SingForAbsolution
***
Я очень тяжело начал отходить ото сна, не решаясь пока открыть глаза. Пошевелив кончиками пальцев, я понял, что все в порядке. Полежав еще несколько минут, пытаясь обнаружить боль, открыл глаза, увидел в кресле рядом с собой спящую Келли. Если она тут, значит, где то рядом Крис.
Посмотрев в окно, я увидел лишь черную ночь. Сделав попытку приподняться, я мгновенно услышал нежный заботливый голос
- Не смей этого делать. Иначе швы разойдутся.
Так чутко может спать, только женщина, у которой есть дети. Потому что она всегда находится на стороже, прислушиваясь к каждому шороху.
- Привет.- Сонно прохрипел я,
- Как ты себя чувствуешь?
- Вроде неплохо.
- Значит, обезболивающие еще действует. - Она мягко по-матерински улыбнулась и подошла к кровати. Протянув руку, дотронулась до моего лба, проверяя температуру.
- А что ты здесь делаешь? Где Крис?
- Кирк позвонил нам, сообщил что случилось. Сначала мы хотели приехать вместе, но потом решили что от меня, здесь толку больше, поэтому он остался с детьми.
- Я очень рад видеть тебя.
- Спасибо, я тоже, но мне бы больше хотелось видеть вас с Мэтом не здесь и не при таких обстоятельствах.
Я попытался, засмеется, но почувствовал боль там, где сейчас находилась половина моей печени.
- Что болит! Давай позову медсестру, пусть введет тебе обезболивающее.
Только теперь я заметил, что от моей руки тянется тоненькая трубка капельницы.
- Нет, подожди, скажи, как там Мэт.
-Ну, относительно нормально.
- Что значит относительно?- С тревогой спросил я,
- Ну, он еще не очнулся. И в течение 10 дней может произойти отторжение нового органа. А так, операция прошла успешно, врачи довольны.
- Самое главное, что с Белзом все было в порядке.
- Ты молодец, не многие бы на такое решились. В общем, я горжусь тобой.
- Келл, не надо делать из меня героя. Ты бы поступила также если бы что, то случилось с родным тебе человеком. А ближе Мэтта, у меня никого нет.
Она подошла и приподняла мою голову и заключила в объятья.
- Я так испугалась, когда узнала. Она опустила меня на подушку, и я увидел, что она плачет.
- Ну, пожалуйста, Келл, прекрати, мне хватило собственных слез, в течение двух дней.
- Все, я уже не плачу. Заикаясь, проговорила она, вытирая мокрые дорожки на щеках.
- Когда я смогу его увидеть?
- Я не знаю, если завтра ты будешь хорошо себя чувствовать, попробую договориться, чтоб тебя отвезли на коляске и нему. Но скажу тебе, что когда я приехала, он был белый как мел, а сейчас вроде на лице появляется человеческий оттенок. Не переживай, он выкарабкается. Это же Мэт, с ним всегда так.
- В том то и дело, это Мэт. Сейчас он, как и мы борется за свою жизнь, но я боюсь, что он решит сдаться.
- Будем, наедятся, что он сильнее, чем ты думаешь.
Я снова почувствовал резкую боль и скривил лицо.
- Я позову врача.
- Не надо, сейчас пройдет.
- Даже слышать не хочу. Тем более тебе надо поспать.
Келли вышла из палаты и вернулась через несколько секунд с медсестрой, которая сразу же спросила о моем самочувствии. Ответив, что все в порядке, я заметил шприц в ее руке. - Келли, пока я не сунул, хотел тебе сказать
- Спасибо что приехала. И да, если что-то изменится в состоянии Мэтта в лучшую или худшую сторону, сразу буди меня.
- Ладно, отдыхай.
Медсестра ввела укол мне в капельницу, и через несколько секунд я страшно захотел спать.
***
Этим утром я проснулся из-за яркого солнечного света, бившего из окна. Вчерашний день мне вспоминался с трудом. Хотя, что там вспоминать? Почти весь день длилась операция. Кстати сегодня почти не болит.
-Пока вчера я не начал шевелится, тоже совсем не болело.- Сделал я замечание самому себе. Я сделал удачную попытку чуть-чуть привстать, тело очень затекло из-за того что я лежал все время в одной и той же позе. Еще мне очень хотелось воды. Но так как графин стоял достаточно далеко от кровати я решил потерпеть.
Ждать мне пришлось не долго. Через минуту в комнату влетела счастливая Келли.
- Дом, ты уже не спишь, это очень здорово. Я как раз шла тебя будить. Мэт! Мэт очнулся. Всего несколько минут назад.
Моему счастью не было предела, по всему телу прошло спасительное расслабление, будто до этого, все органы, вены, нервы и даже мозг, находились в безумном напряжении, на грани саморазрушения.
- Келл, а где Кирк?
- Я отпустила его поспать пару часов. Он не спал с того момента как приехал в Италию. Пока я была с тобой, он глаз не сводил с Мэтта.
- Подай, пожалуйста, воды.
Пока наливала стакан, она продолжала взахлеб рассказывать все, что я пропустил этой ночью. Как Мэт рано туром сначала пошевелил одним пальчиком, потом через несколько часов повернул голову, и как он пришел в себя.
Осушив свой стакан, я попросил ее организовать нам встречу. Минут через пятнадцать она вернулась с медсестрой, у которой в руках опять был шприц.
- Нет, нет, я не хочу опять спать! Я к Мэту хочу! Келли, скажи им, я хочу к Мэту!
Девушка в белом халате засмеялась вместе с Келли, наверно я напомнил им капризного ребенка в магазине игрушек.
- Тебя ни кто и не заставляет спать, это просто антибиотики. Не переживай, сейчас ты поедешь к нему.
- Правда?? Я смогу его увидеть? И даже поговорить?
Девушки опять засмеялись, медсестра показывая жестом чтоб я перевернулся для того чтобы сделать укол сказала.
- Даже поговорить, кстати, он ни кого не хочет видеть, пока не поговорит с тобой. Но не долго, он еще слабенький.
После того как девушка вытащила иглу из моей задницы, она пошла за моим креслом, в котором мне предстояло касаться по больнице. Еще через несколько минут Келли везла меня по направлению к палате Мэтта. Меня не устраивала скорость, поэтому я пытался ее увеличить, крутя руками огромные колеса. Остановившись перед палатой реанимации, она прошла в сторону, сказав
- Думаю, дальше справишься сам.
Я широко улыбнулся и выехал в палату. Мэт лежал на кровати с закрытыми глазами, я подумал, что он спит и поэтому старался не шуметь, но все, же мне хотелось побыть с ним рядом хоть несколько минут.
Он выглядел, как скелет, обтянутый кожей, она была настолько тонкой, что казалось, могла порваться в любой момент, губы были пересохшими и шершавыми. Радовало одно, цвет его лица, как и сказала Келли, стал больше похож на тот, который был раньше.
Я тихонько подъехал к столику и начал набирать воду, чтоб поставить ее рядов с его кроватью. Но услышал за спиной его слабый голос.
- Спасибо.
Когда я повернулся, Мэт улыбнулся мне, но эта была не та улыбка, которую я знал раньше. Его губы могут соврать, а вот глаза никогда. Они были очень печальными, его мучила совесть, это было очень хорошо заметно.
- Не за что, я просто делал что могу.
И тут я увидел, как Мэт начал заливаться слезами. И все время повторять.
- Прости я идиот, дурак, эгоист. Я не Заслуживаю тебя, прости, прости. - Я пытался его успокоить
- Всего ты заслуживаешь, успокойся, прекрати реветь как девчонка.
- Сам такой!- Заикаясь от истерики, огрызнулся Мэт. - Мне врачи рассказали как ты тут " не ревел "
- Ну, я это делал поводу, а ты сейчас ерундой страдаешь.
- Я говорю то, что думаю, и это правда.
- Правда в том, что в тебе сейчас половина моей печени, и если ты не будешь следить за ней должным образом, я не знаю, что с тобой сделаю. Если раньше ты сам распоряжался своим телом, мог запихнуть в себя какую нибудь дрянь, то теперь, я лично буду проверять, что ты ешь и пьешь, а точнее не пьешь, тебе теперь нельзя.
- Это еще почему?
- Ты что, вообще охринел, тебе только операцию сделали, а ты уже возмущаешься, что тебе пить нельзя.
- Ладно, расслабься, я же шучу.
- Шутит он, я из за твоих шуток, чуть рассудка не лишился. Знаешь, что я пережил за эти три дня? Впрочем, не сейчас. Но мы еще вернемся к этой теме. Да, кстати, у меня хорошие новости. Если все пойдет хорошо, то недельки через две я смогу забрать тебя домой. - Мэт тяжело вздохнул и покачал головой.
- Я пробовал договориться. Бесполезно.
- Значит хреновый из тебя дипломат. Я нанял тебе личного врача, и если ты быстро начнешь выздоравливать, то мы поедем в Россию, а Лия, ну твои лечащий врач, поедет с нами, и пробудет там, пока ты до конца не поправишься.
- А я смотрю, ты время зря не терял, девушку себе нашел. Обиженно рыкнул Мэт.
- Беллз, ты что ревнуешь? Ты серьезно?- Я был очень рад, что Мэтью так отреагировал, значит, я ему не безразличен, и это лучше всяких признании говорило о его чувствах.
- Я совсем не ревную. Просто я думал, что ты тут сидишь, переживаешь, а ты просто нашел место, где можно подцепить очередную подружку.
Через несколько секунд тишины мы оба засмеялись. Мы снова были рядом, вместе, неважно где, главное, что мы могли видеть друг друга, снова наслаждаться каждой секундой проведенной вместе.

***
Мэт быстро шел на поправку. На следующий день, я договорился с врачом, и меня тоже перевели в реанимацию, что бы все время быть рядом с любимым. Так как это было рождество, мы заставили Келли поехать домой, сказав, что это семейный праздник, наверняка тебя дома ждут дети, да и Крис уже, наверное, сума сходит. Кирку некуда было ехать, поэтому он решил остаться с нами.
На нашем праздничном столе вместо шампанского, было молоко, а праздничный ужин заменили несколько веток бананов. Я преподнес Мэту свой подарок. Он как маленький обрадовался новой игрушке, весь день не выпускал калейдоскоп из рук. Правда, предупредил меня, чтоб я оставил привычку дарить дорогие подарки. Я немного возмутился такому требованию, но все, же по возмущавшись, согласился. Мне было не жалко денег, ради его улыбки и хорошего настроения.
Я же, очень легко перенес операцию, уже через шесть дней мне сняли швы, но опять же по моей просьбе не спешили выписывать. Мы изо дня в день просто лежали и болтали не о чем, смеялись, держались за руки. Единственной закрытой темой для нас, было обсуждение причины его поступка.
Я видел, что он ждал, когда же я спрошу. И боялся. Для себя я решил не ворошить это, до приезда домой. В те короткие минуты, когда мы оставались без пристального внимания врачей и медсестер с той стороны стеклянной стены, я мог подойти и насладится его поцелуем.
Я так соскучился по этому, мне очень хотелось домой. Чтоб как раньше, мы возвращались измотанные, я проходил обутый в комнату, а ты бы орал на меня за это. Чтоб во время сна, я мог прижимать тебя к себе, уткнувшись носом в твои волосы. Чтоб я в полной мере мог почувствовать, насладится твоим телом и тобой. Вроде бы все это такие мелочи, но лишившись их, ты понимаешь, что в твоей жизни чего-то не хватает для полного счастья.
После десяти дней пребывания в госпитале, врачи убедились что «новая» печень Мэта работает и организм ее не отторгает. Как между нами шутил Мэт, говоря
- Теперь мы точно, одно целое, у нас все общее, даже органы. Но как, же мы будем делить их при разводе?
Так как я нанял Мэту врача, нас попросив подписать бумаги об ответственности, начали готовить к выписке.
В понедельник, после очередного обхода врачей, я начал собирать вещи. А Лия, отправилась оформлять отпуск за свой счет, а точнее за мой. Мэт еще спал, поэтому я старался не шуметь, хотя больничный гул может поднять даже мертвого. Я присел на кровать и через стеклянную стену начал рассматривать лица мелькавших людей, проносившихся мимо нашей палаты. Так как весь этаж занимало отделение реанимации, то лица делились на две категории: страдающие, опечаленные, измученные, или счастливые, от того что их близкому человеку стало лучше.
Закончив с вещами, я тихонько подошел к Мэту и поцеловал его в висок, прошептав на ухо – Радость моя, проснись, нам пора.- Может все эти ласковые слова были слишком сопливыми, но мне хотелось показывать ему мои чувства, чтоб он в них поверил, и перестал чувствовать себя виноватым.
Мэт открыл глаза и с улыбкой потянулся в постели
– Доброе утро.- Сонно промурлыкал он.
- Доброе.- Мэт оглядел комнату и остановил свой взгляд на чемодане.
- Ты что, все уже собрал?
– Конечно, я же заказал самолет на 11 утра, а уже 9. при этом я еще не собирал тебя.
- Ну, тогда можешь приступать. Мэт скинул с себя одеяло и немного приподнял руки, чтоб мне было удобно поднять его и посадить на свой временный автомобиль, так он называл инвалидное кресло, в котором ему предстояло разъезжать еще минимум две недели.
После случившегося Мэт сильно похудел, был словно пушинка, поэтому мне не составило труда пересадить его, после чего он сразу поехал умываться. Выехав из ванной я снова посадил его на кровать, для того что бы помочь одеться. Врачи очень ругали меня, за то, что я сам его таскаю туда-сюда, ссылаясь на мою операцию, Беллз тоже был против этого, но, все же немного поворчав, смирился.
Начав одевать его, я увидел что, все просто болтается на нем. Если бы ему пришлось ходить самому, то не успел бы он сделать и двух шагов, как брюки уже валялись на полу. Я позвонил Лие, и сообщил, что мы готовы и будем ждать ее в машине, которую перед уездом оставил нам Кирк.


***
Выехав на улицу, я вдохнул свежий воздух полной грудью. А ведь если бы у меня все получилось, я бы больше никогда не смог этого сделать.
Жизнь прекрасна, я это осознал только после того, как увидел рядом со своей больничной кроватью, людей, которым я не безразличен. Я думал что никто не заметит мой уход из жизни, но когда я увидел счастливые глаза Доминика, после того как я очнулся, я понял как сильно ошибался.
То что он сделал для меня, не передать словами, он вытащил меня с того света, помог понять, что я ему не просто нужен, а необходим.
Дом подвез меня к машине и посадил на заднее сидение, сам же он, сложив мое кресло и положив его в багажник, сел за руль. К нам подсела Лия, и мы сразу же отправились в аэропорт.
Дом решил включить музыку, но для этого необходимо было найти подходящий диск. Так как машина была Кирка, то мы не надеялись найти ничего кроме наших дисков, так оно и вышло.
- Мэт, не хочешь послушать MUSE?
- А что это? - Я знал что Дом, не сказал ей как называется наша группа, она только знала что мы музыканты. Я улыбнулся и попытался сделать серьезное лицо. Дом, поняв меня, решил подыграть.
- Ну, ты, наверное, не слышал, это малоизвестная английская группа, я сам о ней мало знаю, слышал одно, у них чокнутый фронтмен.
Дом поставил диск и из колонок послышались знакомые нотки spase dementia. Лия резко подпрыгнула на месте и воскликнула,
- Я знаю эту песню, она стоит у меня на звонке, правда не знаю, кто ее поет.
Дом засмеялся и посмотрел сначала на нее, а потом на меня и подмигнул.
- Ну, тогда повернись назад, и еще раз познакомься с человеком, который написал эту песню.
- Девушка вначале не поняла нашего юмора и недоверчиво посмотрела на меня, а потом на Доминика,
- Очень смешно.
Меня немного разозлил ее скептический настрой.
- Ты что не веришь что это моя музыка? - Тут вмешался Дом.
- Мэт, успокойся. - Прошептал он, мягко посмотрев на меня. Потом снова бросил взгляд на девушку.
- Я же говорил, что фронтмен у них сумасшедший.
- Прекрати, я не сумасшедший, просто, если ты чего-то не видишь, это не значит, что этого нет.
- Если бы ты поменьше пил, то ты бы тоже всего этого не видел.
Я решил, обидится его словам, поэтому просто уставился в окно. Тут вдруг заговорила Лия, хотя я уже забыл о ее существовании.
- Я смотрю на вас, и понимаю, что таких друзей как вы, я еще никогда не видела. У вас столько заботы друг о друге, я даже сначала подумала что вы, ну... Это..., ну вобщем не важно.
Пока она пыталась подобрать слова, я думал, что мне сердце упадет в пятки от испуга, посмотрев на Дома, я увидел, что он аж побелел от ужаса, мы то прекрасно поняли, что она хотела сказать. Но он быстрее меня сориентировался и нашел нужный ответ.
- Просто мы дружим с 14 лет, и не представляем уже себя друг без друга. Мы... Словно семья. Тем более, мы постоянно находимся вместе. Работа у нас такая. Мы одна из немногих групп, которая никогда не меняет свой состав.
Лия решила исправить глупую ситуацию и задала вопрос на совершенно другую тему.
- А почему мы полетим в Россию? Вы же англичане?
Мне показалось, что для врача, она задает слишком много вопросов, но Дом, похоже, этого не замечал, и спокойно отвечал на них.
- Просто бывают такие периоды, например как сейчас, что мы не хотим быть замечаными, что бы кто-то посягал на нашу личную жизнь, а в Англии мы слишком известные, так что там спрятаться не получается. И как раз для этих случаев мы с Белзом приобрели дом в России. Там нас точно искать не будут, ни у кого даже мысли не возникнет что мы там. Тем более, в Москве у нас прекрасный дом и участок леса, там очень красиво, впрочем, ты сама сможешь, в этом убедится.
- Беллз??? Ты называешь его Белзом? – У нее был слегка удивленный взгляд, при этом она говорила так, будто меня здесь нет.
- А, это, ну да, звучит вроде очень поэтично? Ты не находишь?
У меня было ощущение, как будто они обсуждают кличку собаки. И вообще, нахватало, чтоб она меня так начала называть, ведь это мое «имя», придумал Дом, еще в детстве, только он может позволить себе меня так называть, даже ребята пользуются этим именем, чтоб обратится ко мне, крайне редко, это очень личное для меня.
Следующие несколько минут она с открытым ртом слушала рассказ о нашем доме. На то, что я обиделся, никто даже не обратил внимания.
Мы подъехали к аэропорту, а дом продолжал мило беседовать с девушкой, и как бы, между прочим, пересадил меня в кресло, это выглядело так, как будто я был глухой слепой, немой совершенно ничего ни понимающий и не чувствующий инвалид, на которого можно было не обращать внимания. Меня это бесило. Также, не обращая внимания, он завез меня в самолет. Я пытался себя вразумить, мол, он многое сделал для меня, ему было тяжело, хочется немного расслабиться. Потом я вспомнил из за чего хотел покончить с собой. И после этого, мне стало стыдно ревновать. Хотя факт на лицо, он с ней заигрывает, но как мне к этому относится? И я больше не могу носить этот груз у себя на сердце. Сразу по приезду домой, я ему все расскажу и не важно, что он решит. Если уйдет, то я завершу начатое, а если нет... Думаю, все-таки уйдет.

Прилетев в Россию, мы поспешили найти такси, и как в прошлый раз сели в первую попавшуюся машину. Водитель на нас вначале даже не посмотрел, пока мы не загрузили кресло в багажник и не сели в машину. Дом сидел со мной сзади, а Лия рядом с водителем, который суетливо обернулся на нас. Увидев его, мы неприлично громко начали просто ржать. Это был тот же самый водитель, как мы поняли, он тоже нас узнал, так как он недовольно размахивал руками и что-то кричал на непонятном нам языке. Дом предпринял, попытку успокоится, и объяснить адрес, но это не увенчалось успехом, а только больше разозлило водитель, я, же своим смехом еще сильнее подливал масло в огонь. Потом в наш бедлам вмешалась Лия.
- Дом, какой у вас адрес? - ответив ей, Дом начал опять заливаться в истерике. Девушка же, сказав тучному водителю, что-то на русском пристегнулась, и машина тронулась. Мы же, переглянувшись с Домом, в один голос спросили.
- Ты что знаешь русский?
- Да, я тебе не говорила, у меня русские корни. - Меня опять взбесило, что она обращалась только к Доми, меня же она не замечает, хотя, насколько я помню, нанимали ее для меня. - Мэт, я же тебе говорил, что нам с ней повезло, она просто чудо.
- Да, да, говорил.- Лия смущенно, но все таки как, то по блядски посмотрела на Доминика, и бросила на меня взгляд, говоривший - «не долго тебе быть на первом месте в его жизни, скоро его сердце будет моим». Я ответил ее тем же взглядом, подразумевая под ним - «и не надейся стерва».
В России сейчас было очень холодно, и как обычно в машине было не намного теплей. Поэтому мое тело начал бить озноб.
- Беллз, ты замерз?- Обеспокоенно спросил Дом. В его глазах я увидел не поддельное переживание и искреннюю заботу.
- Да нет, все нормально, не переживай.
- Давай я отдам тебе куртку.
- Нет, ты что, с ума сошел, ты же замерзнешь.
И как обычно в наш разговор влезла она.
- Конечно, ты замерзнешь. Нам ехать не так уж и долго, Мэт не успеет заболеть.
Опять начался разговор, будто меня нет.
- Дело не в том, что он заболеет. Ему просто холодно, я не могу смотреть, как он дрожит. Тем более о болезни не может идти даже речи. Если я привезу его потом на концерт больным, Кирк меня убьет, причем найдет для этого какой нибудь изощренный способ. Дом придвинул меня, расстегнулся и прижал к себе, одевая одну сторону своей куртки на мое плечо. Я согнулся и прижался к нему еще плотнее.
Я, конечно, не видел, но был уверен на сто процентов, что мои любимый сейчас улыбнулся. Приехав домой, я сразу же отправился в нашу комнату - теперь она была моей. Там был не высокий комод, так, что я мог сам разобрать свой чемодан. Дом же отправился готовить обед. Лия захотела побродить во дворе. Она долго умоляла Дома пойти с ней, но он все, же отказался, ссылаясь на то, что ему не в кайф лазить по сугробам.
Я решил, что расскажу Доминику все завтра, а сегодня, я буду наслаждаться, им возможно последний раз. Мне было просто, не обходимо, хотя бы еще раз почувствовать его, мне хотелось не просто секса, а нечто большего: страсти, нежности, безумия. Как, только Лия, вышла из дома, я услышал шаги по лестнице. Дом подлетел ко мне и впился своими губами в мои. Сначала это было немного грубо, но потом поцелуй становился мягким, легким, он будто изучал заново мои губы, рот потом шею…. И на этом все закончилось.
- Дом, ну почему ты остановился?
- Нельзя, мы здесь не одни.
- Но я хочу. Ты же придешь ко мне ночью? Я уже просто не могу, я так соскучился по твоему телу.
- Мэт, будь немного разумным. А вдруг Лия проснется и зайдет в твою комнату проверить как ты.
- Ну в мою то комнату она точно не зайдет, а вот проверить уютно ли тебе одному, она может, и если что предложить свою помощь.
- Мэтти, да ладно тебе, прекрати злиться. Я тоже тебя хочу, но даже не представляю, как это можно провернуть.
- Я уже все придумал. Как только она уснет, ты закрываешь свою комнату на ключ и приходишь ко мне, мою дверь мы тоже запрем. Все будет выглядеть так, будто мы просто привыкли спать с запертыми дверьми. Тут нет ничего такого.
- Конечно ты псих, но я согласен.
- Вот и отлично, а теперь вали и готовь нам, что нибудь пожевать.
- А что ты хочешь?
- Ну, так как тяжелую еду мне пока нельзя, то думаю, что обойдусь рыбой и фруктовым салатом
.- А что будешь пить?
– Йогурт. Кстати было бы здорово, если ты тоже не будешь налегать на алкоголь и поужинаешь со мной. Я не хочу, чтоб ты был пьяный.
- Просто скажи, что ревнуешь и все. Ужинать мы будем вместе, но обещаю, что буду смотреть только на тебя.
– Я не люблю, когда смотрят, как я ем.
- Ну ладно, думаю, Лия будет не против, если сегодня мой взгляд будет прикован к ней.
- Нет нет, меня все устраивает. А если ты на нее, хоть раз посмотришь, я оторву твою блондинистую голову и сожгу весь твой гардероб. Ясно?
- Дом засмеялся, чмокнул меня и побежал на кухню.
Через полчаса с улицы вернулась рыжая бестия, и Дом начал накрывать на стол. Я очень удивился, когда увидел две тарелки с рыбой и овощами, приготовленными на пару, и одну порцию, запеченную в духовке. Так же стояло Два бокала с йогуртом, и один с белым вином. Мы сели за стол и первой начала говорить она.
- Дом, а почему ты ешь то же самое что Мэтью? Тебе же уже все можно.
- Ну, просто я не хочу еще раз заострять внимание, что он еще болеет и ему нужен особенный уход и питание.
- Спасибо Дом, мне это очень приятно. Но, если ты не хочешь это есть, я не против. Ты не обязан это делать.- Доми ласково посмотрел на меня и сказал
- Расслабься, и ешь, это вкусно.
Я попробовал, и действительно, это оказалось очень даже не плохо. Закончив с ужином, мы принялись за десерт, хоть тут у нас все было одинаково, за одним исключением: в моей порции было немного больше бананов, так как дом знал мою слабость к ним. После этого я, ссылаясь на усталость после перелета, попросил отвести меня в комнату. Поднявшись наверх, мы все вместе зашли ко мне, Лия померила мне температуру, давление и сделала укол. После этого Дом проводил ее до гостевой комнаты и вернулся ко мне.
- Дом, помоги раздеться, я хочу в ванную.
- Купаться мы будем вместе, тогда, когда я приду к тебе ночью.- Это была не проблема, так как к этой комнате примыкала отдельный душ и джакузи.
- Ну, тогда мне надо хотя бы переодеться.
- Без проблем. Что ты наденешь?
- Без разницы, что нибудь домашнее.
- Ладно, попытаюсь, что нибудь подобрать.
- Эй эй эй стоп, я знаю что для тебя подобрать что то - это значит что ты сейчас сначала будешь пол часа без движения рассматривать содержимое моего шкафа, хотя наизусть знаешь все мои вещи, а потом еще час будешь примерять на меня всякую хрень. Ладно, просто помоги мне раздеться, все равно до твоего прихода я буду просто спать. После того как я остался в одних боксерах, я залез под одеяло. Там было жутко холодно. Одеяло и простыни были ледяными.
- Прости котенок, но сейчас я не смогу тебя согреть, пойду лучше сделаю отопление на всю мощь. Подоткнув одеяло со всех сторон, он ушел.
Через двадцать минут в комнате стало тепло, и я погрузился в сон.

Сквозь сон, я услышал защелкивающийся дверной замок.
Через мгновение я почувствовал на себе горячие руки Дома. Они медленно двигались по моему телу, от живота до шеи, не пропуская ни миллиметра. Потом я почувствовал его дыхание у себя на груди. Губы двигались в одном направлении с руками, и уже через несколько секунд он ласкал мою шею, потом снова начал спускаться вниз, при этом прерывисто дыша, находясь на грани возбуждения, меж тем я почувствовал его руки на своем паху. Мой член не мог больше сопротивляться и ответил на ласки Доминика, он начал стягивать с меня боксеры. И вот, знакомое ощущение полностью поглотило меня. Даже не решаясь открыть глаза, но почувствовав как мои член погрузился, во что, то очень нежное и теплое я взглянул и понял, что он почти полностью оказался во рту Доми, доводя меня до высшей степени блаженства. У меня из горла вырвался тихий стон, голова кружилась, я не понимал, что происходит вокруг, перед глазами все плыло, я не мог сконцентрироваться не на чем другом кроме своего дикого желания. Я положил свои руки ему на голову и начал контролировать его движения. И вдруг, по всему телу прошел ток блаженства, задевая каждую клеточку тела.
Через несколько секунд мы слились в долгом, страстном поцелуе, в котором выражались все наши чувства, и то, как мы соскучились по телам друг друга. В эти секунды, моя душа была готова вырваться наружу, покинуть бренное тело и взлететь над всеми невзгодами и ошибками моей жизни. Мы катались по кровати туда-сюда, затем Дом, опрокинул меня на спину и начал медленно вводить в меня свои член, затем он стал ритмично двигаться, доставляя мне новую порцию удовольствия. Я просто сходил сума от наслаждения, чувствуя его внутри себя. Вскоре мы оба разрядились и обессиленные рухнули на кровать. Полежав минут десять, в объятьях друг друга, я заявил
- Хочу в душ.
- Хочешь, значит, я помогу тебе дойти, но тогда мы купаемся вместе.
- У меня есть выбор?
- Конечно же, нет. С этими словами он подхватил меня на руки и понес в ванную.

Просунувшись утром, я не обнаружил Дома в своей постели. Но у меня все равно было замечательное настроение, Сегодняшнюю ночь я запомню надолго, такого с нами никогда не было. Столько страсти, мы без всякой усталости занимались любовью, три раза за ночь. Я думал, что мое настроение сегодня никто не сможет испортить, пока не вспомнил, что должен сегодня рассказать все Ховарду. Я пытался подготовить речь, но ничего не приходило в голову. Поэтому я решил действовать по обстоятельствам.
Повернув голову к тумбочке, я увидел записку.
«Доброе утро любимый. Я ушел к себе ближе к утру, чтоб не вызвать подозрений. Как проснешься, не кричи, не рви связки, а просто позвони, телефон в тумбочке».
Я набрал знакомый номер и после нескольких гудков услышал быстрые шаги по лестнице. В комнату влетел счастливый Доминик и сразу же поспешил поцеловать меня.
- Доброе утро моя радость. Дом улыбался во все 32 зуба, мне очень не хотелось портить ему настроение, но время пришло.
- Дом, я хочу поговорить с тобой, о том, что случилось тогда.
- Мэт, это все в прошлом, не вспоминал больше об этом. Нам хорошо вместе, и я буду с тобой, что бы ни случилось.
- В том то и дело, что все не в прошлом, а только в будущем. - Дом смотрел на меня, и не понимал, о чем я говорю, поэтому я поспешил все рассказать.
- Знаешь, почему я так поступил?
- Нет, но я готов выслушать.
- Когда я уехал к Кейт, чтоб сказать ей, что все кончено, я не думал что разговор примет такой оборот. Когда я сказал ей, что я остыл к ней, больше нет прежних чувств, сказал что сомневаюсь, что они вообще были. Она спокойно выслушала меня и сказала.
- «ты договорил? Так вот, перед тем как все кончится, я хочу, чтоб ты знал. Я беременна» Сначала у меня пропал дар речи, мне казалось, что для любого мужчины это счастье - иметь детей. Но для меня это была катастрофа. Я предложил сделать аборт, но она даже слушать не хотела, просто сказала перед уходом «как только решишь, что тебе делать позвони. Но знай, долго это скрывать не получится».
- Дом, скажи, что мне оставалось делать? Я не знал, как поступить. Ведь я люблю только тебя, больше мне ни кто не нужен. Но как я мог бросить ее? Вобщем я решил, что это самый верный способ решения всех проблем.
Дом слушал, молча, и напряжено. Его глаза были пустыми, в них ничего не было. Я решил дать ему путь для отступления.
- Дом, если ты хочешь расстаться, я не в праве тебя держать, возможно, я смогу пережить наш разрыв. Ты можешь уйти, я пойму...
Для себя я прекрасно знал, что даже не буду пробовать пережить расставание, просто завершу начатое.
- Мэт, но как это могло произойти. Мы же с тобой уже четыре месяца? Ты уверен, что это твой ребенок.
- Да Доми, уверен. Помнишь первый раз, когда она приезжала во время тура? Мы тогда только начали наши отношения. Вобщем, я изменил тебе,…прости...
Я опустил голову боясь смотреть ему в глаза. Мне было страшно, стыдно за то, что я его предал. Но все, же я пересилил себя и поднял глаза на него. На его лице застыл вопрос «почему? За что ты так со мной?» Глаза были полными слез и обиды. Он сидел на кровати с растерянным видом. Прокашлявшись, он сказал.
- Сейчас я не уйду. Так как ты во мне нуждаешься. Как только ты поправишься и перестанешь завесить от меня, я скажу тебе останусь я или нет. С этими словами он поднялся и вышел из комнаты. Я же зарывшись в одеяло начал рыдать, чувствуя себя последней сволочью.
Но я прекрасно понимал, то не могу ничего сделать. Мне остается только ждать и наедятся на его прощение. Иначе мне не жить…