SingForAbsolution
*****

Спустя несколько недель, я начал замечать, что Мэт старается хотя бы раз в день уединяться в комнате. Мне стало безумно интересно, что он может там прятать. Вечером, когда он как обычно ничего мне не сказав, ушел в комнату, я, подождав несколько минут, отправился следом за ним. Подойдя к чуть приоткрытой двери, я остановился. Белз разговаривал с кем - то по телефону, я решил, что не сдвинусь с места, пока не узнаю причину его поведения.
- Да ничем, весь день гуляли, потом некоторые дела по дому. А ты что делала весь день?- из разговора я понял, что это женщина, но почему-то я как дурак надеялся, что он разговаривает с мамой.
- Ты же знаешь, что тебе нельзя утомляться. Больше отдыхай, скоро тебя не представиться такой возможности.
-Даже слышать не хочу,… ты прекрасно справишься сама.
- Давай этими вопросами я займусь сам, обещаю, что у вас будет все, что ты захочешь, вы не будете ни в чем нуждаться.
- Ну конечно помогу, каждую свободную минуту я буду с вами…
- Нет, ты все понимаешь, я так не могу…
- Да, я буду разрываться.
-Нет, по-другому не может быть.
- Не говори так, я всегда буду любить его, но Доминика я люблю сейчас, он моя семья.
- Я знаю, что тебе это не нравится.
- Нет… не знаю… возможно когда ни-будь, но пока я не чувствую этого к тебе.
- Не начинай…
- Я не вижу ничего аморального в этом. Для меня все понятно как воздух.
- Запомни! Надо любить в первую очередь человека, личность, и только потом смотреть какой пол у этого человека.
- Ладно, мне надо идти. Я завтра позвоню. Если что-то случиться сразу звони мне… Малышу привет, погладь животик за меня. Скажи, что папа его очень любит.
На этих, как я понял, заключительных словах я сорвался с места и стараясь как можно тише побежал по лестнице на первый этаж и сразу же выскочил на улицу. Стоял теплый майский вечер, на улице было немного душно, но это абсолютно не мешало мне бродить в неизвестном направлении и нервно курить. После бездумно выкуренной третей сигареты, я понял, что пора все-таки задуматься, что же делать. В моей голове вертелось только одно решение, но его я старался спрятать поглубже, затолкать в свою голову так, чтобы по крайней мере до рождения ребенка эта мысль даже не высовывалась . Сегодня попробую поговорить с ним, спросить хорошо ли ему со мной… или лучше не буду, он наверно и так только об этом и думает, такой разговор может только ускорить наше расставание. А что если пойти ему навстречу? До его дня рождения осталось всего две недели. А что если предложить его отметить в кругу нашей необычной семьи: Мэт, я, Юля и Кейт. Но я даже не знаю, что из этого может получиться.
Когда я вернулся домой, Юля сидела в гостиной, вытирая слезы со щек-смотрела какую-то мелодраму. Она была на русском, поэтому я не мог разобрать ни слова. Пожелав ей спокойной ночи, я отправился спать. Сделав счастливое лицо, я зашел в спальню. Мэт только вышел из душа: мокрые волосы ежиком, на бедрах полотенце, капельки воды стекают с волос на тело. У меня слегка подкосились ноги, но я смог удержать равновесие. Он подошел ко мне и покрыл мои губы легким поцелуем, после этого он хотел повернуться и уйти на кровать, но я поймал его запястье и снова притянул к себе, он слегка вздрогнул, а я почувствовал его холодное тело и насколько он замерз. Запустив одну руку в его волосы, другой я крепко держал его за талию. Когда я немного прикусил его губы. Он прерывисто вздохнул. Ему было хорошо. Не одна девушка на всей планете не заставит его так стонать от удовольствия. Я начал медленно наступать на него, а он в свою очередь пятиться к кровати, но потом он остановился, повернул меня и теперь уже я отступал в сторону душа. Там он быстро стянул с меня все вещи и незаметно включил теплую воду. Я впервые понял, что хочу быть беззащитным, хочу быть полностью в его власти. Почувствовать его, понять, может это что- то изменит, я не думал, что когда-нибудь попрошу этого, но во время страстного поцелуя я тихо простонал.
- Хочу тебя, хочу чувствовать тебя.
- Не боишься? - Я замотал головой:
- Балбес, я же люблю тебя, как я могу бояться, я знаю, ты не сделаешь мне больно.
- Я постараюсь.
Мэт чуть повернул кран и вода стала немного горячее, она расслабляла все мышцы. Белз не торопясь блуждал по моему телу, потом он взял с полочки масло для душа и начал покрывать им мое тело. От удовольствия я закрыл глаза и облокотился к одной из стенок . Он знал что делал так, как через несколько минут я абсолютно забыл о возможной предстоящей боли. Мои глаза были закрыты, поэтому почувствовав его горячий язык на моем члене, я застонал, и как мне показалось, начал слегка извиваться. Мэт тихо хихикнул и продолжил, мне было безумно приятно. Через, как мне показалось, минуту, я просто обезумел от страсти. Мои ноги сводило судорогой, казалось что мое тело перестало мне подчиняться. Дальше картинки мелькали как во сне. Мэт встал и слегка наклонил меня, прошептав на ухо:
- Ничего не бойся.
В ответ я, что-то прохрипел. Я перестал понимать, что происходит. Головка его члена слегка надавила и с лёгкостью прошла в меня. Я застонал. Было слегка неуютно, но боли я не почувствовал. Я подался слегка навстречу. Как я понял, Мэт немного ждал, чтобы я привык к новым ощущениям, или что бы боль прошла. Он тоже подался вперед, но совсем чуть-чуть. Этого было совсем мало, я резко подался навстречу и сразу же почувствовал резкую боль. Мэт остановился и обнял меня сзади.
- Не торопись и тогда ты поймешь какое удовольствие испытываю я, ложась с тобой в постель. Не надо превращать это в бездушный секс. Доверься мне и прояви немного терпения.
Подождав еще несколько секунд, Мэт понял, что я окончательно расслабился, и начал продвигаться дальше. Как бы мне не хотелось насадиться на его член, я оставил эту затею и терпеливо ждал, когда мне будет позволено это сделать. Когда член вошел полностью, Мэт начал двигаться во мне. Сначала медленно, потом быстрее, я начал двигаться навстречу, в такт его движениям, я не чувствовал боли, я чувствовал только удовольствие, но я не мог его описать, это было непохоже на то, что я испытывал раньше. Не хуже, не лучше, просто другое чувство блаженства, прострации, страсть, нежность, ад, рай, весь этот коктейль эмоций я ощущал на себе. Я понял, что ноги подкашиваются, Мэт подхватил меня и начал кусать мое ухо. Я застонал в голос, Беллз понял, что я больше не могу терпеть и еще больше ускорился. В один голос простонав «вместе, сейчас» мы кончили. Через секунду мы сползли на пол, на нас так же стекала горячая вода, но мы ее даже не замечали. Мне вдруг захотелось оказаться в его объятьях. Я прижался к нему, а он тихо прошептал:
- Странно, да ведь ты сейчас чувствуешь полную защищенность, и тебе кажется, что если я тебя отпущу, то случиться что-то страшное, мир рухнет.- Я посмотрел на него с широко открытыми глазами…
-Да, а ты откуда знаешь?
- Я чувствую это каждый раз после секса с тобой, и только сейчас я чувствую немного другое.
- Что именно? Наверно ты хочешь защитить меня от всего мира?
- Да. – Мы слегка улыбнулись.
- Я даже не хочу уходить отсюда.
- Значит, будем сидеть здесь, пока ты не захочешь спать, то есть еще минут пять.
- Я люблю тебя.
- И я люблю тебя. Всем сердцем. И не переживай не о чем, я же вижу что ты боишься что я уйду… Не бойся.
- Пойдем в кровать.
- А она сейчас холодная, а мы мокрые…. закоченеем.
- Ну, есть два варианта. Первый: мы можем колотиться от холода, но наслаждаться обществом друг друга. А можем быстро одеться и пойти в комнату Юльки, она уже наверно легла, и кровать у нее теплая.
- Как ни странно я выбираю второй вариант.
- Тогда на счет три быстро выскакиваем из душа, одеваемся и быстро к Юле.
-Один, два, три… Кто последний, тот гей…
-Из твоих уст это звучит, как оскорбление…..
Мы вскочили и обежали в спальню, оставляя за собой мокрые следы. Натянув на мокрое тело боксеры, побежали в соседнюю комнату. Забыв постучаться, мы ввалились в комнату. Поняв что мы хотим сделать - Юля заорала:
- Даже не думайте, вы мокрые, ну пожалуйста,… нет… холодно…
Мы лежали на ее огромной кровати с обеих сторон от нее.
- Ненавижу вас.
- Ну ладно тебе, не злись, как только мы согреемся, мы уйдем.
- Ну конечно… и оставите меня в мокрой кровати.
Минут через двадцать ворчливая Юля уснула. Я решил повернуться, чтоб лечь поудобнее. И тут я понял, почему она так возмущалась нашему вторжению. Она спала в одних трусиках, которые даже трудно было назвать таковыми, просто несколько веревочек. Я тихо засмеялся, но потом понял, что я возбуждаюсь. Поэтому тихо позвал Мэта, и сказал, что наше вторжение было лишним. Он проверил мои наблюдения, несколько секунд с отвисшей челюстью глядя на девичью грудь, после чего мы покинули комнату.
Мы отправились к себе, и после долгого ворочанья в ледяной кровати, мы уснули. Наутро сладко мурлыкая и потягиваясь в кровати, Мэт разбудил меня, но это было сладкое пробуждение. Сегодня вечером мы улетали на концерт во Францию, Юля решила поехать с нами, так как дома ей было скучно. После обеда мы проверили наличие паспортов и прочих документов, взяли всего один чемодан, так как ехали всего на два дня. Юля весь день бегала по кухне и что-то готовила. Перед уездом она подала на стол огромную тарелку чебуреков, беляшей, пирожков, пончиков. Пахло это восхитительно, но количество стекающего масла вводило в ужас. Мы с Белзом все-таки отважились попробовать, и уже через пять минут тарелка опустела.
- Я еще хочу.
- Я тоже не наелся.
- Так и думала, что вам понравится, на столе еще одна тарелка, но оставьте мне хотя бы один пирожок. Уже накинувшись на тарелку, я промычал:
-Угу.
После того как мы съели все, и Юле так и не досталось ничего, я почувствовал что безумно объелся. Мэт тоже стоял скрючившись возле входной двери.
- Так вам и надо, троглодиты, это же надо… этим можно было целую роту накормить, а они впихнули все в себя. С этими словами Юля, схватила чемодан и вышла из дома.
- Ну вы идете? Автобус уже подъехал.
Мы вышли. Мэт взял на руки собак и зашел в туравтобус, я зашел следом. До самой Франции мы поедем одни, с Томом, Крисом и Морганом мы увидимся уже в отеле.
Мы с Мэтом сразу же отправились в конец автобуса, где располагались две кровати. Мы упали на свою и продолжали стонать из-за тяжести в животе. Юля моячила перед глазами, пытаясь отогнать собак от привлекших их внимание новой обшивки сидения, которая пахла еще заводскими материалами. Она им явно не нравилась, так как через секунду они стащили чехол от одного из кресел и разрывали его , перетягивая друг на друга. Выиграла Тиа, это меня очень удивило, ведь она была намного меньше Матвея, но потом я понял в чем дело: чехлы были выполнены в музыкальном стиле. На них был рисунок нотных страниц. Это была больная тема. Она разорвала все нотные тетради, которые были в доме, это доходило до смешного, от чего нам становилось еще хуже….
- Дом, а почему мы не полетели на самолете, ведь нам придется тащиться почти трое суток?
- Без понятия, я сам очень удивился, когда Кирк сказал что мы поедем на автобусе. Может ему просто надоело договариваться насчет собак?
- Тогда, это значит, что по всей Европе мы будем колесить на автобусах?
-Наверно так и есть.
К нам подошла Юля. Она села на сиденье, расположенное рядом с кроватью.
- Ребят, можно вас попросить об одной услуге?
- Конечно можно, что за вопросы. – Когда Мэт произнес эти слова, он привстал, выпрямился, и был похож на всемогущего Зевса, правда в уменьшенной модели.
- Вы можете поселить меня подальше от Кирка?
Я истерически заржал, так как вспомнил его идиотские попытки ухаживания за ней, с чего у Юли сложилось мнение о нем, как об извращенце.
- Хватит ржать, я серьезно, он меня пугает.
- Да ладно тебе, перестань, ты просто ему понравилась.
- Мне тоже он понравился, но его поведение можно было понять двусмысленно. Так что, вы организуете нам номера на разных планетах?
- Хоть в разных галактиках, но давай обойдемся разными этажами?
- Вот и договорились, обожаю вас. Кстати, вы не хотите заехать куда-нибудь пообедать?
- Шутишь, мы наелись на неделю вперед, а Мэт, со своими габаритами, наверное на целый месяц.- Он больно ударил мня в плечо.
- Тебе что-то не нравится в моих габаритах?
- Милый, ты восхитителен!
-Вот так вот, намного лучше.
За своей перебранкой мы не заметили, как ушла Юля. Вскоре автобус остановился. Мы подошли к водителю узнать в чем дело. Им оказался молоденький парень, лет 25, приятной внешности, среднего роста с красивыми зелеными глазами. Он сказал, что мы подъехали к магазину. Юля обнаружила что холодильник пустой. Еще она сказала, что сейчас купит все необходимое и дальше мы поедем без остановок. Мы оглядели автобус, кроме одной большой и одной поменьше кроватей, постельного белья, небольшого столика, расположенного между четырьмя сиденьями, микроволновой печи и пустого холодильника- ничего не было.
- Думаю, что нужно помочь донести ей сумки.
- Да, да я тоже об этом подумал.
Через минуту мы бродили в супермаркете в поисках Юли. Мы нашли ее уже возле кассы с огромной тележкой товаров, там было все: ложки, вилки, ножи, кружки, бокалы, тарелки, много всяких замороженных продуктов, она даже умудрилась найти шторы в автобус и всевозможные подушечки.
Мэт не выдержал первый:
- Дааа, вот что значит дизайнер! Ты даже из автобуса хочешь сделать музей?
- Если понадобится, то да. Тем более Браян сказал, что автобус совсем новый.
Тут не выдержал я:
- Прости, а кто такой Браян, и почему он знает об автобусе больше чем я, и даже больше чем Мэт?
-Ну вообще-то это ваш новый водитель, и он слегка огорчен, что вы не захотели с нем познакомиться. Так что теперь он считает вас циничными ублюдками.- Она слегка улыбнулась.
- А я если честно вообще забыл про водителя.
Мы расплатились за покупки и отправились обратно в автобус. На этот раз мы все-таки задержались с водителем, познакомились, поболтали и пошли помогать Юле разбирать вещи, вешать шторы и разбрасывать по автобусу подушки. Мы ехали достаточно быстро, и опережали намеченное время. Мэт немного заскучав пошел к Юле, она была чем-то занята , поэтому послушав его ровно минуту (я засекал) она отослала его погулять в другом месте. Он подошел к водителю, у которого сразу же поднялось настроение. Я снова включил секундомер и стал наблюдать, Юля тоже отложила дела, села рядом со мной. Браян оказался человеком со стальными нервами, он выдержал Мэта 2 часа 13 минут и 43 секунды. После чего Мэт на мгновение отвернулся, а Браян одними губами прошептал « пожалуйста»- это был призыв о помощи. Юля засмеялась, а я отправился в спасательную операцию. После того как я забрал Беллза – я лег на нашу кровать, а он с Юлей лежали на ее. Юлька что-то читала и не обращала на нас внимания, и я решил написать Мэту сообщение эротического содержания. После того как у него зазвенел телефон он несколько секунд не проявлял никакой реакции, потом улыбнувшись, посмотрел на меня, обернулся на Юлю. Убедившись что она не смотрит в телефон он написал мне ответ. Спустя нескольких часов переписки, Юля не выдержала:
- Вы идиоты? Лежите в метре друг от друга и шлете смс. Если я вам мешаю, то могу уйти в другую часть автобуса, мне без разницы где читать, а если нет, то хотя бы звук в телефоне выключите.
Мы молча выключили звук в телефонах и продолжили переписку. Юля пошла приготовить ужин водителю, сказав что он весь день ничего не ел, так как чувствовал себя не в своей тарелке.
Она ушла, а мы продолжали переписываться. Спустя минут сорок автобус остановился и Юля позвала всех кушать. Я посмотрел на часы, они показывали 3 часа ночи.
- Юль, интересно, это у нас поздний ужин, или ранний завтрак?
- Иди есть молча.
После ужина водитель лег на несколько часов поспать, поэтому у нас было время что бы прогуляться. Мы вышли на улицу и увидели что остановились на берегу реки. Было прохладно и сыро, так как роса уже выпала , поэтому мы взяли с собой плед, укутавшись в который мы легли на землю и наблюдали за заездами. Небо было чистым, поэтому зрелище было потрясающим. Я обнял Мэта, а он в свою очередь прижался ко мне как замерзший мокрый котенок, я притянул его еще сильнее и мы не заметив как, уснули.
***
Через два дня мы были на месте, Юлю и Кирка поселили на разных этажах,как и обещали. Ребята очень обрадовались нашему приезду, мы никогда не расставались надолго, нас с Домиником всегда тянуло друг к другу, ну и ребята соответственно всегда принимали участие в наших встречах. Сейчас же мы были вдвоем и уже не было такой острой необходимости во время отпуска лететь в другую страну, что бы увидится с остальными.
В день приезда мы искупались, отдохнули и пошли в клуб, где находились почти до утра, после чего разошлись по номерам и благополучно уснули. На следующий день вечером, мы всей нашей большой компанией сидели в гримерке и ждали окончания разогрева… и вот последние аккорды стихли и пора было выходить на сцену. Свет потух, ассистент подал мне гитару, Дом незаметно побежал к своей установке, Крис уже с басом на своей половине сцены. Ховард начинает отстукивать ритм и через секунду мы его подхватываем. Включается свет, вся сцена словно пылает, фанаты кричат так что даже не помогает наушник и бируши в ушах, начинается Uprising. На последних аккордах песни я даже не замечаю как качусь коленями по сцене, зато чувствую, что как всегда разбил их в кровь, но сегодня раньше обычного. Снова фаны разрываются в восторженном крике, хорошо что ни кто из них не видит как я краснею, как на первом концерте. Всегда одно и то же: тебе кажется что все эти люди пришли не к тебе, ты всего лишь разогрев, и после тебя будет что-то намного круче, но после первой песни я понимаю, что все-таки здесь ждали именно нас и гордость разливается по всему телу. Именно она и заставляет меня извиваться на сцене подобно угрю не сковородке.
На следующий день снова концерт, а потом домой. Очень хочу увидеть Кейт, ведь мы не виделись больше месяца. Ей совсем скоро рожать, осталось всего несколько недель. Мне бы было очень приятно, если бы Дом отправился к ней со мной. Но я даже не стану просить его об этом, все равно я наперед знаю ответ. Уже сейчас я понимаю как мне будет сложно, но я не отступлюсь не от кого из них. Пусть все идет своим чередом, я верю что решение уже где-то рядом и оно само найдет меня. Во время поездки мы с Домом проводили все свое время наедине друг с другом, поэтому мне кажется, что он заменил что я стал нервным, постоянно думаю, слава богу он не знает о чем, иначе как бы я ему объяснил что люблю только его, но думаю о Кейт и ребенке?
После того как мы вернулись Доми вел себя немного странно, он как-будто нехотя старался отстраниться от меня. Я несколько раз видел как он бродил возле дома, курил, хотя курить он бросил как только я выписался из больницы. В общем мне не нравилось его поведение, и завтра перед своим уездом в Лос-Анджелес я хотел с ним поговорить, так как не знал как скоро смогу его увидеть. Кейт до назначенного срока оставалась всего лишь неделя, если все пойдет хорошо, то я вернусь недели через две.
Ближе к вечеру Дом вернулся с улицы. Глаза у него блестели и, как я понял, не от радости. Они были влажными от слез. Я встал с кровати, хотел подойти и узнать в чем дело, но он быстро ушел в душ, не дав мне возможности расспросить его о чем-либо. Когда он вышел, то быстро подошел ко мне и накрыл своими губами мои. Он поднял меня и мы продолжали целоваться стоя на коленях, Дом ласкал каждую клеточку моего тела, когда моя голова начала кружиться, а ноги перестали держать, он подхватил меня и не переставая целовать произнес:
-«Вкус твоих губ останется со мной навсегда»
После этих слов мое сердце перестало биться. Я попытался вырваться и спросить в чем дело? Что не так? Почему конец наступил именно сейчас? Но он не выпустил меня из своих объятьев. Я схватил его подбородок , который был мокрым от слез, и впился в него губами, словно в спасательный круг. У меня осталось совсем немного времени, всего одна ночь и один рассвет. Эту кодовую фразу я боялся с тех самых пор как придумал ее, каждый вечер я боялся ее услышать…и вот, теперь услышав, ее я не знаю, как жить дальше.
Сейчас не было время думать об этом, я должен запоминать, запечатлеть в памяти нашу последнюю ночь, но как же тяжело находиться в сознании рядом с ним, когда он так целует, ласкает, обнимает, томно покусывает мое тело, как никто другой, не одна женщина не сможет доставить мне такое удовольствие. Стоя на коленях наши тела извивались словно змеи, мы двигались в одном ритме, навстречу друг другу. Мне казалось что время остановилось, мы дарим друг другу жаркие поцелуи, наши тела слиты воедино , стоны учащаются и превращаются почти в крики. Я замечаю что рву простыни под собой, но ничего не могу с этим поделать, Доминик ускоряет темп и вскоре сладкая истома прокатывается по всему телу.
Доминик ложится рядом со мной и нежно целует в губы, потом в нос, веки. Я заглянул в его глаза, а потом перевел взгляд на щеки, на которых блестели две полоски.
- Я люблю тебя, и умоляю, не спрашивай у меня ничего, просто пришло время. Так будет лучше, но знай, я не перестал любить тебя не на мгновенье, ты всегда будешь в моем сердце, и если что- то у тебя пойдет не так, мы сможем быть снова вместе.
- Но я хочу…
- Нет, сейчас ты должен попробовать.
- Но я не люблю.
- Дай шанс…
- А ты?
Он замолчал. Я понял что больше он не хочет говорить на эту тему. Он думает, что сделал так, как будет лучше мне, пожертвовав собой, от чего мне становиться очень больно и обидно.
Дом достал из тумбочки сигарету и закурил. Сейчас я заметил как сильно дрожат его руки
- Ты же бросил?
Он молчал. У меня началась истерика…
- Дом, пожалуйста, я не хочу расставаться врагами, говори со мной, пожалуйста не молчи, говори что угодно, давай говорить хоть о погоде, только не молчи.
-Мы не враги.
Он потянулся что бы обнять меня, но на полпути остановился и передумал…
- Мы просто больше не можем быть вместе, наша семья больше не существует.
Доми закопошился у себя на шее, я понял что он хочет снять кольцо с цепочки, я закричал что есть силы:
- Дом, нет, пожалуйста, только не это, не снимай. Я сделаю все как ты скажешь, я буду жить с той, на которую ты укажешь пальцем, только не снимай, не рви последнюю нить.
Мы услышали как по коридору к нашей двери бежит Юля, нервно стучит в дверь, Дом мягко и спокойно ответил:
- Юль, у нас все нормально, извини что разбудили.
Далее мы слышали удаляющиеся шаги по коридору. Уговорив его убрать руки от кольца, улыбнувшись, Дом встал с кровати, накинул на себя халат и отправился в душ.
Я посмотрел в окно, на улице рассветало. После того как Ховард вышел из ванной, он достал чемодан и начал собрать вещи.
- Ты куда?
- Домой поеду, я там не был… уже даже не помню сколько…
- А как же Юля?
- Ну если она захочет, то сможет поехать со мной, если же нет, то я буду перечислять ей деньги и она сама сможет жить здесь, это теперь и ее дом.
- Ты можешь перечислять ей деньги на карточку, а я буду оплачивать содержание Дома и прочие услуги.
- Вот и отлично.
- Наверно мне придется на первое время оставить Тиару здесь, я не знаю как ее воспримет Кейт.
- Ты шутишь? Эта собака не слушает никого кроме тебя.
- Я надеюсь что это не надолго.
- Кто пойдет рассказывать Юле?
- Идти вместе нет смысла, это еще больше ее расстроит, так что пойду я.
- Уверен?
- Наверно.
Он вышел из комнаты и отправился к Юле, а я, пытаясь не о чем не думать, начал собирать свои вещи. Собрав половину, я понял что больше не могу и сейчас моя голова и сердце просто взорвутся от переживаний о боли. Подойдя к тумбе я взял сигарету из Домкиной пачки и закурил, внутри все дрожало. Через секунду в комнату зашли Дом и Юля, посмотрев на меня они подошли и закурили вместе со мной. Если бы не было так тяжело и плохо, я бы рассмеялся, ведь одному из нас курить было противопоказано, другой бросил, а третья так вообще ни разу сигарету в руках не держала, но никто не сказал никому не слова. За 15 минут, которые мы успели выкурить по три сигареты, слов было не много.
- Мэт, я решил что пока заберу собаку к себе.
- А я решила что пока останусь тут, если что уеду к Дому.
- Может сазу отправишься с ним?
- Надеюсь что справлюсь сама, а там посмотрим…
Когда мы прощались с Юлей, она долго плакала. Дом успокаивал ее тем, что она сможет в любую минуту сесть на самолет и прилететь к одному из нас.
- Вы не понимаете, как так можно? Вы же все… одно целое.
- Юль, пожалуйста…. Лучше не надо… Не делай больно.. Мы не враги, просто теперь не вместе, снова просто лучшие друзья.
Выйдя из дома, мы поняли что это не так, мы не будем друзьями, мы не сможем! Слишком сильно любим друг друга. Мы заказали разные такси, и отъезжая от дома, я видел как Дом и Тиа садятся в машину, самолет Доминика вылетал только через два часа, поэтому ему можно было не торопиться.
***
Стоя на вокзале, в последний момент меня окликнул знакомый голос
-Дом!!!!
Я обернулся и увидел Юлю, она была с чемоданом и переносной сумкой для собаки.
- Я решила что не смогу хотя бы без одного из вас. Короче я с тобой, тем более кто-то же должен кормить тебя и выводить из запоя, пока ты в депрессии!
- А как мы будем провозить собаку?
- Пришлось позвонить Кирку.
- Ты же ненавидишь его!
- После последнего концерта я поняла, что он неплохой парень. Мы даже в ресторан с ним ходили.
- Я в шоке!
Спустя две недели, когда я перестал походить на человека, перестал есть, расчёсывается, бриться, а только пил - мне позвонил Мэт. Счастливый он кричал в трубку, что стал отцом, у него родился мальчик. Я не был рад этому событию, я знал что сейчас Мэту хорошо. Я добился чего хотел, он счастлив, но я переоценил свои возможности, это оказалось непосильно для меня.
-Мэт, ради бога, только не проси что бы я приехал, пожалуйста.
- Но… ты же крестный…
Единственное что я смог ему сказать:
- Я не переживу этого.
После нашего разговора я услышал как у Юли зазвонил телефон.
-Да, Мэт.
- О боже, я тебя поздравляю, это просто замечательно, вы будете лучшими родителями.
- Нет. Я с Домом во Франции.
- Да бывало и по лучше.
- Ну, если в двух словах и честно, то он умирает.
- Я не знаю сколько он еще протянет. Уже две недели не ест, если так пойдет дальше - он сопьется или умрет от голода.
-Я пыталась, не помогает. Каждую ночь тебя зовет. Мне страшно, я не знаю как ему помочь.
- Нет, не в коем случае! Ты сделаешь еще хуже, еще один твой уход он точно не переживет, ты только навредишь.
- Я знаю что ты не сам ушел.
- Кстати, а когда крестины?
- Ты правда считаешь это хорошей идеей?
- Тогда жди. Должно пройти много времени, прежде чем он согласиться крестить причину вашего расставания и его мучений! Все что он мог сделать для твоего ребенка, он уже сделал- Дом вернул ему отца…
- Не обижайся, но я и правда так думаю. Тем более я не знаю чем закончиться депрессия Дома.
Да, все действительно плохо. Ладно, не буду омрачать ваш праздник, передавай привет Кейт и малышу.
-Пока.
Через несколько минут она зашла ко мне в комнату.
- Он звонил тебе?
Я уткнулся в подушку и промычал:
- Угу.
- Ты же знаешь , что не обязан это делать. Все поймут.
-Угу.
- Есть хочешь?
- Угу.
- Правда?!?
- Я хочу жить… научиться жить без него!
- Я помогу. Мы с тобой сделаем все что в наших силах, чтобы ты был счастлив.
Я положил голову к ней на колени и заплакал.

Лето пролетело очень быстро, спустя еще несколько недель я начал выходить из дома после месячного заточения. Я учился жить заново, только теперь с постоянной болью в сердце. С Мэтью нам все же приходилось видеться, это было тяжело для обоих. В эти часы мы понимали что ни кто из нас двоих не перестал любить, было обжигающе больно смотреть в глаза друг другу. Заговорить мы даже не пытались, слишком ощутима была боль. Все летние фестивали мы отыграли не сказав друг другу ни слова. Мэт сообщил группе, что осенью начнется запись альбома, тогда я вспомнил его слова « мои лучшие песни рождаются после сильной встряски, когда случается что-то ужасное», и я понял, что он тоже переживает по-своему. На бумаге.

Вначале сентября, когда я уж не нуждался ни в чьей помощи, Юля уехала обратно в Россию. Как мне показалось, она устала от меня. Я же, проводил вечера либо сидя дома в одиночестве, либо в баре напивался до беспамятства. Я не подпускал к себе ни одной женщины, ну и соответственно мужчин у меня тоже не было. В глубине души, я знал, что жизнь длинная, и когда-нибудь Мэт может уйти от Кейт по собственной воле, не взирая на ребенка. И тогда, первый к кому он пойдет- буду я.
Наступил октябрь… Лили проливные дожди… Проснувшись рано утром я вспомнил какое сегодня число……13 октября. Именно в этот день, ровно год назад, мы приехали в Россию и признались друг другу в любви. На мгновение мне захотелось снова оказаться там, почувствовать тот же страх, адреналин, ощутить те же эмоций, но я знал что этому не суждено сбыться. Для себя я решил, что как бы то ни было, но я должен сегодня оказаться дома, у нас дома. Быстро направившись в душ я побежал за небольшой сумкой, в которую покидал самое необходимое, подойдя к холодильнику я понял что он сгорел. Я махнул на это рукой и побежал в прихожую. Накинув на себя куртку я выбежал из дома и тут же прыгнул в машину. На пол пути в аэропорт я понял что забыл паспорт, пришлось возвращаться. После того как я приехал в аэропорт, череда неудач продолжалась: оказалось что последний билет купил мужчина, стоявший передо мной в очереди, но отстегнув ему компенсацию, он устроил мне билет. Когда я зашел на борт самолета, я понял что что-то держит меня и не дает улететь. Мне было абсолютно плевать на знаки судьбы. Я хотел попасть в свои теперь уже родной дом. Вспомнить все, может даже напиться лежа на когда-то нашей постели. А ведь я даже не предупредил Юлю что приезжаю. Ладно, придется сделать ей сюрприз. После того, как я приземлился, меня ждала опять неудача, я сел в машину к уже знакомому таксисту. Такое впечатление, что все таксисты в Москве кроме него вымерли. Но как не странно, как только я сел в машину он засмеялся, а я подхватил его смех. По пути нам даже удалось немного поболтать, благодаря Юле, я мог немного понимать, и еще меньше говорить по-русски. У мужчины в школе по английскому стояла твердая тройка, правда заслуженная. На тройку он знал все отлично, так что каверкая язык двух стран мы пытались поговорить. Проезжая нашу улицу мы встретили еще одну машину такси. Водители махнули друг другу рукой и поехали дальше. Расплатившись, я вышел из машины и остановился возле входной двери- что-то подсказывало мне что входить туда не стоит, но я уверено нажал на звонок. Дверь мне открыла Юля, увидев меня у нее округлились глаза. Все что она смогла произнести это:
- Дом, эээ проходи.
И тут я увидел его: он стоял в прихожей и расстегивал куртку. Обернувшись, и увидев меня, он замер. Несколько минут стояла полнейшая тишина. Потом началось.
- Ооо я наверно, здесь...
- Да нет, успокойся, я в гостиницу. Такси наверно еще не уехало, так что я….
Наше бормотание прервала Юля:
-Всем стоять на месте. Никто ни куда не едет. Это дом каждого из вас, комнат придостаточно! Хватит уже молчать друг с другом. Вы обещали хотя бы быть друзьями, а что выходит? Один закрывается в себе и ему плевать на семью, и кстати твоя собака до сих пор у меня! А другой спивается. И вообще, что вы приперлись в один день, как так получилось?
Мэт повернулся на меня, посмотрел в глаза и тихо сказал:
- Сегодня ровно год с тех пор как мы поняли что друг для друга мы значим больше, чем кто либо в этом мире.
- А завтра будет год как я подарил тебе этот дом.
Мэт отвернулся, повесил куртку и прошел в гостиную. Я последовал его примеру…
- Ребят, вы наверно голодные? Я бегом на кухню, сейчас на стол накрою.
Пройдя в комнату я заметил как Тиара кинулась на руки к Мэту. Он трепал ее уши и что-то шептал в них. На этот раз Мэт оказался намного смелее меня.
- Дом, отличная погода, прям как год назад, не хочешь прогуляться, ведь мы как я понимаю, приехали сюда что бы не забывать…
- Ты уверен?
- Мы можем разойтись по комнатам и сделать вид что ничего небыло, что все остыло, а можем попытаться наладить, хотя бы утраченную дружбу, и выполнить то, зачем каждый из нас сегодня прилетел.
- Пойдем.
Мэт крикнул Юле на кухню:
- Мы забираем собак, пойдем в лес.
- Что? ? ?
- Да ладно тебе, мы не поубиваем друг друга, и вешаться на одной ветке не будем.
После сказанной мною фразы все засмеялись. Это вроде как немного разрядило обстановку. Как было странно, ведь мы знали друг друга как ни кто другой, а сейчас мы скованы и ведем себя так-будто мы знаем друг друга всего пару дней. Мы вышли из дома и направились в лес. Каждый из нас знал куда идет другой, к старому поваленному дереву. Дойдя до места я разулся и начал босиком ходить по траве.
- Ну да, точно, плохая энергетика.
- Что-то не так? Ты же сам меня учил. - Он засмеялся.
- Ну да, все правильно.
Спустя несколько минут мы лежали рядом с друг другом на траве, слыша дыхание и учащенное сердцебиение друг друга, нам становилось еще более неловко. Я решил заговорить.
- Как Бинг и Кейт?
- Не мучай себя, тебе эта тема совсем не интересна, нам всегда было о чем поговорить, так что давай не будем говорить на эту тему.
- Нет, мне правда интересно, особенно Бинг.
-Бингхем отлично, он очень быстро растет, становится все больше похож на маму. А Кейт... Ну она тоже нормально... Наверное, мы с ней мало общаемся в последнее время.
Я заметил как поменялось его настроение. О сыне он говорил с безумной теплотой в голосе, а Кейт, как я и думал, была ему безразлична. Я слышал несколько раз как он говорит с ней по телефону, и понял, что когда он находится с ними, он серьезный и ответственный человек. Но сейчас, здесь со мной все тот же Беллз, с синими, чистыми как у ребенка глазами, такой же наивный, доверчивый и невыносимый.
- А как ты?
-Даже не знаю, я был не в том состоянии чтобы помнить себя эти несколько месяцев.
- Тебе тоже тяжело общаться, как и мне?
- Есть немного. Давай просто будем наслаждаться обществом друг друга. Когда кто-нибудь из нас будет готов к разговору, который мы обходим стороной, мы поговорим.
– Согласен.

Мы зашли домой и сразу же прошли на кухню, где нас ждал вкусный ужин. Мы долго болтали на отвлеченные темы, я долгое время переглядывался с Юлей. За эти несколько месяцев она стала родным мне человеком и чувствовал, что впервые она расположена ко мне больше чем к Мэту, хотя я прекрасно знал как сильно она его обожает. После ужина, она незаметно для Мэта подмигнула мне и громко объявила:
- Ладно ребят, я спать. М завтра рано вставать, тем более что этот день был эмоционально тяжелым для меня. Спокойной ночи
- Спокойной ночи.
- Сладких снов.
После того как Юля вышла из комнаты, мы замолчали. Мэт был в ударе, так как инициатива разговора шла сегодня от него.
- Как надолго ты останешься здесь?
- Не знаю, может на пару дней, хочу уговорить Юлю опять переехать ко мне. Я уже привык, что она все время рядом.
- Да… забавно получится, в первый день нашего знакомства с ней, ты даже и подумать не мог что она станет тебе лучшим другом…
- А когда ты планируешь уезжать?
- Очень соскучился по тебе и Юле, так что тоже думаю задержаться на пару дней.
- Отлично, завтра можно будет сходить куда-нибудь вместе.
- Я люблю тебя.
- Что? Мэт, прекрати пожалуйста…
- Мне правда очень плохо было без тебя, и сейчас не лучше.
- Хватит, за что ты так со мной, я только начал возвращаться к жизни, ты как был эгоистом, так им и остался. Ты вернешься к жене и ребенку и забудешь об этом разговоре, а я снова буду испытывать эту боль. Я больше не хочу.
- Она не жена мне, и я не забуду, я не на секунду не забывал тебя. Я обещал что попробую создать семью с ней, давай считать что у меня не поучилось?
- Прошло слишком мало времени. Мы только переболели, ты плохо старался.
- Скажу больше, я вообще не старался и не хочу…мне не нужен кто-то, только ты.
Я сидел уткнув лицо в ладони.
-Я устал. Я очень устал. Я знаю чего я хочу, но не могу этого сделать. Я проклинаю себя за свое бессилие, за то, что не могу быть с тобой, за то, что нужен тебе, а ты мне.
Мэт наклонил ко мне свое лицо, его губы коснулись моих. Он провел по моим губам языком и начал целовать меня. Мне было очень приятно, а от нежного аромата его тела слегка закружилась голова, он взял меня за руку и повел в нашу спальню. Я просто не мог сопротивляться ему. По пути, скидывая всю одежду, мы добрались до спальни. Его поцелуи коснулись моей шеи, груди и продолжали спускаться ниже. Я почувствовал, как он взял в рот мой член. Меня сразу охватила такая слабость, что я почти сразу перестал что-то соображать, а он делал губами и языком что-то невообразимо приятное, в ушах стоял приглушенного гул от собственных стонов . Я понял что сейчас готов выполнить любое его желание. Тогда я перевернулся и начал проделывать с ним все то, что делал он минуту назад. Я скользил по его горячему телу своими губами, по его телу прошли мурашки. я провел своим языков вокруг пупка- Мэт прогнулся. Не дав ему время опомниться, я резко вобрал его член себе в рот. Теплый, тягучий, словно мед, стон, вырвался из его уст. Это было похоже на первое дыхание, будто он провел под водой несколько минут и после этого вырвался из цепких лап стихии и набрал в свои легкие столько воздух, сколько позволял их объем. Я перевернул его и начал медленно входить, ему было немного больно, поэтому я старался быть еще нежнее.
Вскоре мы стали двигаться в унисон, наполняя сознание друг друга старыми воспоминаниями. Мне хотелось продлить это чувство как можно дольше, но понимал что это невозможно. Мэт извивался подо мной, это заводило меня еще сильнее. Я обнимал родное и знакомое тело, вспоминая каждый изгиб. Я готов был послать ко всем чертям свою совесть, наплевать на его ребенка, и сказать «я люблю тебя, будь только моим, и он был бы рядом.
Через мгновение я снова перевернул Мэта и он сидел на мне. Белз откинул голову и я слышал только его громкие стоны, мы не замечали как блуждают наши руки. Темп усилился, в голове туман, слышу как пульсируют мои виски, еще несколько движений и я кончил. Я взял в рот член Мэта и своими губами и языком довел его до оргазма.
Тяжело дыша Мэти подвинулся ко мне и лег на мою руку. Нам не хотелось говорить, мы не знали что делать дальше, была ли эта ночь необдуманной или все это продолжение наших прерванных отношений. Вскоре я услышал как Мэт спокойно задышал, это означало что он уснул.
Мне надо было освежит голову. Я встал с кровати и вышел на улицу покурить. Было прохладно, но мое тело было слишком разгоряченным чтобы почувствовать это. Нужно было подумать о многом, но рядом с ним, у меня это вряд ли получится, поэтому я решил взять машину и прокатиться по ночному городу.
Сев в машину, я понял что независимо от всех обстоятельств в моей жизни мое настроение было превосходным как никогда. Я вернул то, что по глупости потерял. Я сделал музыку погромче и выехал на трассу, ведущую меня из пригорода в центр. Абсолютно чистая дорога, скорость, громкий голос Мэта рвется из колонок, я решил снять кольцо с цепочки и надеть его на палец, чтобы Мэт завтра обратил на это внимание. Как только кольцо оказалось на моем пальце, я поднял глаза и посмотрел на дорогу…. За долю секунды я успел увидеть все: задняя часть фуры летела на меня по встречке… Она неумолимо неслась вперед , не давая мне шанса опомниться, взять себя в руки и что-либо исправить. Стук сердца, громкая музыка, визг тормозов, моя паника, но уже слишком поздно… Это ничего не останавливает. Может если бы я успел наклониться - это что-то бы изменило… В голове проносились картинки, последним был образ Мэта, только об этом я жалел, что не успел попрощаться, что не прожил с ним последний день так как хотелось бы только нам, последнее что я успел, прежде чем зажмурил глаза, прошептать «прости». Дальше только скрежет метала, крик, шум, яркий свет белых фар, дальше мрак, всепоглощающая тишина, резкая боль распространяется по всему телу… последний воздух вышел из моих лёгких с приглушенным хрипом...

***
Доминик со стороны наблюдал как вырезают его тело из когда-то любимой машины. Приехавшие полицейские достали из его кармана телефон, другой осмотрев тело, сказал: ищи телефон жены, у него кольцо на руке. Последней, кому он звонил, была Юля, значит новость будет доставлена по назначению. Доминик вцепившись в свое покалеченное тело, ждал когда на место происшествия приедет Мэт, и вот он видит знакомую машину, Беллз выскакивает из не и подбегает к врачам. Дом кричит, но он не слышит. Вот Мэт подбежал, упал и начал трясти тело, но его уже ничего не могло спасти. Юля села рядом и заплакала на его плече…

Дальше похороны в Англии, только близкие и родные, Мэт понимал что вскоре он может сойти сума, но у него осталось незаконченное дело, он подошел к Кирку и прошептал:
-Я знаю что последние несколько месяцев ты встречаешься с Юлей.
-Я…
-Не отрицай, я все знаю. Я хочу тебя попросить, я пока не смогу быть рядом с ней, сейчас я хочу побыть один, но ей тоже больно, последнее время она почти не расставалась с Домом, она слабенькая, не сможет сейчас одна.
- Не переживай, я уже сказал ей что буду с ней, ради нее я переезжаю, она не захотела уезжать из вашего дома…уговорила меня переехать туда.
-Это теперь ее дом, документы были переделаны как только мы с Домом разошлись. Просто она ничего не знала за это.
Мэт отошел от Тома и подошел к гробу, который вот-вот собирались закрыть. Мэт был против чтоб его хоронили в костюме, ведь Дом не любил это, ему нужны были кеды и узкочи, а ни вся эта мишура. Он услышал тихий плач Юли и сестры Дома. По его щекам покатились горячие слезы, которые капая на шею обжигали.
Доминик стоял рядом с Мэтом, который не мог сдерживать слез. И вот, Дом почувствовал покалывания, Мэт поднял голову и увидел его..
- Пожалуйста, не плачь, ты делаешь мне больно… дождь не может идти вечно…

Мэт уехал во Францию, где Доминик жил последние несколько месяцев. Он забрал с собой Тиару, ведь эта собака была подарена именно им. Каждый день одно и тоже; снова плачет, сидя дома один у окна, снова ждет той боли, что испита до дна. Сам себе врет, не понимая , что эта ложь погубит. Единственное что он знал, что ЕГО тепло не умрет, он до сих пор еще любит. Он говорил сам с собой, как если бы Дом был рядом…
-Я тоже люблю, помню все, каждый вдох запах твоих волос, красивые глаза, а главное, я помню, как мы были одно целое.
Ховард, стоял сейчас возле него, пытаясь сказать ему, и быть услышанному как в прошлый раз, на похоронах.
- Я буду солнцем твоего дня, небом над головой, все, что бы быть с тобой, я каждый день плачу дождем, умоляю, забудь обо мне, когда прольют мои дожди. Отпусти меня, ты меня держишь, я уже не должен быть здесь, я делаю тебе больно.
Мэт вспоминал о первых осенних поцелуях, которых больше не вернуть, ночные прогулки по городу, ласки. Ему снова хотелось обнять родное тело, услышать любимый теплый голос.
Не выдержав, он падает на колени и просит прощенья у Бога, прося лишь закончить мученья, умоляет:.
- Дай мне счастья, отпусти меня, я больше так не могу, я не могу терпеть боль все оставшиеся дни. Но единственное, что он услышал - это слезы, тихий плач, после чего на улице прогремел гром и начался дождь.
Заплакав, Дом почувствовал, что это конец, он услышал голос, который звал его, которому он не мог больше противиться. Он в последний раз подошел к Мэту, который услышал его шаги и прошептал:
- Беллз, я буду твоим ангелом, прощай.
Мэт хотел что-то ответить, но услышал лишь глубокий вдох, который растворялся в воздухе.


THE END.