати и переводили дух.
- а все-таки, кто ты?
- я ударник.
- и в каком баре ты играешь?
- нет, нет, я не играю в барах, к твоему сведению милая, наша группа собирает многотысячные залы. Я ударник группы muse.
- Доминик! Доминик Ховард? Сума сойти, как же я сразу не поняла.- Я лежал на кровати и накручивал ее локон себе на палец. В этот момент она была очень похожа на Мэтта. Такая же маленькая и впечатлительная.- я не очень увлекаюсь роком, но пару ваших песен, просто блеск.
- ну давай только не будем о работе, сегодня я мужчина, и сейчас я тебе это еще раз докажу. И я снова прильнул к ее губам.
POV- Matthew ***
Я пришел в студию раньше всех, лег на диван и старался уснуть, зная? что раньше 11 утра никто не придет. Я проснулся сегодня утром слишком рано, мои мысли были о нем, я хотел его видеть, что бы быть уверенным, что ссора позади и с ним все хорошо. Я уже начал погружаться в сон. Черную пелену перед глазами заменило озеро, на берегу которого стоит дом в Италии, я там не был уже несколько месяцев. Картинки в моей голове сменялись очень быстро. Сначала Гайя, Кейт. И вдруг появился Дом. Он сидит на полу в моей в гостиной, облокотившись на диван. Моя голова на его коленях, солнце заливало комнату, все было очень положительно и реально, ты наклонился ко мне, я опускаю свои ресницы и чувствую теплое дыхание и нежность губ. Твои язык проникает мне в рот, и наш поцелуй становится более страстным, мои губы поддаются твоему напору и становятся мягкими словно пластилин, готовый слушаться тебя во всем. Но тут я резко проснулся. Из-за того что в комнату ввалился ты, запутавшись в проводах возле двери споткнулся и упал. Я был в шоке, от увиденного сна, но решил подумать об этом чуть позже. Тут я увидел его шею, которая была вся в засосах и порезах от ногтей. Во мне, что то перевернулось он был с какой то девкой, а мне об этом не слова? «Так Мэт успокойся, он только что пришел, сейчас станет как обычно рассказывать тебе о своих ночных похождениях». Блин, но я не хочу их слушать. Дом что то бубнил тебе под нос, вытаскивая свою ногу из петли проводов. Я не мог ждать долго и заговорил первым.
- привет, чего так рано?
- не знаю, за неделю успел соскучится по ребятам. А что они еще не пришли? - Сума сойти, значит по ребятам он соскучился, а я так, пустое место. Мысли проносились вихрем в моей голове, я даже не успевал переваривать их содержимое.
- как провел вечер?
- после встречи с тобой поехал в отель, лег на кровать и мгновенно уснул. Наверно организм чувствует, что это его последняя возможность выспаться перед туром.- Дом улыбался во все 32 зуба. Я думаю, он радовался, что смог обмануть меня. В дверь постучали.
- да входите.
- не помешаю?
- Морган, ну чему здесь можно помешать? Я изогнул бровь и улыбнулся.
- привет Морган.- Воскликнул дом, слишком приветливо улыбаясь. Мне это очень не нравилось.
- не хочешь отдохнуть в каком нибудь баре, Кирка возьмем? - Морган ошарашено переводил взгляд между мной и тобой, не понимая что происходит. Кстати я тоже не чего не понимал. Обычно ты просишь кого то выпить с тобой, только тогда, когда я не могу пойти с тобой. Но так ... Чтоб ты даже не предложил мне пойти, такое было впервые. У меня в груди что то загорелось. Это была обида, она прожигала во мне огромную дыру, я опять не мог спокойно дышать, опять этот камень в груди.
- ну да, можно сходить. Мы уже давно никуда не выбирались вместе.- Морган уже пришел в себя и спокойно принял предложение. В комнату без стука вошли Крис и Томас. Они смеялись и были явно в хорошем расположении духа.
- ребята привет! Как на счет похода в бар сегодня?.
- дом, я бы с удовольствием, но ты же знаешь, Келли обидится, если я потрачу последний день выходных не на нее с детьми. Они и так меня не видят.
- а я только за. На этих словах я не выдержал и выскочил из комнаты, крикнув, что мне надо домой.
- позвоните и скажите, во сколько выезжаем.- Глаза у меня были влажными, я бежал по коридору, и в этот момент я все понял. Я ревную. почему он не позвал меня? Я что ему не нужен? Дому со мной не интересно? Что я не могу напиться так же как Морган и Кирк? Может он больше не любит меня? Я был в ужасе от мысли, которая пришла мне в голову. А он и не обязан, он не должен. Я почувствовал сильное головокружение, все поплыло перед глазами, ноги становились ватными и подкашивались. Темнота.
***
- Мэт, слава богу, ты очнулся!- Я почувствовал, что меня куда то несут, попытался оглядеться и увидел: я лежал у дома на руках, у него был перепуганный вид. Сильно болела голова, и я хотел пить.
- куда ты меня несешь?
- Крис хотел сам тебя нести, забрать у меня, но я не кому не позволил дотрагиваться до тебя. А сейчас мы подходим к твоей квартире, нас там ждет Кейт.- Она волнуется. Последнюю фразу дом сказал как то огорченно. - я так переживал и испугался, когда увидел тебя в коридоре лежащего без сознания. Я не знал что делать. Позвонил Гайе.
-Ты звонил Гайе?
- ну да, она же врач!
- Дом она психолог.- Я попытался засмеяться, но голова заболела еще сильнее.- Ну и что она тебе сказала?
- что бы я отвез тебя и Кейт, она будет знать, что делать. Гайя ей позвонит. 7 нянек, а ребенок без присмотра.- Буркнул Дом себе под нос.
- что?
- я говорю, что за тобой ухаживают, заботятся о тебе и воспитывают 1000 женщин, а ты как был беззащитным ребенком, так и остался им.
Доминик постучал в дверь, и ему открыла Кейт, которая смеясь разговаривала с кем то по телефону . Жестом указав в соседнюю комнату она ушла разговаривать на кухню. Мэт и Доминик переглянувшись отправились в указанную им комнату, по дороге зацепив пару предметов, которые с грохотом упали на пол.
Дом положил Мэтта на кровать Стащил с него туфли и пальто. Они сидели молча, думая каждый о своем.
-ты как, уже лучше?
- да, не переживай, все нормально.- быстро соврал Мэтт, хотя ему стало даже хуже.
Он был немного ошарашен поведением Кейт, не зная как реагировать на ее равнодушие. Доминик сидел на краю постели, одной рукой подпирая подбородок. Со словами "я херею с этого идиотизма" он направился к выходу. Обернувшись, вполоборота, он указал пальцем на кухню и сказал
- я погорячился по поводу 1000 женщин. Их всего 999, и на первом месте Гайя.
С этими словами он ушел, не потрудившись попрощаться ни с Мэтом, ни с Кейт. Мэтью сидел в полном одиночестве. Голова продолжала кружиться, не давая встать с кровати за стаканом воды.
- Кэт, мне очень хочется воды, принеси пожалуйста.
- ты не слышишь, я занята, подожди пару минут.- Прокричала она раздраженно из соседней комнаты.
- тебе звонила Гайя?
- Мэт, я говорю по телефону, не мешай. Да звонила. Как обычно все утрирует.
Мэт собрал последние силы и отправился на кухню. Налив стакан воды он обнаружил, что остался не замеченным и отправился обратно в постель. Кейт сидела спиной к нему, продолжая разговаривать по телефону и одновременно чертя в блокноте какие-то каракули. Это было последней каплей его терпения. От нее он ждал сочувствия, заботы, понимания, а получил это от бывшей девушки и от человека, который безответно его любит.
Гайю он уже не сможет вернуть, да и зачем? Он только недавно переболел их разрыв, и смог оправится после него. А вот Дом, его он уж точно не хотел терять. Даже если ему придется спать с ним. Тут в комнату зашла Кейт со стаканом воды.
- это тебе - весело пролепетала она.
- спасибо я сам набрал.- Девушка подошла к окну и открыла тяжелые шторы на окнах.
- Кэт, ты что совсем обалдела. Крикнул Беллз пряча лицо в ладонях. - у меня башка раскалывается. Закрой их. Кейт обиженно за дернула шторы, и комната погрузилась в полумрак, оставляя небольшой просвет между занавесками.
- если тебе что-то не нравится, я в этом не виновата. Ясно.
- ты совсем с ума сошла. Мэт начал злится, поэтому слова вылетали огромным не членораздельным потоком. - Ты знаешь, что в студии я упал в обморок? Дом, тащил меня на руках домой, перед этим подняв на уши всех кого нашел у меня в телефоном справочнике. Тебе звонила Гайя, объяснила ситуацию, сказала, что надо делать. Я не думаю, что она посоветовала тебе не обращать на меня внимание, и заниматься своими делами. Ты даже не спросила, как я себе чувствую.
Кейт стояла в растерянности и не знала что сказать. Это был первый раз когда Мэт на нее кричал, причем она не могла понять что он от нее хочет.
- и в обще, нам надо поговорить.
- о чем?- С опаской поинтересовалась она, видя, что разговор принимает положение не в ее пользу.
- по поводу предстоящего турне. В общем, я не хочу, чтоб ты ехала со мной.
- в смысле не ехала? Это что шутка?
- нет, а что, похоже что я шучу?
- Мэт, если это из-за того что я так повела себя сегодня, то прости. Просто я немного взбесилась, что ты позвонил не мне, а Гайе, а она еще начала меня учить.
- в обще то звонил не я а Дом. И теперь я понимаю, что он правильно поступил, что не стал звонить тебе. А ты не поедешь со мной по тому, что мне надо решить свои личные проблемы, с которыми ты никак не связана.
- и с каких это пор я не связана с ними?
- считай что с сегодняшних. Кейт, я очень плохо себя чувствую, давай поговорим, когда я вернусь.- Более мягко проговорил Мэт и одновременно потер виски, а потом глаза, покрасневшие от давления.
- ты обещаешь что приедешь ко мне??
- ну, я же сказал, что мы поговорим, значит я приеду.
- если передумаешь ехать один, только скажи, я не буду разбирать чемодан,
- Кейт, прости, но мне действительно нужно побыть некоторое время одному, хотя бы месяц - Кейт опустила голову, что бы не показать наворачивающихся слез открыла двери и уже собиралась уходить из комнаты, что бы дать Мэту поспать, но на последок дрожащим голосом прошептала
- хорошо, я подожду.
Мэт лежал с закрытыми глазами. Лицо его было измученно. Он не хотел, чтоб все вышло именно так. Разговор должен был начаться из далека, а не бить прямо в лоб. Но может это и к лучшему? Хотя его сильно мучила совесть. Это был единственный выход из ситуации, как еще он мог остаться наедине с Домиником, если бы все его свободное время занимала Кейт.
Как же трудно принимать серьезные решения. Особенно те, которые могут изменить твою жизнь на корню. У него было два выбора. Оставить все как есть, при этом постоянно чувствовать себя чужим и не нужным в ее объятьях. Прикасаться к ней, и не чувствовать родного тепла. Разговаривать, и понимать, что тебя не слушают, либо посмеются над сказанным. А дома, человек должен чувствовать себя необходимым и незаменимым, но не как не ощущать себя предметом мебели, или украшением, которое надевают раз в несколько месяцев, чтобы похвастаться подругам.
Второй вариант тоже имел свои минусы. Быть с Домом, значило бы изменить себе, своей идеологии, всему тому что он так долго прятал в себе. Ведь это нельзя будет скрывать вечно. Что скажет Крис, Томас? Как все это воспримут фанаты? А вдруг после огласки, на карьере можно будет поставить жирный крест? Что же делать?
Для себя он уже все решил и выбрал. Осталось только перебороть самого себя, и приготовить путь отступления из Лондона. Мэту было очень тяжело все это осознавать, на глаза наворачивались слезы. Он уткнулся в подушку и заплакал. В последний раз такое происходило с ним после расставания с Гайей. Тогда слезы текли непроизвольно, даже на сцене, стоило только вспомнить о том, что она сейчас не сидит в номере и не ждет его. Он не любил вспоминать, это было не лучшее время его жизни. Сейчас ситуация не лучше, он стоял на распутье 2х дорог, ведущих в совершено разные направления. Одна, в Америку, другая, в Англию.
После того как Мэт успокоился, ему захотелось спать, мокрые глаза отказывались подчинятся и предательски закрывались, моментально погружая в сон. Сегодня ему не снилось ничего странного, сон был легким и мимолетным. Но он не хотел даже этого. Ему нужен был просто сон, без ярких картинок, и головоломок, которые утром предстоит разгадывать. Сквозь сон, он почувствовал, что рядом с ним легла Кейт. Она не стала делать попыток разбудить его и попытаться поговорить. Ей это казалось бессмысленным. Она придерживалась мнения "захочет- помирится. А прогибаться перед ним я не стану ".
Я проснулся раньше заведенного на 6.30 будильника и отправился еще раз проверять чемодан.
–« билеты у Тома. Паспорт взял. Значит самое главное на месте». Я хотел быстрее уехать отсюда, из этой квартиры и больше сюда не возвращаться. Перед уездом я позвонил Кирку, сказал что приеду чуть раньше и попросил о небольшой услуге.
Тур мне казался спасением от моей жизни, от всего, что происходило сейчас в ней. Поспешно уехав, я даже забыл попрощаться с Кейт, и вспомнил об этом уже в аэропорту. Меня там встретил Дом. Ему сегодня тоже не спалось, и он приехал раньше. Он забрал у меня тяжеленную сумку, ловко вытянул ручку, поставил ее на колеса и потащил за собой.
- блин, почему я до этого не додумался?- Дом ни чего не ответил, просто приветливо улыбнулся.
- пойдем в кафе, выпьем кофе?
- я не против, тем более я так быстро выскочил из дома, что даже не успел позавтракать.
Ховард тащил две сумки, которые явно были тяжелее его самого. Мне стало стыдно, что я иду налегке.
- Дом, отдай сумку, я в состоянии ее донести сам.
- я вообще думаю, что после вчерашнего, тебе стоило несколько дней, отлежатся дома.
- а как же концерты?
- ничего страшного бы не случилось, если мы перенесли их на пару дней.
-не переживай, я хорошо себя чувствую. Не знаю что на меня нашло вчера?- Мы уже проходили к небольшому кафе в аэропорту. Дом поставил сумки рядом с собой, не давая мне возможность забрать их.
В помещении было немного жарковато, поэтому я решил снять куртку и повесить на рядом стоящую вешалку. Сделав это, я заметил что Дом, слишком долго рассматривал одну страницу меню.
- о чем ты думаешь?
- да так, ничего серьезного. Просто немного волнуюсь.
- из за чего?
- ну… знаешь как это бывает. Мне кажется, что по приезду в Москву, что то случится! Я не знаю хорошее или плохое, но одно могу сказать точно, что то будет.- Я засмеялся и сказал чтоб он не переживал по этому поводу. И что ничего страшного не произойдет.
- ты не считаешь это странным?
- что именно?
- ну то что не я говорю про интуицию, а ты, и то что я тебя успокаиваю.
- ну есть немного.
Мой телефон зазвонил. Я взял трубку, на том конце был продюсер.
- Мэт, ты где?
- мы с Домом в кафе, решили позавтракать.
- мы с Крисом не будем вам мешать, но мы уже в аэропорту, да, кстати, я сделал то что ты просил.
- Том, большое спасибо, я в долгу не останусь.
Я положил трубку и посмотрел на Доминика. К нему подошла официантка и начала принимать заказ. Он приветливо улыбался ей, на щеках проступили небольшие ямочки. Наверно он сделал девушке комплимент, потому что она обильно покраснела. Я не вникал в их разговор, Блондин запустил пятерню в свои волосы и улыбнулся еще шире. После того как он убрал руку на голове остался задорный ежик. Это заставило меня непроизвольно улыбнуться. Он быстро пригладил волосы и развернулся в мою сторону.
- Мэтт? Мэтти? Мэтью?
- да, да что случилось.- Я не заметил, что Дом пытался привлечь мое внимание, что не очень понравилось официантке. Она посмотрела на меня и чуть приподняла голову в горделивом жесте.
- что ты будешь заказывать?
- я… не знаю, буду тоже что и ты.
Официантка ушла и я решил спросить
- она тебе понравилась?
- да… она милая. Но мое сердце уже занято.- Дом засмеялся.
- и кем если не секрет?
- Мэтт прекрати. -Ховард сказал это совсем серьезно, и строго посмотрел на меня.- это не секрет, но я не думаю что ты захочешь поднять эту тему. Снова. Или ты хочешь посмеется надомной ? так вот, ничего смешного в этом нет. Если ты думаешь что что то изменилось, то я тебя разочарую. Это не так. Я знаю что ты заметил следы на моей шее, тогда. Их невозможно было не увидеть. Но за это не стоит обращать особого внимания, так как секс нужен каждому.
- да нет, я просто…
- все, мы закроем эту тему.
Нам принесли наш заказ. Мы ели молча. Я думал над сказанными Домом словами, и вспомнив то что он мне сказал во время нашей ссоры «Я не зову тебя в свою кровать, я просто хочу, чтобы ты был рядом.». только теперь я понял смысл этих слов. Теперь я был точно уверен в своем решении, но у меня в голове был тот сон. Я так и не обдумал все как следует.